Дэшил Хэммет. Тонкий человек



Перевод А. Комарова
Детектив США: Сборник. Выпуск 6. М.: Издательство "Ренессанс" СП "ИВО-СиД", 1991

Дэшил Хэммет (родился в 1894 - умер в 1961 гг.) был одним из основателей (другим был Раймонд Чандлер) обожаемого миллионами читателей "крутого детектива". До того как стать писателем, он перепробовал множество профессий: в 1915 г. поступил на работу в старейшее частное детективное ведомство США агентство Пинкертона, затем начал писать и, испробовав себя в литературе, быстро освоился в жанре детектива. Однако, быстро оказавшись в зените славы, Хэммет вдруг перестал публиковаться. В середине 30-х годов он стал популярной фигурой среди голливудской кинематографической элиты, а в конце 30-х годов начал вдруг проявлять интерес к общественной жизни США, выступил в поддержку республиканской Испании, стал редактором журнала левой ориентации, в 1940 году возглавил организацию "Конгресс за гражданские права", сблизился с коммунистами (хотя окончательно так и не перешел на их позиции) и попал под надзор ФБР, сидел в тюрьме и т. д...
Роман "Тонкий человек" (в другом варианте - "Худой человек") был последним литературным произведением, опубликованным Хэмметом при жизни.

I
Когда я, облокотившись о стойку бара на Пятьдесят второй улице, ждал, пока Нора закончит рождественские покупки, девушка, сидевшая за одним из столиков в компании еще трех человек, встала и направилась ко мне. Это была невысокая блондинка, и независимо от того, начинали ли вы ее рассматривать с лица или с фигуры, облаченной в голубой костюм спортивного покроя, результаты осмотра в любом случае оказывались удовлетворительными.
- Вы - Ник Чарльз, верно? - спросила она.
- Да, - ответил я. Она протянула мне руку.
- Я - Дороти Уайнант. Меня вы, конечно, не помните, но наверняка должны помнить моего отца, Клайда Уайнанта. Вы...
- Да-да, - сказал я, - теперь я и вас припоминаю, только ведь тогда вам было всего двенадцать-тринадцать лет, верно?
- Да, это было восемь лет назад. Послушайте, вы помните те истории, что мне рассказывали? Это все была правда?
- Возможно, и нет. Как ваш отец?
- А я как раз хотела вас об этом спросить. Она рассмеялась. Видите ли, мама с ним развелась, и с тех пор мы ничего о нем не слышим, за исключением тех случаев, когда его имя опять появляется в газетах в связи с очередным изобретением. А вы никогда с ним не видитесь?
Мой стакан был пуст. Я спросил ее, что она будет пить, она ответила - виски с содовой, я заказал два виски и сказал:
- Нет, все это время я жил в Сан-Франциско.
- Я хотела бы его повидать, - медленно проговорила она. - Мама закатит страшный скандал, если узнает об этом, но мне бы хотелось его повидать.
- Так в чем же дело?
- Там, где мы жили раньше, на Риверсайд Драйв, его уже нет, так же как нет его имени в телефонном или адресном справочниках.
- Попробуйте связаться с его адвокатом, - посоветовал я.
Лицо ее просветлело.
- А кто он?
- Раньше это был парень по имени Мак... и как-то там еще... Постойте... Маколэй, да-да, Герберт Маколэй. Он жил в районе Сингер-Билдинг.
- Дайте мне монетку, - попросила девушка и направилась к телефону. Вернулась она, довольно улыбаясь.
- Я нашла его. Он живет прямо за углом, на Пятой авеню.
- Ваш отец?
- Нет, адвокат. Он говорит, что отца сейчас нет в городе. Я хочу к нему заглянуть. - Она подняла свой стакан. - За семейные встречи. Послушайте, а почему бы вам...
В этот момент на меня прыгнула Аста, толкнув в живот передними лапами. Нора, держа в руках другой конец поводка, сказала:
- Она прекрасно провела время: перевернула столик с игрушками в магазине "Лорд и Тэйлор", у "Сакса" до смерти напугала какую-то толстушку, лизнув ее ногу, и была удостоена ласки трех полицейских.
Я представил женщин друг другу и продолжил:
- Дороти, отец был одно время моим клиентом, а она тогда была всего вот такого роста. Неплохой парень, но со сдвигом.
- Я была им просто очарована, - сказала Дороти, имея в виду меня, - представляете - настоящий живой детектив! Я постоянно таскалась за ним и заставляла, рассказывать о его приключениях. Он плел невероятные небылицы, а я верила каждому его слову.
- Ты выглядишь усталой, Нора, - сказал я.
- Да, я устала. Давайте присядем.
Дороти Уайнант сказала, что ей нужно вернуться за свой столик. Она пожала руку Норе:
- Вы обязательно должны заглянуть к нам, мы живем в гостинице Кортлэнд, а маму теперь зовут миссис Йоргенсен.
- Спасибо, с удовольствием, а вы, в свою очередь, должны как-нибудь зайти к нам, мы остановились в гостинице "Нормандия" и пробудем в Нью-Йорке еще недельку-другую.
Дороти погладила собаку по голове и ушла. Мы нашли свободный столик. Нора сказала:
- Она мила.
- Наверное, если такие как она в твоем вкусе.
- А какие в твоем вкусе? - усмехнулась она.
- Только такие как ты, дорогая - долговязые брюнетки с волевым подбородком.
- А как насчет той рыжей, с которой ты вчера улизнул от Куиннов?
- Ну, это глупо, - сказал я. - Она просто хотела показать мне французские гравюры.

II
На следующий день мне позвонил Герберт Маколэй:
- Привет. Я и не знал, что ты опять в городе; мне сказала об этом Дороти Уайнант. Как насчет обеда?
- А который час?
- Половина двенадцатого. Я что, тебя разбудил?
- Да, - сказал я, - но это не страшно. Может, заглянешь ко мне, и пообедаем здесь? У меня похмелье, и что-то не особенно тянет куда-то выбираться... Отлично. Тогда, скажем, в час.
Я выпил рюмочку с Норой, собиравшейся в парикмахерскую мыть волосы, затем еще одну после душа и, когда вновь зазвонил телефон, чувствовал себя лучше.
Незнакомый женский голос спросил:
- Мистер Маколэй у вас?
- Пока нет.
- Простите за беспокойство, но не могли бы вы передать, чтобы он, как только доберется до вас позвонил в контору? Это очень важно.
Я пообещал, что передам.
Через десять минут пришел Маколэй. Он представлял собою высокого, кудрявого, розовощекого, довольно приятного мужчину примерно моего возраста (сорок один год), хотя и выглядел моложе. Считалось, что адвокат он весьма неплохой. Я несколько раз работал на него, когда Жил в Нью-Йорке, и мы всегда прекрасно ладили. Мы пожали руки, похлопали друг друга по плечу, он спросил, как мне жилось в этом мире, я ответил "отлично", спросил о том же его, он ответил "отлично", и я сказал что ему нужно позвонить в контору.
Когда он отошел от телефона, лицо его было озабоченным.
- Уайнант опять в городе, - сказал он, - и хочет, чтобы я с ним встретился.
Я обернулся, держа в руках только что наполненные стаканы.
- Ну что ж, обед может...
- Пусть лучше он сам подождет, - сказал Маколэй и взял у меня один из стаканов.
- Он все такой же ненормальный?
- Дело совсем не шуточное, - серьезно сказал Маколэй. - Ты слышал, что в двадцать девятом его почти год продержали в лечебнице?
- Нет.
Он кивнул, сел, поставил стакан на столик подле себя и слегка наклонился вперед.
- Чарльз, что затевает Мими?
- Мими? Ах да, его жена, его бывшая жена. Не знаю. А что, она непременно должна что-то затевать?
- Это вполне в ее духе, - сухо сказал он и добавил с расстановкой: - И я полагал, что ты будешь в курсе.
Мне все стало ясно. Я сказал:
- Послушай, Мак, я не занимался детективной работой шесть лет, с тысяча девятьсот двадцать седьмого года.
Он пристально смотрел на меня.
- Клянусь тебе, - заверил я его. - Через год после моей женитьбы отец жены умер и оставил ей в наследство лесопилку, узкоколейную железную дорогу и еще кое-что, вот я и ушел из агентства, чтобы за всем этим присматривать. В любом случае я не стал бы работать на Мими Уайнант или Йоргенсен, или как там ее зовут - она никогда не любила меня, а я никогда не любил ее.
- О, я и не думал, что ты... - Неопределенно помахав рукой в воздухе, Маколэй замолчал и взял свой стакан. Отпив из него, он сказал:
- Мне просто любопытно. Представь себе: три дня назад, во вторник, мне звонит Мими и пытается разыскать Уайнанта; вчера звонит Дороти, говорит, что это ты сказал ей позвонить, а затем приходит ко мне сама; к тому же я думал, что ты до сих пор занимаешься сыском, вот мне и стало любопытно - с чего бы это все вдруг?
- А они тебе не сказали?
- Само собой, сказали - им просто хотелось вспомнить старые добрые времена. Что-то здесь кроется.
- Вы, юристы, подозрительные ребята, - сказал я. - Может, им только этого и хотелось - этого, да денег. А с чего весь сыр-бор? Он что, скрывается?
Маколэй пожал плечами.
- Я знаю не больше твоего. Не видел его с октября. - Он опять отпил из стакана. - Как долго ты будешь в городе?
- Уеду после Нового года, - сказал я и направился к телефону, чтобы попросить у администрации меню.

III
В тот вечер мы с Норой пошли на премьеру "Медового месяца" в Малом театре, а потом на вечеринку к каким-то людям по имени не то Фримэн, не то Филдинг, не то как-то еще. Когда она разбудила меня на следующее утро, чувствовал я себя довольно скверно. Она дала мне газету и чашку кофе и сказала:
- Прочти вот это.
Я терпеливо прочел два-три абзаца, отложил газету и отхлебнул кофе.
- Очень забавно, конечно, - сказал я, - но в данную минуту я охотно променял бы все напечатанные интервью мэра О'Брайэна и очерк об индийском кинематографе в придачу, на глоток вис...
- Да не то, дурачок. - Она ткнула пальцем в газету: - Вот это.

СЕКРЕТАРША ИЗОБРЕТАТЕЛЯ УБИТА В СВОЕЙ КВАРТИРЕ
ОБНАРУЖЕНО ИЗРЕШЕЧЕННОЕ ПУЛЯМИ ТЕЛО ДЖУЛИИ ВУЛФ; ПОЛИЦИЯ РАЗЫСКИВАЕТ ЕЕ РАБОТОДАТЕЛЯ КЛАЙДА УАЙНАНТА

"Вчера ранним вечером изрешеченное пулями тело Джулии Вулф, тридцатидвухлетней секретарши известного изобретателя Клайда Уайнанта, было найдено в квартире покойной по адресу: Пятьдесят четвертая улица, 411. Тело обнаружила миссис Кристиан Йоргенсен, бывшая жена изобретателя, которая пришла в указанную квартиру с Целью узнать нынешний адрес разведенного с нею мужа. Миссис Йоргенсен, вернувшаяся в понедельник из Европы, где она провела последние шесть лет, сообщила полиции, что, позвонив у двери покойной, она услышала слабый стон, о чем известила мальчика-лифтера Мервина Холли, который вызвал домоуправляющего Уолтера Мини. Когда они вошли в квартиру, мисс Вулф лежала в спальне, на полу, раненая в грудь четырьмя пулями тридцать второго калибра. Не приходя в сознание, она скончалась до прибытия полиции и медицинской помощи.
Герберт Маколэй, адвокат Уайнанта, сообщил полиции, что не видел изобретателя с октября месяца. По его словам, накануне Уайнант позвонил ему по телефону и назначил встречу, на которую, однако, не явился; в то же время адвокат заявил, что не имеет никаких сведений о местонахождении своего клиента. В течение последних восьми лет, отметил Маколэй, мисс Вулф работала на изобретателя. Адвокат сказал, что не имеет информации о личной жизни и семье покойной и не в состоянии пролить свет на загадку ее убийства.
Пулевые ранения не могли быть нанесены самой жертвой, сообщил нам...".

Дальше следовало стандартное полицейское заявление для печати.
- Думаешь, ее убил он? - спросила Нора, когда я вновь отложил газету.
- Кто, Уайнант? Я бы не удивился. Он же совсем чокнутый.
- Ты знал ее?
- Да. Как насчет капельки чего-нибудь крепкого, чтобы убить меланхолию?
- Что она собой представляла?
- Довольно многое, - сказал я. - Недурна собою, весьма разумна и весьма выдержанна - а все эти качества были просто необходимы, чтобы ужиться с таким типом, как он.
- Она с ним жила?
- Да. Прошу тебя, мне бы хотелось чего-нибудь выпить. То есть, так обстояло дело, когда я знавал их.
- Почему бы тебе сначала не позавтракать? Она любила его, или речь шла только о деловых отношениях?
- Я не знаю. Еще слишком рано для завтрака.
Когда Нора, выходя, открыла дверь, в комнату вбежала собака, вскочила передними лапами на постель и уткнулась мордой мне в лицо. Я погладил ее по голове и попытался припомнить то, что Уайнант однажды сказал мне о женщинах и собаках (что-то совсем не связанное с поговоркой о женщине, спаниеле и каштановом дереве). Я никак не мог вспомнить, о чем именно шла речь, однако мне казалось, что постараться припомнить его слова было зачем-то надо.
Нора вернулась с двумя стаканами в руках и вопросом на устах:
- А как он выглядит?
- Высокий - более шести футов - и, наверное, самый худой из всех, кого я видел. Сейчас ему, должно быть, около пятидесяти; когда я его знал, он был почти совсем седой. Прическа, которую не мешало бы подровнять, криво остриженные пятнистые усы, постоянно обкусанные ногти. - Я оттолкнул собаку и потянулся за стаканом.
- Звучит прелестно. Чем вы с ним занимались?
- Парень, который на него работал, обвинил Уайнанта в том, что тот будто бы украл у него то ли какую-то идею, то ли изобретение. Его звали Розуотер. Он пытался припугнуть Уайнанта, угрожая застрелить его самого, взорвать дом, похитить детей, перерезать горло жене - и бог знает что еще - если тот не признается в содеянном. Мы так его и не поймали - наверное, спугнули, и он исчез. Как бы то ни было, угрозы прекратились, и ничего страшного не случилось.
Нора отвлеклась от виски и спросила:
- А Уайнант действительно украл это изобретение?
- Ай-яй-яй, - сказал я. - Сегодня как-никак Рождество: постарайся же думать о ближних только хорошее.

IV
В тот день я вывел Асту на прогулку, объяснил двум прохожим, что она - шнауцер, а вовсе не помесь шотландской овчарки с ирландским терьером, заглянул в бар к Джиму на пару коктейлей, встретил на улице Ларри Краули и привел его с собой в "Нормандию". Нора разливала коктейли для Куиннов, Марго Иннес, незнакомого мужчины, чье имя я не уловил, и Дороти Уайнант.
Дороти сказала, что хочет со мной поговорить, и мы перешли со своими коктейлями в спальню.
Она сразу же приступила к делу.
- Ник, вы думаете, это отец убил ее?
- Нет, - сказал я. - Почему я должен так думать?
- Ну, полиция же... Послушайте, она была его любовницей, да?
- Когда я знал их, - согласно кивнул я.
Глядя на свой стакан, она сказала:
- Он мой отец. Я никогда его не любила. Я никогда любила маму. - Она посмотрела на меня. - Я не люблю Гилберта. - Гилберт был ее братом.
- Пусть это тебя не беспокоит. Многие не любят своих родственников.
- А вы их любите?
- Моих родственников?
- Моих. - Она бросила на меня нахмуренный взгляд. - И перестаньте разговаривать со мной так, будто мне все еще двенадцать.
- Дело не в этом, - объяснил я. - Просто я пьян.
- Правда?
Я покачал головой.
- Что касается тебя, то здесь все в порядке - ты просто была испорченным ребенком. Без остальных же я бы вполне обошелся.
- Что же с нами не так? - спросила она, причем не с тем выражением, с каким выдвигают аргумент в споре, а так, будто действительно хотела это знать.
- Разные вещи. Твои...
Харрисон Куинн открыл дверь и сказал:
- Ник, пошли поиграем в пинг-понг.
- Чуть позже.
Прихвати с собой малютку. - Он плотоядно посмотрел на Дороти и вышел.
Она сказала:
- Я полагаю, вы не знаете Йоргенсена.
- Я знаю некоего Нельса Йоргенсена.
- Везет же некоторым. Нашего зовут Кристиан. Он просто милашка. Это в мамином духе - развестись с сумасшедшим и выйти замуж за жиголо. - На глаза ее навернулись слезы. Она всхлипнула и спросила:
- Что мне делать, Ник? - У нее был голос испуганного ребенка. Я обнял ее за плечи и понес какую-то бессмыслицу, звучавшую, как я надеялся, утешительно. Она плакала у меня на груди. Подле кровати зазвонил телефон. Из соседней комнаты доносились звуки передававшегося по радио модного шлягера "Вознесись и сияй". Стакан мой был пуст. Я сказал:
- Уйди от них.
Она опять всхлипнула.
- От тебя не уйдешь.
- Наверное, я не понимаю, о чем ты говоришь.
- Пожалуйста, не издевайтесь надо мной, - смиренно попросила она.
Нора, вошедшая, чтобы снять трубку телефона, вопросительно посмотрела на меня. Я скорчил ей гримасу поверх головы Дороти.
Когда Нора сказала "алло" в телефонную трубку, девушка быстро от меня отпрянула и покраснела.
- Я... Простите меня, - заикаясь, выдавила она из себя, - я не хотела...
Нора сочувственно улыбнулась ей. Я же сказал:
- Не валяй дурака.
Девушка вытащила носовой платок и принялась вытирать им глаза.
Нора говорила по телефону:
- Да... Я посмотрю, дома ли он. Простите, а кто его спрашивает? - Она зажала рукой трубку и сообщила мне: - Это человек по имени Норман. Ты хочешь с ним говорить?
Я сказал, что не знаю и взял трубку.
- Алло.
Грубоватый мужской голос произнес:
- Мистер Чарльз?.. Мистер Чарльз, насколько я понимаю, вы были раньше связаны с Транс-Американским детективным агентством.
- Кто это? - спросил я.
- Мое имя Альберт Норман, мистер Чарльз, и оно, вероятно, ни о чем вам не говорит, но я хотел бы сделать одно предложение. Уверен, что вы не...
- Какого рода предложение?
- Я не могу обсуждать его по телефону, однако, если бы вы уделили мне полчаса вашего времени, смею вас заверить, что...
- Извините, - сказал я, - но я чертовски занят и...
- Но, мистер Чарльз, дело... - В этот момент в трубке раздался громкий звук: его можно было принять и за выстрел, и за стук упавшего тяжелого предмета или же за какой-либо иной громкий резкий звук. Я несколько раз произнес "алло" и, не получив ответа, повесил трубку.
Нора уже усадила Дороти перед зеркалом и при помощи пудры и губной помады приводила ее в порядок.
- Какой-то страховой агент, - сказал я и пошел в гостиную чего-нибудь выпить.
За это время пришло еще несколько человек. Я поговорил с ними. Харрисон Куинн встал с дивана, на котором он сидел с Марго Иннес, и сказал:
- Теперь - пинг-понг.
Аста подпрыгнула и толкнула меня передними лапами в живот. Я выключил радио и налил себе коктейль. Мужчина, имя которого я не уловил, вещал:
- Вот наступит революция, и всех нас поставят к стенке в первую же очередь. - Похоже, эта мысль ему нравилась.
Куинн подошел ко мне, чтобы вновь наполнить свой стакан. Он бросил взгляд на дверь спальни.
- Где ты нашел эту маленькую блондиночку?
- Когда-то я качал ее на своем колене.
- На котором? - спросил он. - Можно я его потрогаю?
Из спальни вышли Нора и Дороти. Я увидел на радиоприемнике вечернюю газету и взял ее в руки. Заголовки гласили:

ДЖУЛИЯ ВУЛФ - БЫВШАЯ ПОДРУГА РЭКЕТИРА
АРТУР НАНХЕЙМ ОПОЗНАЕТ ТЕЛО
УАЙНАНТ ДО СИХ ПОР НЕ НАЙДЕН

Нора, стоя у меня за спиной, тихо сказала:
- Я пригласила ее поужинать с нами. Будь ласков с ребенком, - (Норе было двадцать шесть), - она ужасно расстроена.
- Как скажешь. - Я обернулся. В другом конце комнаты Дороти смеялась над тем, что рассказывал ей Куинн. - Но учти: ты суешь свой нос в чужие проблемы и потому не жди, что я поцелую то место, где тебе сделают больно.
- Хорошо, не буду. Милый мой дурачок, не надо читать это здесь. - Она отняла у меня газету и засунула ее за радиоприемник.

V
В ту ночь Нора не могла уснуть. Она читала мемуары Шаляпина, пока я не задремал, а потом разбудила меня вопросом:
- Ты спишь?
Я ответил, что сплю.
Она зажгла две сигареты - одну для меня и одну для себя.
- А у тебя не возникает желания опять время от времени заниматься детективной работой - просто так, из интереса? Ну, понимаешь, когда подвернется что-нибудь особенное, вроде, скажем, дела Линдб...
- Дорогая, я полагаю, что ее убил Уайнант, - сказал я, - и полиция поймает его без моей помощи. Как бы то ни было, для меня это не имеет никакого значения.
- Ты суешь свой нос в дела, которые...
- Я хотела тебя спросить: а его жена знала, что эта мисс Вулф была его любовницей?
- Не знаю. Она ее не любила.
- А что из себя представляет жена?
- Не знаю... Женщина как женщина.
- Симпатичная?
- Когда-то была очень.
- Старая?
- Сорок - сорок два. Ну хватит, Нора. Тебе это ни к чему. Оставь Чарльзам чарльзовы проблемы, а Уайнантам - уайнантовы.
- Наверное, мне действительно поможет, если я выпью. - Она надула губы.
Я выбрался из постели и смешал коктейль. Когда я вернулся в спальню, зазвонил телефон. Я посмотрел на, лежавшие на столе, часы. Было около пяти часов утра.
Нора говорила в трубку:
- Алло... Да, это я. - Она скосила глаза в мою сторону. Я отрицательно помотал головой: нет, не надо. - Да... Да, конечно... Разумеется. - Она положила трубку и улыбнулась мне.
- Ты очаровательна, - сказал я. - Ну, что теперь?
- Дороти поднимается к нам. По-моему, она пьяна.
- Это здорово. - Я взял свою пижаму. - А то я, испугался, было, что придется лечь спать.
Наклонившись, она искала тапочки.
- Не будь таким занудой. Можешь спать целый день. - Она нашла тапочки и, сунув в них ноги, поднялась. - Она действительно так боится свою мать, как говорит?
- Если в ней есть хоть капля здравого смысла, то да. Мими - это яд.
Нора искоса посмотрела на меня потемневшими глазами и медленно спросила:
- Что ты от меня скрываешь?
- Ах, черт! - сказал я. - А я надеялся, что ты никогда не узнаешь. На самом деле Дороти - моя дочь. Понимаешь, я просто не знал, что делаю, Нора. Была весна в Венеции, я был так молод, и луна сияла над...
- Остряк. Ты есть хочешь?
- Как ты. Что тебе заказать?
- Сэндвич с рубленой говядиной, побольше луку и кофе.
Пока я звонил в, работавшую круглосуточно закусочную, пришла Дороти. Когда я вернулся в гостиную, она с трудом встала и сказала:
- Мне страшно неудобно, Ник, что я продолжаю беспокоить вас с Норой, но я не могу сегодня пойти домой в таком виде. Не могу. Я боюсь. Не знаю, что будет, если я пойду. Пожалуйста, не прогоняйте меня. - Она была очень пьяна. Аста обнюхивала ее лодыжки.
Я сказал:
- Тс-с-с. Никто тебя не прогоняет. Сядь. Через несколько минут принесут кофе. Где ты так нагрузилась?
Она села и тупо покачала головой.
- Не знаю. Где только я не была после того, как ушла от вас. Вот только дома не была, потому что не могу идти домой в таком виде. Посмотрите, что у меня есть. - Она опять встала и достала из кармана пальто обшарпанный пистолет. - Посмотрите-ка. - Она размахивала нацеленным прямо на меня пистолетом, а Аста радостно виляла хвостом и прыгала, пытаясь до него дотянуться.
Нора с шумом втянула в себя воздух. По спине у меня бегали мурашки. Я оттолкнул собаку и отнял у Дороти пистолет.
- Что это за кривляние? Сядь. - Я положил пистолет в карман халата и пихнул Дороти в кресло.
- Не сердитесь на меня, Ник, - заныла она. - Оставьте его у себя. Я не хочу причинять вам беспокойства.
- Где ты его взяла? - спросил я.
- В баре на Десятой авеню. Я отдала за него незнакомому мужчине свой браслет - тот, что с бриллиантами и изумрудами.
- А потом отыграла его в рулетку, - сказал я. - Он до сих пор на тебе.
Она уставилась на браслет.
- А я думала, что и правда его обменяла.
Я посмотрел на Нору и покачал головой. Нора сказала:
- О, Ник, перестань к ней придираться. Она...
- Он ко мне не придирается, Нора, совсем нет, - быстро проговорила Дороти. - Он... Он - единственный человек в мире, к кому я могу обратиться за помощью.
Я вспомнил, что Нора так и не прикоснулась к своему стакану виски с содовой, поэтому пошел на кухню и выпил его. Когда я вернулся, моя жена сидела на подлокотнике кресла Дороти и обнимала ее одной рукой. Дороти хлюпала носом; Нора говорила:
- Но Ник вовсе не сердится, милая. Ты ему нравишься. - Она посмотрела на меня. - Ты ведь не сердишься, правда, Ники?
- Нет, я просто обиделся. - Я сел на диван. - Где ты взяла пистолет, Дороти?
- У незнакомого мужчины, я же вам говорила.
- У какого мужчины?
- Я же сказала: у мужчины в баре.
- И взамен ты отдала ему свой браслет.
- Я думала, что отдала, но... посмотрите - он все еще у меня.
- Я это заметил.
Нора успокаивающе похлопала девушку по плечу.
- Конечно же, браслет до сих пор у тебя.
- Когда мальчик из закусочной принесет кофе, сказал я, - я подкуплю его, чтобы он никуда не уходил. Не собираюсь оставаться один с парочкой сумасш...
Нора грозно посмотрела на меня и сказала девушке:
- Не обращай на него внимания. Он сегодня всю ночь такой противный.
Девушка сказала:
- Он думает, что я глупая, пьяная дурочка. Нора опять похлопала ее по плечу.
- Но зачем тебе пистолет? - спросил я.
Дороти выпрямилась в кресле и посмотрела на меня расширенными пьяными глазами.
- Для него, - возбужденно прошептала она, - если он ко мне полезет. Я испугалась, потому что была пьяна. С этого все началось. А потом я испугалась и его тоже, и поэтому приехала сюда.
- Ты имеешь в виду своего отца? - спросила Нора, стараясь скрыть, прозвучавшее в ее голосе, возбуждение.
Девушка покачала головой.
- Мой отец - Клайд Уайнант. А я имею в виду отчима. - Она уронила голову Норе на грудь.
Нора произнесла "О-о!" таким тоном, будто абсолютно все поняла, затем сказала: - Бедная девочка, - и многозначительно посмотрела на меня.
- Давайте все выпьем, - сказал я.
- Я не буду. - Нора вновь нахмурилась. - И Дороти, думаю, тоже не хочет.
- Хочет. Это поможет ей уснуть. - Я налил ей умопомрачительную дозу виски и проследил, чтобы она все выпила. Это сработало замечательно: когда принесли наши сэндвичи и кофе, она крепко спала.
- Теперь ты доволен? - спросила Нора.
- Теперь я доволен. Уложим ее, прежде чем поесть.
Я отнес девушку в спальню и помог Норе раздеть ее.
У Дороти было прекрасное тело.
Мы вернулись к нашей еде. Я вытащил из кармана пистолет и осмотрел его. Видно было, что с ним обращались не очень бережно. В пистолете было два патрона - один в стволе и один в обойме.
- Что ты хочешь с ним делать? - спросила Нора.
- Ничего - до тех пор, пока не выясню, не из него ли была убита Джулия Вулф. Он тоже тридцать второго калибра.
- Но она сказала...
- Что купила его в баре... у незнакомого мужчины... за браслет. Я слышал.
Нора забыла про сэндвич и подалась вперед. Глаза ее, теперь почти черные, сияли.
- Ты полагаешь, что она взяла его у отчима?
- Да, я так полагаю, - сказал я, но получилось это у меня слишком честно.
Нора сказала:
- Ты просто несносный грек. Но, может, она и правда взяла его у отчима: тебе-то откуда знать? К тому же, ты ведь не веришь в историю, которую она тут рассказала.
- Послушай, дорогая, завтра я куплю тебе целую кипу детективных историй, только не надо ломать свою милую головку над всякими тайнами сегодня. Она просто-напросто хотела сказать, что Йоргенсен ждал ее возвращения домой, чтобы попытаться соблазнить ее, а еще она боялась, что, будучи такой пьяной, сама не устоит и сдастся!
- Но ее мать!
- Эта семейка - не чета другим. Ты можешь...
Дороти Уайнант, моргая от яркого света, нетвердо стоя в дверях и одетая в слишком длинный для нее халат, сказала:
- Пожалуйста, можно я немного побуду с вами? Мне там одной страшно.
- Конечно.
Она подошла и калачиком свернулась рядом со мной на диване, а Нора пошла искать, чем ее укрыть.

VI
На следующий день мы все трое сидели за завтраком, когда приехали Йоргенсены. На их телефонный звонок ответила Нора; положив трубку, она постаралась сделать вид, что нисколько не заинтригована.
- Это твоя мать, - сказала она Дороти. - Она внизу. Я сказала, чтобы она поднималась.
- Черт возьми. Лучше бы я ей не звонила, - сказала Дороти.
- В общем-то, мы вполне можем пожить и в прихожей, - сказал я.
- Он шутит, - сказала Нора и похлопала Дороти по плечу.
В дверь позвонили. Открывать пошел я.
Прошедшие восемь лет никак не отразились на внешности Мими. Она стала лишь чуть более зрелой и эффектной. Мать выглядела более яркой блондинкой, нежели дочь, и была крупнее Дороти. Она засмеялась и протянула мне руку.
- Счастливого Рождества. Ужасно приятно после стольких лет вновь тебя увидеть. Это мой муж. Мистер Чарльз - Крис.
- Рад видеть тебя, Мими, - сказал я и пожал руку Йоргенсену. На вид он был лет на пять моложе жены: высокий, прямой, худой, с тщательностью одетый загорелый мужчина; прямые волосы его были прилизаны, а усы напомажены.
Он поклонился всем телом.
- Рад познакомиться, мистер Чарльз. - У него был тяжелый тевтонский акцент; рука была гладкой и мускулистой.
Мы вошли в номер. Когда с представлениями было покончено, Мими извинилась перед Норой за неожиданный визит.
- Но мне так хотелось опять повидать вашего мужа! К тому же, единственный известный мне способ вовремя попасть куда-нибудь с этой гадкой девчонкой - это притащить ее туда самой. - Она одарила своей улыбкой и Дороти. - Пора одеваться, милая.
Милая, с набитым тостами ртом, пробурчала, что ей совершенно непонятно, почему она должна терять целый День у тетушки Элис, даже если этот день - Рождество.
- Готова поспорить, что Гилберт не едет.
Мими сказала, что Аста - прелестный песик, и спросила, есть ли у меня хоть какие-либо идеи насчет того, где может находиться ее бывший муж.
- Нет.
Она продолжала играть с собакой.
- С его стороны было безумием, полным безумием исчезнуть в такой момент. Неудивительно, что полиция сначала подумала, будто он замешан в этом деле.
- А что полиция думает сейчас? - спросил я.
Она посмотрела на меня.
- Ты не читал газет?
- Нет.
- Это человек по имени Морелли, гангстер. Он убил ее. Он был ее любовником.
- Они его поймали?
- Пока нет, но это он убил. Мне так нужно видеть Клайда, а Маколэй совсем не хочет помочь. Он говорит, что не знает, где Клайд, но это же смешно! Ведь мой бывший муж наделил его всякими там адвокатскими полномочиями, и я отлично знаю, что он поддерживает связь с Клайдом. Как ты думаешь, Маколэю можно доверять?
- Он - адвокат Уайнанта, и я не вижу причин к тому, чтобы ты, вдруг, стала ему доверять, - сказал я.
- Я так и думала. - Она слегка подвинулась на диване. - Присядь. Мне нужно задать тебе массу вопросов.
- Может, сначала что-нибудь выпьем?
- Что угодно, только не яичный ликер. У меня от него печень побаливает.
Когда я вернулся из кладовой, Нора и Йоргенсен проверяли друг на друге свои познания во французском, Дороти по-прежнему делала вид, что ест, а Мими опять играла с собакой. Я раздал напитки и сел рядом с Мими.
- У тебя очаровательная жена, - сказала она.
- Мне она тоже нравится.
- Скажи мне прямо, Ник: ты думаешь, Клайд действительно сумасшедший? Я имею в виду, сумасшедший настолько, что следует в этой связи что-нибудь предпринять?
- Откуда мне знать?
- Я так волнуюсь за детей! - сказала она. - У меня-то на него больше нет никаких прав - он позаботился об этом, когда мы разводились, - но у детей есть. У нас сейчас ни гроша в кармане, и я за них волнуюсь. Если он сумасшедший, то вполне может плюнуть на все и оставить их без единого цента. Как ты думаешь, что я должна делать?
- Подумываешь о том, чтобы упрятать его в психушку?
- Не-ет, - протянула она, - но я хотела бы поговорить с ним. - Она положила ладонь мне на руку. - Ты можешь найти его.
Я покачал головой.
- Ты ведь поможешь мне, Ник? Когда-то мы были друзьями. - Ее большие голубые глаза мягко и призывно светились.
Дороти подозрительно наблюдала за нами из-за стола.
- Ради бога, Мими, - сказал я, - в Нью-Йорке тысячи и тысячи детективов. Найми одного из них. Я этим больше не занимаюсь.
- Я знаю, однако... Дорри вчера вечером была сильно пьяна?
- Может, я и сам был пьян. Мне показалось, что с ней все в порядке.
- Ты не находишь, что она - весьма симпатичная девушка?
- Я всегда так и думал.
Мими на минуту задумалась над моим ответом, а затем сказал а:
- Она ведь совсем еще ребенок, Ник.
- А это тут при чем?
Она улыбнулась.
- Дорри, может, начнем одеваться?
Дороти мрачно повторила, что не понимает, почему она должна терять целый день у тетушки Элис. Йоргенсен повернулся к своей жене:
- Миссис Чарльз настолько добра, что предлагает нам...
- Да, - сказала Нора, - почему бы вам не остаться на некоторое время у нас? Скоро придут разные гости. Конечно, будет не так уж весело, но...
- Принеси тетушке извинения по телефону, - предложил Йоргенсен.
- Я позвоню, - сказала Дороти.
Мими кивнула.
- Будь с ней поласковей.
Дороти пошла в спальню. Казалось, будто все сильно повеселели. Нора поймала мой взгляд и радостно мне подмигнула; пришлось сделать вид, что я страшно доволен так как Мими в тот момент смотрела на меня.
- На самом деле, ты ведь не хотел, чтобы мы остались, верно, Ник? - спросила Мими.
- Конечно, хотел.
- Скорее всего, ты врешь. Тебе же вроде нравилась бедняжка Джулия?
- "Бедняжка Джулия" в твоих устах звучит просто потрясающе. Да, она мне нравилась.
Мими вновь положила ладонь мне на руку.
- Она поломала мою жизнь с Клайдом. Естественно, я ненавидела ее - тогда, - но это было так давно. В пятницу, когда я пошла к ней, я не держала против нее зла. К тому же, Ник, я видела, как она умирала. Она не заслуживала смерти. Это было ужасно. Неважно, какие чувства я испытывала раньше: сейчас кроме жалости ничего не осталось. Я сказала "бедняжка Джулия" от чистого сердца.
- Мне непонятно, что ты затеваешь. Мне вообще непонятно, что вы все затеваете.
- "Мы все", - повторила она. - А что, Дороти пыталась...
Из спальни вышла Дороти.
- Я все уладила. - Она чмокнула мать в губы и уселась рядом с ней.
Мими, смотря в зеркальце, чтобы выяснить не размазалась ли у нее на губах помада, спросила:
- Она сильно бурчала по этому поводу?
- Нет, я все уладила. А что нужно сделать, чтобы заполучить чего-нибудь выпить?
- Нужно подойти вон к тому столику, где стоят бутылки и лед, и налить себе чего-нибудь, - сказал я.
- Ты слишком много пьешь, - ответила Мими.
- Но ведь не так же много, как Ник. - Дороти направилась к столику.
Мими покачала головой.
- Ох, уж эти дети! Так значит, ты очень хорошо относился к Джулии Вулф, верно?
- Вам налить, Ник? - спросила Дороти.
- Спасибо, - сказал я и добавил, обращаясь к Мими: - Я относился к ней достаточно неплохо.
- Ты чертовски скользкий человек, - пожаловалась она. - Скажи, например, тебе она нравилась так же, как и я?
- Ты имеешь в виду те два-три раза, когда мы скоротали по паре часов в обществе друг друга?
Смех ее звучал неподдельно.
- Вот это достойный ответ!
Она повернулась к Дороти, направлявшейся к нам со стаканами.
- Надо будет купить тебе голубой халат именно такого оттенка. Он очень тебе идет.
Я взял у Дороти один из стаканов и сказал, что мне пора одеваться.

VII
Когда я вышел из ванной, Нора и Дороти находились в спальне; Нора расчесывала волосы, а Дороти сидела на краю кровати, держа в руках чулок.
Изображение Норы в настольном зеркале послало мне воздушный поцелуй. Она выглядела очень счастливой.
- Вы любите Ника, да, Нора? - спросила Дороти.
- Он - старый глупый грек, но я к нему привыкла.
- Но Чарльз - не греческое имя.
- Настоящее имя - Чараламбидес, - объяснил я. - Когда мой старик перебрался сюда, придурок, оформлявший документы на Эллис Айлэнд, сказал, что Чараламбидес - это слишком длинно - запутаешься, пока напишешь, - и сократил имя до "Чарльз". Старику было безразлично: пусть зовут как угодно, хоть "Икс", вот они его и впустили.
Дороти пристально посмотрела на меня.
- Я никак не могу понять, когда вы говорите правду, а когда врете. - Она начала было натягивать на ногу чулок, затем остановилась. - А что нужно от вас маме?
- Ничего. Она пыталась вытянуть из меня информацию. Ей хотелось знать, что ты говорила и делала вчера вечером.
- Я так и думала. И что же вы ей сказали?
- Что мог я ей сказать? Ты ничего особенного не говорила и не делала.
Наморщив лоб, она задумалась над моим ответом, но когда заговорила снова, то уже на другую тему.
- Я и не знала, что между вами и мамой что-то было. Конечно, тогда я была совсем еще ребенком, и не поняла бы, в чем дело, если бы и заметила что-либо, однако я даже не знала, что вы называете друг друга по имени.
Нора, смеясь, отвернулась от зеркала.
- Вот теперь что-то начинает проясняться. - Она махнула Дороти расческой. - Продолжай, дорогая.
Дороти простодушно сказала:
- Ну, я ведь не знала.
Я вытаскивал из рубашки булавки, которыми ее скололи в прачечной.
- А что ты знаешь теперь? - спросил я.
- Ничего, - медленно сказала она, и лицо ее начало краснеть, - но я догадываюсь. - Она уткнулась глазами в свой чулок.
- Догадываешься, - проворчал я. - Ты, конечно, дрянная девчонка, но не надо так смущаться. Если в голову тебе приходят только гадкие мысли, тут уж ничего не поделаешь.
Она подняла голову и рассмеялась, однако, задавая следующий вопрос, вновь посерьезнела.
- Как вы думаете, я буду очень похожа на маму?
- Я бы не удивился.
- Вы действительно так думаете?
- Ты хочешь, чтобы я сказал "нет"? Нет.
- И вот с этим я вынуждена жить, - радостно сказала Нора. - И ничего с ним не сделаешь.
Я первым закончил одеваться и вышел в гостиную. Мими сидела у Йоргенсена на коленях. Она встала и спросила:
- Что тебе подарили на Рождество?
- Нора подарила мне часы. - Я показал их Мими.
Она сказала, что они прелестны, и была права.
- А что ты ей подарил?
- Ожерелье.
Йоргенсен спросил: "Можно?" и, поднявшись, налил себе выпить.
В дверь позвонили. Я впустил Куиннов и Марго Иннес и представил их Йоргенсенам. Наконец, закончив свой туалет, Нора и Дороти вышли из спальни, и Куинн сразу же привязался к Дороти. Пришел Ларри Краули с девушкой по имени Дэнис, а несколько минут спустя явилась чета Эджес. Я выиграл у Марго в кости тридцать два доллара. Девушке по имени Дэнис пришлось удалиться в спальню и на некоторое время прилечь. Чуть позже шести Элис Куинн, с помощью Марго Иннес, удалось оторвать мужа от Дороти, и она увела его куда-то, где их уже ждали. Ушли супруги Эджес. Надев сначала свое пальто, Мими одела мужа и дочь.
- Конечно, я сообщаю об этом слишком поздно, но, может, вы нашли бы время завтра вечером приехать к нам на ужин?
- Конечно, - сказала Нора.
Мы пожали друг другу руки, каждый сказал что-то вежливое, и они ушли.
Нора закрыла за ними дверь и прислонилась к ней спиной.
- Бог ты мой, как он симпатичен, - сказала она.

VIII
До того момента я вполне отчетливо представлял себе, что делаю и какое место занимаю во всей этой Вулфово-Уайнантово-Йоргенсеновой истории (ответами на возникающие вопросы были, соответственно, "ничего" и "никакое"), однако, когда часа в четыре на следующее утро по дороге домой мы заехали в ресторан на чашку кофе, Нора развернула газету и в колонке сплетен наткнулась на такую строчку: "Ник Чарльз, бывший "ас" из Транс-Американского детективного агентства, прибыл с Побережья, чтобы раскрыть тайну убийства Джулии Вулф"; а когда часов шесть спустя я открыл глаза и уселся в постели, то увидел, что Нора трясет меня за плечо, а в дверях спальни стоит незнакомый мужчина с пистолетом в руке.
Незваный гость был плотным, смуглым, моложавым, с широкими скулами и узко посаженными глазами. На нем были черная шляпа-котелок, прекрасно сидевшее черное пальто, темный костюм и черные ботинки; складывалось впечатление, что все это он купил в магазине не более пятнадцати минут назад. Ни на что не нацеленный черный пистолет тридцать восьмого калибра удобно лежал в его руке.
- Он вынудил меня впустить его, Ник, - оправдывалась Нора. - Он говорит, что должен...
- Мне нужно поговорить с вами, - сказал мужчина с пистолетом. - Больше мне ничего не надо, но это я должен сделать обязательно. - У него был низкий хриплый голос.
К тому времени я уже окончательно проморгался и проснулся. Я посмотрел на Нору. Она была возбуждена, но явно не испугана: с тем же выражением лица она могла бы наблюдать, как всего лишь на полголовы опережая остальных приходит к финишу лошадь, на которую она сделала ставку.
- Хорошо, говорите, - сказал я - но, может, сначала уберете пистолет?
Его нижняя губа растянулась в улыбке.
- Не надо мне демонстрировать, что вы - кремень. Мне о вас рассказывали. - Он убрал пистолет в карман пальто. - Я - Шеп Морелли.
- Никогда о вас не слышал.
Он шагнул в комнату и покачал головой из стороны в сторону.
- Я не убивал Джулию Вулф.
- Может, и не убивали, но принесли эту новость вы не туда, куда следует. Я не имею к этому делу никакого отношения.
- Я не видел ее уже три месяца, - сказал он. - Мы завязали друг с другом.
- Скажите об этом полиции.
- К чему бы мне ее убивать? Она всегда была передо мной чиста, как стеклышко.
- Все это очень здорово, - сказал я, - только вы ошиблись номером телефона.
- Послушайте, - он сделал еще один шаг по направлению к кровати. - Стадси Берк говорит, что когда-то вы были "о'кей". Именно поэтому я здесь. А полиция...
- Как поживает Стадси? - спросил я. - Мы не виделись с тех пор, как он загремел за решетку то ли в двадцать третьем, то ли в двадцать четвертом.
- У него все в порядке. Он хотел бы вас повидать. Теперь он владеет заведеньицем на Сорок девятой восточной улице - "Питирон Клаб" называется. И все же скажите, чего это закон ко мне привязался? Они думают, что я убил ее? Или просто хотят повесить на меня что-нибудь другое?
Я покачал головой.
- Я бы сказал вам, если бы сам знал. Не верьте газетам, они вас дурачат: я в стороне от этой истории. Спросите полицию.
- Хитро придумано. - Его нижняя губа опять растянулась в улыбке. - Хитрее я бы и сам за всю жизнь не придумал. Особенно если учесть, что капитан полиции, после небольшого спора, который у нас с ним вышел уже три недели валяется в больнице. Ребята очень обрадуются, если я загляну к ним и начну задавать вопросы. Их дубинки, наверное, просто дрожат от нетерпения. - Он протянул руку вперед, ладонью вверх. - Я пришел к тебе без всяких задних. Стадси говорит, что ты - без всяких задних. Так и будь без всяких задних!
- Я и стараюсь быть "без всяких задних", - заверил я его. - Если бы хоть что-нибудь знал, то...
Во входную дверь три раза резко пробарабанили костяшками пальцев. Прежде, чем стук затих, пистолет был уже в руке Морелли. Казалось, будто его взгляд заметался во всех направлениях сразу. Исходившим из самой груди голосом, в котором появились металлические нотки, он прорычал:
- Что такое?
- Не знаю. - Я приподнялся в постели чуть повыше и кивнул на пистолет в его руке. - С этой штукой чего тебе бояться? - Пистолет был нацелен точно мне в грудь. В ушах у меня застучала кровь, а губы неожиданно словно вспухли. - Пожарной лестницы нет, - сказал я и протянул руку к, сидевшей на дальнем конце кровати Норе.
По двери вновь застучали чьи-то пальцы, и кто-то крикнул зычным голосом:
- Открывайте! Полиция!
Нижняя губа Морелли наползла на верхнюю, целиком поглотив ее, а белки его глаз, казалось, стали проступать сквозь радужную оболочку.
- Ах ты, крыса, - медленно проговорил он, будто ему было жаль меня, затем слегка передвинул ноги так, чтобы обе подошвы плотно прилегали к полу.
Во входной двери загремел ключ.
Я ударил Нору левой рукой, отбросив ее в дальний угол комнаты. Мне показалось, что подушка, которую я правой рукой швырнул в пистолет Морелли, совсем не имеет веса: она медленно, словно лист папиросной бумаги, плыла в воздухе. Ни до, ни после того момента мне не доводилось слышать более громкого звука, чем выстрел из пистолета Морелли. Растянувшись на полу, я почувствовал толчок в левую сторону груди. Я поймал лодыжку Морелли и, не разжимая пальцев, резко повернулся всем телом, увлекая его за собой; он колотил меня по спине пистолетом, пока я не высвободил одну руку и, в свою очередь, не принялся наносить ему удары, целясь, по возможности, ниже пояса.
В комнату вбежали люди и растащили нас в стороны.
Через пять минут нам удалось привести в себя Нору.
Она села, держась за щеку, и стала оглядываться по сторонам, пока не увидела, стоящего в наручниках между двумя полицейскими Морелли. Лицо гангстера представляло собой страшное месиво: полицейские не отказали себе в удовольствии хорошенько над ним поработать. Нора сверкнула на меня глазами:
- Идиот, - сказала она, - совсем не обязательно было вышибать из меня сознание. Я знала, что ты скрутишь его, но мне хотелось посмотреть, как ты это сделаешь.
Один из полицейских рассмеялся.
- Вот это да! - восхищенно сказал он. - Не женщина, а кремень!
Нора улыбнулась ему и поднялась на ноги. Посмотрев на меня, она перестала улыбаться.
- Ник, с тобой...
Я сказал, что, по моему мнению, ничего страшного не случилось, и расстегнул то, что осталось от моей пижамы. Пуля, выпущенная из пистолета Морелли, оставила на левой стороне моей груди борозду шириной дюйма в четыре. Из раны обильно струилась кровь, но сама рана была не очень глубокой.
Морелли сказал:
- Не повезло. На пару бы дюймов повыше - и все было бы совсем иначе, и при том гораздо лучше.
Полицейский, который восхищался Норой - это был крупный мужчина лет сорока восьми - пятидесяти, с волосами песочного цвета, одетый в серый, неважно сидящий на нем костюм, - наотмашь ударил Морелли по лицу.
Кейзер, управляющий гостиницы "Нормандия", сказал, что вызовет доктора и направился к телефону. Нора бросилась в ванную за салфетками.
Я наложил на рану салфетку и прилег на кровать.
- Со мной все в порядке. Давайте не будем суетиться до прихода врача. С чего это вы, ребята, решили к нам заглянуть?
Полицейский, ударивший Морелли, сказал:
- До нас дошли слухи, будто ваш номер стал чем-то вроде места встреч между членами семьи Уайнанта, его адвокатом и всеми остальными, вот мы и решили приглядеть за ним на случай, если вдруг здесь кто-нибудь появится, ну, а сегодня утром, когда Мак - то бишь, наш сыщик, который за этим местечком в тот момент вроде как приглядывал, - увидел, что сюда впорхнула вот эта пташка. Он нам позвонил, мы взяли с собой мистера Кейзера и пришли сюда - к счастью для вас.
- Точно, к счастью для меня - а то ведь, не дай бог, меня могли и не ранить.
Он подозрительно посмотрел мне в лицо. Глаза его были бледно-серыми и слезились.
- Эта пташка - ваш приятель?
- Впервые его вижу.
- Чего он от вас хотел?
- Хотел сказать мне, что не убивал Джулию Вулф.
- А вам до этого что за дело?
- Да нет у меня до этого никакого дела.
- А почему он думал, что вам есть до этого дело?
- Спросите его. Я не знаю.
- Я спросил вас.
- А я ответил.
- Тогда я задам вам еще один вопрос: вы собираетесь подавать заявление в том, что он в вас стрелял?
- Это еще один вопрос, на который я сейчас не могу ответить. Возможно, это был несчастный случай.
- О'кей, нам некуда спешить. Мне кажется, что придется задать вам гораздо больше вопросов, чем мы предполагали. - Он повернулся к одному из своих товарищей (всего их было четверо). - Надо обыскать эту конуру.
- Только после предъявления ордера, - сказал я ему.
- Это вы так думаете. Давай, Энди. - Они начали обыскивать номер.
Пришел доктор - страдающий от насморка бесцветный маленький человечек, - поцокал языком, уткнулся носом в мою рану, остановил кровотечение, наложил повязку и сказал, что если я полежу в постели пару дней, то все будет в порядке. Доктору никто не дал никаких объяснений. К Морелли полиция его не подпустила. Когда он уходил, лицо его было еще более бесцветным и озадаченным.
Большой полицейский с волосами песочного цвета вернулся в гостиную, держа одну руку за спиной. Он подождал, пока уйдет доктор, а затем спросил:
- У вас есть разрешение на хранение оружия?
- Нет.
- Тогда что вы делаете вот с этим? - Из-за спины он вытащил пистолет, который я отнял у Дороти Уайнант.
Я ничего не мог ему ответить.
- Вы слышали о законе Салливана? - спросил он.
- Да.
- Тогда вы знаете, в каком положении находитесь. Это ваш пистолет?
- Нет.
- Чей же?
- Я постараюсь вспомнить.
Он убрал пистолет в карман и сел на стул рядом с кроватью.
- Послушайте, мистер Чарльз. Наверное, мы оба неправильно себя ведем. Я не хочу быть грубым с вами и не думаю, что вам хочется грубить мне. Эта рана в груди вряд ли улучшает ваше самочувствие, поэтому я не буду вас больше беспокоить, пока вы немного не отдохнете. Тогда, вероятно, мы сможем потолковать нормально.
- Спасибо, - сказал я, и был действительно ему благодарен. - Давайте что-нибудь выпьем.
- Конечно, - сказала Нора и поднялась с края кровати.
Большой полицейский с волосами песочного цвета проводил ее взглядом, когда она выходила из комнаты. Он торжественно покачал головой; голос его также звучал торжественно:
- Видит бог, сэр, вы - счастливый человек. - Неожиданно он протянул руку. - Меня зовут Гилд, Джон Гилд.
- Мое имя вы знаете. - Мы пожали друг другу руки.
Нора вернулась с сифоном, бутылкой виски и стаканами на подносе. Она попыталась угостить и Морелли, однако Гилд остановил ее.
- Это очень любезно с вашей стороны, мисс Чарльз, но арестованным запрещается давать алкогольные напитки или наркотики, если только они не рекомендованы врачом. - Он посмотрел на меня. - Разве не так?
Я сказал, что так. Остальные выпили.
Наконец, Гилд поставил пустой стакан и поднялся.
- Мне придется забрать пистолет с собой, но вы об этом не беспокойтесь. У нас будет масса времени, чтобы поговорить, когда вы поправитесь. - Он взял Нору за руку и неуклюже поклонился. - Надеюсь, вас не обидело то, что я недавно сказал: я имел в виду...
Нора умеет очень мило улыбаться. Она одарила полицейского самой милой из своих улыбок.
- Обидело? Мне это польстило!
Она проводила полицейских и их пленника до двери. Кейзер ушел уже несколько минут назад.
- Он очень мил, - сказала она, вернувшись из прихожей. - Сильно болит?
- Нет.
- Это я во всем виновата, да?
- Чушь. Как насчет того, чтобы выпить еще капельку виски?
Она налила мне еще.
- Я бы на твоем месте сегодня много не пила.
- Я не буду, - пообещал я. - Пожалуй, я не отказался бы от рыбы на завтрак. И поскольку с заботами, похоже, на некоторое время покончено, ты могла бы попросить привести снизу нашего нерадивого сторожевого пса. А также сказать телефонистке, чтобы ни с кем не соединяла: возможно, будут звонить газетчики.
- Что ты собираешься сказать полиции по поводу пистолета Дороти? Ведь тебе придется им что-то сказать, верно?
- Пока не знаю.
- Скажи мне правду, Ник: я очень глупо себя вела?
- В самый раз, - я покачал головой.
- Ах, ты гадкий грек, - рассмеявшись, сказала она и направилась к телефону.

IX
Нора говорила:
- Ты просто выпендриваешься, вот и все. И ради чего? Я и так знаю, что пули от тебя отскакивают, совсем не нужно мне это доказывать.
- Мне вовсе не повредит, если я встану.
- Тебе также не повредит, если ты полежишь в постели хотя бы один день. Доктор сказал...
- Если бы он что-нибудь понимал в медицине, то вылечил бы сначала свой насморк. - Я сел и спустил ноги на пол. Аста пощекотала их языком.
Нора принесла мои тапки и халат.
- Ну, хорошо, герой, вставай и истекай кровью на ковре.
Я осторожно встал на ноги; если бы я не делал резких движений левой рукой и держался подальше от передних лап Асты, похоже, все было бы в порядке.
- Ты сама посуди, - сказал я. - Мне не хотелось, связываться с этими людьми - до сих пор не хочется - и много ли пользы это нам принесло? В общем, я не могу так просто плюнуть на все, что произошло. Мне нужно разобраться.
- Давай уедем отсюда, - предложила она. - Поедем на Бермуды или в Гавану на недельку-другую, или же вернемся на Побережье.
- Мне все равно пришлось бы рассказать полиции какую-нибудь историю про то, откуда у меня пистолет. А вдруг окажется, что это именно тот пистолет, из которого ее убили? Если они еще не знают, то скоро узнают.
- Ты правда думаешь, что это тот пистолет?
- Я просто гадаю, дорогая. Сегодня мы пойдем к ним на ужин и...
- Никуда мы не пойдем. Ты что, совсем спятил? Если тебе нужно кого-нибудь увидеть, пусть он сам сюда приходит.
- Это не одно и то же. - Я обнял ее. - Не волнуйся из-за этой царапины, со мной все в порядке.
- Ты выпендриваешься, - сказала она, - тебе хочется показать людям, что ты - герой, которого не остановят никакие пули.
- Не будь врединой.
- Я буду врединой. Не допущу, чтобы ты... Я закрыл ей рот ладонью.
- Мне нужно взглянуть на Йоргенсенов, когда они вместе и у себя дома, мне нужно повидать Маколэя, а еще мне нужно поговорить со Стадси Берком. В последнее время мне слишком часто наступали на мозоль. Я должен кое в чем разобраться.
- В тебе столько дурацкого ослиного упрямства, - пожаловалась она. - Ну что ж, сейчас еще только пять часов. Полежи, пока не придет пора одеваться.
Я удобно устроился в гостиной на диване. По нашей просьбе снизу принесли газеты. Морелли, похоже, стрелял в меня (дважды согласно одной из газет и трижды согласно другой), когда я попытался арестовать его за убийство Джулии Вулф, и состояние мое было настолько критическим, что о посетителях или о переезде в больницу не могло быть и речи. В газетах напечатали фотографии Морелли и одну мою, тринадцатилетней давности, где я был снят в прелестной забавной шляпе в те дни, когда, как мне припоминалось, работал над делом о взрыве на Уолл-Стрит. Остальные статьи об убийстве Джулии Вулф были, по большей части, довольно неопределенными. Мы как раз читали их, когда пришла наша постоянная юная посетительница Дороти Уайнант.
Я услышал ее болтовню еще у двери, когда Нора ей открыла:
- Они ни за что не хотели сообщать вам о моем приходе, поэтому я прошмыгнула тайком. Пожалуйста, только не прогоняйте меня. Я буду помогать ухаживать за Ником. Я буду делать все, что угодно. Пожалуйста, Нора.
Норе, наконец, удалось вставить слово:
- Проходи в комнату.
Дороти вошла и выпучила на меня глаза.
- Н-но в газетах писали, что вы...
- Неужели я похож на умирающего? Что с тобой случилось? - ее распухшая нижняя губа была рассечена, на одной скуле был синяк, на другой щеке - две царапины от ногтей, а глаза покраснели и опухли.
- Меня мама побила, - сказала она. - Посмотрите. - Она бросила пальто на пол, оторвала от платья пуговицу, вытащила из рукава одну руку и, чуть приспустив платье, показал мне спину. На руке у нее темнели синяки, а всю спину крест-накрест пересекали длинные красные рубцы от ремня. Она заплакала.
- Вот видите? Нора обняла ее.
- Бедняжка.
- За что она тебя побила? - спросил я.
Она отвернулась от Норы и опустилась на колени возле моего дивана. Подошла Аста и принялась ее обнюхивать.
- Она подумала, что я приходила... приходила к вам разузнать насчет отца и Джулии Вулф. - Речь ее прерывалась рыданиями. - Она сама за этим сюда и приходила... чтобы узнать... и решила, с ваших слов, что я пришла по другому поводу. Вы... вы внушили ей - так же, как и мне, - будто вам нет дела до случившегося, и все было в порядке, пока мама не увидела сегодняшние газеты. Тогда она поняла, что вы лгали, будто не имеете с этим делом ничего общего, и начала меня бить, чтобы я призналась, о чем вам здесь наболтала.
- И что ты ей сказала?
- Что я могла ей сказать? Я не могла... рассказать ей про Криса... ничего не могла рассказать.
- А он присутствовал при этом?
- Да.
- И позволил ей так тебя избить?
- Но он... он никогда ей не мешает.
Я обратился к Норе:
- Ради бога, давай что-нибудь выпьем!
- Сию минуту, - сказала Нора, подняла пальто Дороти, повесила его на спинку стула и направилась в кладовую.
Дороти сказала:
- Пожалуйста, позвольте мне остаться здесь, Ник. Я не буду обузой, честное слово, к тому же вы сами говорили, что мне лучше уйти от них. Вы ведь помните, что говорили, а мне больше некуда идти. Ну пожалуйста!
- Успокойся. Над этим надо поразмыслить. Видишь ли, я сам боюсь Мими не меньше твоего. А что, по ее мнению, ты должна была мне рассказать?
- По-видимому, она знает, что-то о... об убийстве и думает, будто я тоже знаю... Но я не знаю, Ник, клянусь, что не знаю!
- Здорово ты мне помогла, - пожаловался я. - И все же послушай, сестричка: кое-что ты, тем не менее, знаешь, вот с этого мы и начнем. Выкладывай все с самого начала, в противном случае я не играю.
Она сделала движение, будто собиралась перекреститься.
- Клянусь, я все расскажу.
- Вот и отлично. А теперь давай выпьем. - Мы взяли у Норы по стакану. - Ты сказала ей, что уходишь?
- Нет, я ничего не сказала. Может быть, она и не знает еще, что меня нет в моей комнате.
- Это уже несколько лучше.
- Вы не заставите меня вернуться? - заплакала она.
Держа в руках стакан, Нора сказала:
- Ребенку нельзя там оставаться, Ник, если ее так бьют.
- Тс-с-с. Я не знаю, - сказал я. - Я подумал, что раз уж мы едем туда ужинать, то Мими лучше не знать о...
Дороти уставилась на меня, полными ужаса, глазами, Нора сказала:
- Не думай, что теперь тебе удастся заставить меня туда поехать.
Затем Дороти быстро проговорила:
- Но мама не ждет вас. Я даже не знаю, будет ли она дома. В газетах написали, будто вы при смерти. Она думает, что вы не приедете.
- Тем лучше, - сказал я. - Мы увидим их.
Она приблизила ко мне побледневшее лицо, в возбуждении расплескав на мой рукав немного виски.
- Не ездите. Вам нельзя сейчас туда ехать. Послушайте меня. Послушайте Нору. Вам нельзя ехать. - Она повернула бледное лицо и взглянула на Нору. - Правда? Скажите ему, что нельзя.
Нора, не отрывая взгляда темных глаз от моего лица,
сказала:
- Погоди, Дороти. Ему, должно быть, виднее, что
лучше. В чем дело, Ник? Я скорчил ей гримасу.
- Я просто иду на ощупь. Если вы говорите, что Дороти останется здесь - пусть остается. Думаю, она может спать с Астой. Но во всем остальном вам придется оставить меня в покое. Я не знаю, что буду делать, потому что не знаю, что делают со мной. Мне нужно выяснить. И я должен выяснить это тем способом, каким мне удобно.
- Мы не будем вмешиваться, - сказала Дороти. - Правда, Нора?
Ничего не ответив, Нора продолжала смотреть на меня.
- Где ты взяла тот пистолет? - спросил я. - И на сей раз давай без беллетристики.
Дороти облизнула губы, лицо ее порозовело. Она откашлялась.
- Смотри мне, - сказал я. - Если расскажешь очередную небылицу, я позвоню Мими, чтобы она приехала и забрала тебя домой.
- Дай ей шанс, - сказала Нора. Дороти опять откашлялась.
- Можно... можно, я расскажу вам о том, что случилось со мной в раннем детстве?
- Это имеет какое-то отношение к пистолету?
- Не совсем, однако это поможет вам понять, почему я...
- Не сейчас. Как-нибудь в другой раз. Где ты взяла пистолет?
- Зря вы не даете мне рассказать. - Она опустила голову.
- Где ты взяла пистолет?
Голос ее был едва слышен.
- У мужчины в баре.
Я сказал:
- Я знал, что в конце концов мы докопаемся до правды.
Нора нахмурилась и покачала головой, а я продолжил.
- Ну хорошо, предположим, так оно и было. В каком баре?
Дороти подняла голову.
- Я не знаю. Кажется, это было на Десятой авеню. Ваш приятель, мистер Куинн, наверное, знает. Это он меня туда привел.
- Ты встретилась с ним после того, как ушла вчера от нас?
- Да.
- Случайно, я полагаю?
Она с упреком посмотрела на меня.
- Я пытаюсь рассказать вам правду, Ник. Я пообещала ему встретиться в заведении под названием "Палма Клаб". Он написал мне адрес. После того, как я распрощалась с вами и Норой, мы встретились там и поехали по разным местам, и закончили все в том самом месте, где я взяла пистолет. Это было весьма сомнительное заведение. Спросите его, если не верите мне.
- Это Куинн достал для тебя пистолет?
- Нет. К тому моменту он отключился и уже спал, уронив голову на стол. Я оставила его там. Работавшие в баре сказали, что доставят его домой без всяких проблем.
- А пистолет?
- Я подхожу к этому. - Она залилась краской. - Куинн сказал, что в том заведении собираются гангстеры. Тогда-то я и предложила туда поехать. Когда он уснул, я разговорилась с одним мужчиной, который показался мне жутким и отчаянным. Я была им очарована. И мне не хотелось ехать домой, мне хотелось вернуться сюда, но я не знала, пустите ли вы меня. - Теперь лицо ее стало пунцовым, и от смущения она путалась в словах. - И тогда я подумала, что, может, если я... если вы подумаете, что я оказалась в ужасном положении... к тому же мне казалось, что так я буду выглядеть менее глупо... В общем, я спросила этого жуткого отчаянного гангстера - или кем он там был, - не может ли он продать мне пистолет или подсказать, где его купить. Он подумал, что я шучу и сначала рассмеялся, но я сказала, что не шучу, и тогда он, продолжая ухмыляться, пообещал разузнать, а когда вернулся, то сказал, что может мне его достать и спросил, сколько я заплачу. Денег у меня было немного, но я предложила браслет, однако браслет, по-видимому, не произвел на него впечатления, поскольку он отказался от него и сказал, что возьмет только наличные; тогда, в конце концов, я отдала ему двенадцать долларов - все, что у меня было, не считая одного доллара, который я оставила на такси, - он вручил мне пистолет, и я приехала сюда и наврала, что боюсь возвращаться домой из-за Криса. - В конце рассказа она говорила так быстро, что слова едва поспевали одно за другим, затем облегченно вздохнула, словно была рада, что рассказ, наконец, окончен.
- Значит, Крис не пытался за тобой ухаживать?
Она закусила губу.
- Пытался, но не так... не так настойчиво. - Она положила обе ладони мне на руки, лицо ее почти касалось моего. - Вы должны мне верить. Я бы не смогла вам все это рассказать, не смогла бы выставить себя такой дешевой вруньей, если бы все это было не правдой.
- Если тебе не верить, то дело кажется более правдоподобным, - сказал я. - Двенадцать долларов - недостаточная сумма. Впрочем, на время мы об этом забудем. Ты знала, что Мими в тот день собиралась навестить Джулию Вулф?
- Нет. Тогда я не знала даже, что она разыскивает отца. В тот день они не сказали, куда идут.
- Они?
- Да, Крис вышел из дома вместе с ней.
- В котором часу это было?
Она наморщила лоб.
- Должно быть, около трех, во всяком случае после двух тридцати, поскольку я помню, что опаздывала на встречу с Элси Хэмилтон - мы договорились с ней пойти за покупками, - и в тот момент в спешке одевалась.
- Домой они вернулись вместе?
- Не знаю. Они оба уже были дома, когда я пришла.
- В котором часу это было?
- После шести. Ник, неужели вы думаете, будто они... Ах, я вспомнила одну фразу, которую она произнесла, пока одевалась. Не знаю, что сказал ей Крис, но мама ему ответила тем тоном Ее Королевского Величества, каким, вы знаете, она иногда говорит: "Если я спрошу, она мне расскажет". Больше я ничего не слышала. Вам это может пригодиться?
- Что она рассказала тебе об убийстве, когда ты вернулась домой?
- О, она просто рассказала о том, как нашла ее, как сильно расстроилась, ну, еще о полиции и все такое прочее.
- Она была сильно потрясена?
Дороти покачала головой.
- Нет, просто возбуждена. Вы же знаете маму. - С минуту она смотрела на меня, затем медленно спросила:
- Неужели вы думаете, что она имеет к этому какое-то отношение?
- А что ты думаешь?
- Такое мне в голову не приходило. Я просто думала об отце. - Чуть позже она мрачно сказала: - Если он сделал это, то потому что он - сумасшедший, однако и она могла бы убить кого-нибудь, если бы захотела.
- Совсем не обязательно, что это сделал один из них, - напомнил я ей. - Полиция, похоже, выбрала Морелли. Зачем ей понадобилось разыскивать твоего отца?
- Из-за денег. Мы на мели: Крис все потратил. - Уголки ее рта опустились. - Полагаю, мы все ему помогли, но он истратил большую часть. Мама боится, что если у нее совсем не будет денег, он уйдет.
- Откуда ты об этом знаешь?
- Я слышала, как они разговаривали.
- Думаешь, он и правда уйдет?
Она уверенно кивнула.
- Если у нее не будет денег. Я посмотрел на часы и сказал:
- Остальное придется отложить до нашего возвращения. Как бы то ни было, сегодня можешь остаться здесь. Располагайся как дома и позвони в ресторан, чтобы ужин принесли сюда. Вероятно, тебе лучше никуда не выходить.
Она жалобно посмотрела на меня и ничего не сказала.
Нора похлопала ее по плечу.
- Не знаю, каковы его намерения, Дороти, но раз он говорит, что нам надо ехать туда на ужин, то, видимо, знает, о чем идет речь. Он не стал бы...
Дороти улыбнулась и рывком поднялась с пола.
- Я вам верю и больше не буду вести себя глупо.
Я позвонил вниз администратору и попросил доставить нашу почту. В пакете были пара писем для Норы, одно для меня, несколько запоздалых рождественских открыток и записок с просьбой перезвонить по телефону, а также телеграмма из Филадельфии:

НЬЮ-ЙОРК
ГОСТИНИЦА "НОРМАНДИЯ"
НИКУ ЧАРЛЬЗУ
ПРОШУ СВЯЗАТЬСЯ ГЕРБЕРТОМ МАКОЛЭЕМ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ УСЛОВИЙ ВАШЕГО УЧАСТИЯ РАССЛЕДОВАНИИ УБИЙСТВА ДЖУЛИИ ВУЛФ ТЧК ВСЕ НЕОБХОДИМЫЕ ИНСТРУКЦИИ ПЕРЕДАЮ ЕМУ ТЧК УВАЖЕНИЕМ
КЛАЙД МИЛЛЕР УАЙНАНТ.

Вместе с запиской о том, что телеграмма получена мною несколько минут назад, я вложил ее в конверт и отправил с посыльным в Бюро по расследованию убийств Полицейского департамента.

X
В такси Нора спросила:
- Ты уверен, что чувствуешь себя нормально?
- Конечно.
- И это тебе не повредит?
- Со мной все в порядке. Что ты думаешь о рассказе Дороти?
Некоторое время она колебалась.
- Ты ведь не веришь ей, правда?
- Боже упаси - по крайней мере, до тех пор, пока сам все не проверю.
- Ты больше смыслишь в подобных вещах, нежели я, - сказала она, - однако мне кажется, что девушка, во всяком случае, пыталась рассказать правду.
- Еще и не то можно услышать от людей, которые пытаются рассказать правду. Это нелегко дается, если ты уже избавился от такой привычки.
Она сказала:
- Готова поспорить, что вы многое знаете о природе Человека, мистер Чарльз. Не так ли? Вы должны мне как-нибудь рассказать о вашем опыте на поприще детектива.
- Купить пистолет за двенадцать долларов в баре... Что ж, может быть, однако... - сказал я.
Мы проехали пару кварталов в молчании. Затем Нора спросила:
- Что же с ней на самом деле происходит?
- Ее отец - сумасшедший: девушка полагает, что она тоже.
- Откуда ты знаешь?
- Ты спросила. Я ответил.
- Хочешь сказать, что ты гадаешь?
- Хочу сказать, что именно в этом ее проблема; я не знаю, безумен ли Уайнант на самом деле, и если да, то унаследовала ли она какую-то долю его безумия, однако она полагает, что ответ на оба вопроса утвердительный, и это заставляет ее откалывать всякие номера.
Когда мы остановились перед входом в гостиницу "Кортлэнд", Нора сказала:
- Это ужасно, Ник. Кто-то должен...
Я сказал, что не знаю: может быть, Дороти и права.
- Вполне вероятно, что в данную минуту она вырезает кукольные платьица для Асты.
Мы попросили доложить о нашем приходе Йоргенсенам, и после некоторой задержки нам предложили подняться. Мими встретила нас в коридоре, прямо у лифта, встретила с распростертыми объятиями и обильными словоизлияниями.
- Ох, уж эти мерзкие газеты! Они довели меня до истерики своей чепухой насчет того, что ты у порога смерти. Я звонила дважды, но внизу отказались соединить с вашим номером или сообщить о твоем состоянии. - Она взяла меня за обе руки. - Я так рада, Ник, что все это оказалось ложью, хотя вам и предстоит сомнительное удовольствие провести сегодняшний вечер с нами. Естественно, я не ждала вас и... Да ты побледнел! Тебя действительно ранили!
- Слегка, - сказал я. - Мне оцарапало пулей грудь, но ничего серьезного нет.
- И несмотря на это ты приехал на ужин! Это очень лестно, однако, боюсь, в то же время и глупо. - Она повернулась к Норе. - Вы уверены, что было разумно позволить ему...
- Я не уверена, - сказала Нора, - но он хотел приехать.
- Мужчины - такие идиоты, - сказала Мими и обняла меня. - Они либо делают из мухи слона, либо совершенно игнорируют такие вещи, которые могут... Впрочем, проходите. Давай-ка я тебе помогу.
- Мне не так плохо, - заверил я ее, однако она настояла на том, чтобы довести меня до кресла и обложить со всех сторон полдюжиной подушек.
Вошел Йоргенсен, пожал мне руку и сказал, что рад видеть меня в лучшем здравии, нежели то, которое изобразили в газетах. Он склонился над Нориной рукой.
- Если бы вы позволили мне отсутствовать еще с минуту, я бы закончил приготовление коктейлей. - Он вышел.
Мими сказала:
- Не знаю, где Дорри. Наверное, забилась куда-нибудь и сердится. У вас нет детей, верно?
- Нет.
- Вы много теряете, хотя временами дети могут доставлять крупные неприятности. - Мими вздохнула. - Полагаю, я недостаточно строга. Когда приходится ругать Дорри, она, похоже, думает, что я - настоящее чудовище. - Лицо ее просветлело. - А вот и второе мое дитятко. Ты ведь помнишь мистера Чарльза, Гилберт? А это - мисс Чарльз.
Гилберт Уайнант был на два года младше сестры и представлял собою длинного, неуклюжего светлого юношу восемнадцати лет; подбородок под его слегка обвислыми губами почти отсутствовал. Величина необыкновенно чистых голубых глаз и длина ресниц придавали его облику нечто девичье. Про себя я выразил надежду, что он перестал быть тем постоянно хныкающим занудой, каким был в детстве.
Йоргенсен принес напитки, и Мими настояла, чтобы я рассказал о перестрелке. Я рассказал, изобразив события еще более бессмысленными, чем они были на самом Деле.
- Но зачем он к тебе приходил? - спросила она.
- Бог его знает. Я бы и сам не прочь узнать об этом.
Полиция тоже.
- Я где-то читал, что когда преступников-рецидивистов обвиняют в том, чего они не делали - даже в незначительном проступке - то они переживают гораздо больше, нежели простые люди, - сказал Гилберт. - Вы думаете, это правда, мистер Чарльз?
- Вероятно.
- За исключением тех случаев, - добавил Гилберт - когда речь идет о каком-нибудь большом деле, ну, понимаете, о таком, какое они и сами хотели бы совершить.
Я опять сказал, что это вероятно. Мими сказала:
- Не старайся быть вежливым с Гилом, Ник, когда он несет чепуху. В его голове намешано столько всякого чтива. Дорогой, сделай нам еще по коктейлю.
Гилберт вышел за миксером. Нора и Йоргенсен перебирали в углу граммофонные пластинки.
Я сказал:
- Сегодня я получил телеграмму от Уайнанта. Настороженным взглядом Мими обвела комнату, затем наклонилась вперед и почти шепотом спросила:
- Что он говорит?
- Он хочет, чтобы я выяснил, кто убил Джулию. Телеграмма была отправлена сегодня в полдень из Филадельфии.
Она тяжело дышала.
- И ты собираешься заняться этим?
Я пожал плечами.
- Я передал телеграмму в полицию.
Гилберт вернулся с миксером. Йоргенсен и Нора поставили на проигрыватель пластинку с "Маленькими фугами" Баха. Мими быстро выпила свой коктейль и попросила Гилберта смешать ей еще один.
Он сел и обратился ко мне:
- Я хочу вас спросить: можно определить наркомана просто на взгляд? - Он дрожал.
- Очень редко. А что?
- Просто любопытно. Даже если это неизлечимый наркоман?
- Чем дальше он зашел, тем больше шансов заметить, что с ним не все в порядке, но зачастую нельзя быть уверенным, что дело тут в наркотиках.
- И еще, - сказал он. - Гросс говорит, что когда тебя ударят ножом, ты в первый момент чувствуешь лишь нечто вроде толчка, а боль приходит только потом. Это так?
- Да, если тебя ударили довольно сильно довольно острым ножом. То же самое в случае с пулей: сначала чувствуешь только удар - а когда пуля маленького калибра и в стальной оболочке, то и удар почти не замечаешь. Все остальное начинается после того, как в рану проникает воздух.
Мими допила третий по счету коктейль и сказала:
- Я считаю, что вы оба ведете себя неприлично и гадко, особенно принимая во внимание то, что случилось сегодня с Ником. Гил, попробуй найти Дороти, ты же знаешь кое-кого из ее подруг. Позвони им. Думаю, она вот-вот появится, но все же я за нее беспокоюсь.
- Она у нас, - сказал я.
- У вас? - Удивление ее могло быть и неподдельным.
- Она пришла сегодня днем и попросила разрешения некоторое время пожить у нас.
Мими кротко улыбнулась и покачала головой.
- Ох, уж эта молодежь! - Улыбка сошла с ее лица. - Некоторое время?
Я кивнул.
Гилберт, который явно ждал удобного момента, чтобы задать мне очередной вопрос, не проявил ни малейшего интереса к разговору между его матерью и мною.
Мими опять улыбнулась и сказала:
- Прошу прощения за ее назойливость по отношению к тебе и твоей жене, однако, признаюсь, я вздохнула с облегчением, когда узнала, что она сидит там, а не болтается невесть где. Когда вы вернетесь, она уже перестанет дуться. Отправьте ее домой, ладно? - Она налила мне коктейль. - Вы были к ней очень добры.
Я ничего не сказал.
Гилберт начал было говорить:
- Мистер Чарльз, а преступники - я имею в виду, профессиональные преступники - обычно...
- Не перебивай, - сказала Мими. - Вы отправите ее домой, не правда ли? - Она говорила вежливо, однако тем тоном, который Дороти назвала тоном Ее Королевского Величества.
- Она может остаться, если хочет. Норе ваша девочка нравится.
Она погрозила мне полусогнутым пальцем.
- Но я не позволю так ее портить. Надо думать, она наговорила про меня всякой ерунды?
- Она что-то говорила о каких-то побоях.
- Вот-вот, - снисходительно сказала Мими, словно это подтверждало ее правоту. - Нет, вам придется отослать ее домой, Ник.
Я допил коктейль.
- Ну? - спросила она.
- Она может остаться у нас, если хочет, Мими. Нам нравится, когда она с нами.
- Это смешно. Ее место дома. Я хочу, чтобы она была здесь. - Голос ее звучал несколько резче. - Она еще только ребенок. Вы не должны потакать ее дурацким капризам.
- Я ничего не сделаю. Если она хочет остаться, она останется.
Злость в голубых глазах Мими выглядела очень привлекательно.
- Это мой ребенок, и она еще не достигла совершеннолетия. Вы были к ней очень добры, но то, что вы делаете сейчас - совсем не доброта, ни для нее, ни для меня, и я не намерена с этим мириться. Если вы не отправите ее домой, я предприму необходимые шаги, чтобы вернуть дочь. Мне не хотелось бы занимать столь твердую позицию в этом вопросе, но учти, - Мими наклонилась вперед и с расстановкой произнесла: - Чтобы сегодня же она была дома!
Я сказал:
- Не станешь же ты затевать со мной драку, Мими. Она взглянула на меня так, словно собиралась признаться мне в любви и спросила:
- Это угроза?
- Ну хорошо, - сказал я. - Сообщи в полицию, и пусть меня арестуют за похищение детей, растление малолетних и хулиганство.
Пронзительным, срывающимся от ярости голосом она проговорила:
- И скажи своей жене, чтобы не лапала моего мужа!
Рука Норы, выбиравшей вместе с Йоргенсеном следующую грампластинку, лежала у него на рукаве. Они повернулись и с удивлением посмотрели на Мими.
- Нора, миссис Йоргенсен хочет, чтобы ты не трогала руками мистера Йоргенсена, - сказал я.
- Ради Бога, простите, пожалуйста. - Нора улыбнулась Мими, затем посмотрела на меня, на лице у нее появилось очень искусственное выражение озабоченности, и звенящим, словно у читающей наизусть стихотворение школьницы, голосом она сказала:
- О, Ник, ты такой бледный! Я вижу, ты совсем выбился из сил, и тебе опять будет худо. Сожалею, миссис Йоргенсен, но, думаю, мне лучше отвезти его домой и немедленно уложить в постель. Вы извините нас, я надеюсь?
Мими сказала, что извинит. Все проявили по отношению друг к другу чудеса вежливости. Мы спустились вниз и взяли такси.
- Итак, - сказала Нора, - ты договорился до того, что лишил себя ужина. Что теперь будем делать? Поедем домой и поужинаем с Дороти?
Я покачал головой.
- Какое-то время я бы обошелся без Уайнантов. Поехали в ресторан к Максу: я бы поел устриц.
- Ладно. Ну как, узнал что-нибудь?
- Ничего.
Она задумчиво сказала:
- Обидно, что этот парень так симпатичен.
- А что он из себя представляет?
- Просто говорящая кукла. Обидно.
Мы поужинали и вернулись в "Нормандию". Дороти нигде не было. Нора прошла по всем комнатам и позвонила вниз администратору. Никто не оставил для нас ни записки, ни информации.
- Ну и что? - спросила она. Не было еще и десяти вечера.
- Может, и ничего, - сказал я. - А может, и кое-что. Думаю, она появится около трех утра, пьяная, с пулеметом, который ей продали в Детском мире.
Нора сказала:
- К черту Дороти. Одевай пижаму и ложись.

XI
На следующий день, когда около полудня Нора разбудила меня, моя рана беспокоила меня гораздо меньше.
- Мой милый полицейский желает тебя видеть, - сказала она. - Как ты себя чувствуешь?
- Ужасно. Очевидно, вчера я лег спать трезвым. - Я оттолкнул Асту и встал.
Когда я вошел в гостиную, Гилд поднялся, держа в руках стакан с виски, и улыбнулся всем своим широким желтоватым лицом.
- Что ж, мистер Чарльз, сегодня вы выглядите достаточно бодрым.
Я пожал ему руку, сказал, что действительно чувствую себя весьма неплохо, и мы уселись. Он добродушно нахмурился.
- И все же, напрасно вы меня разыгрываете.
- Разыгрываю?
- Конечно: разъезжаете по городу, встречаетесь с людьми после того, как я отложил все вопросы и предоставил вам возможность отдохнуть. А я вроде как рассчитывал, что это даст мне преимущество в разговоре с вами, если можно так выразиться.
- Я не подумал, - сказал я. - Простите. Видели ту телеграмму, что я получил от Уайнанта?
- Ага. Мы сейчас прорабатываем ее в Филадельфии.
- А как насчет того пистолета, - начал было я, - мне...
Он остановил меня.
- Какого пистолета? Эту штуку больше нельзя называть пистолетом. Ударный механизм разбит, все внутренности проржавели, затвор заклинило. Если кто-то хотя бы пытался стрелять из него за последние шесть месяцев, то можете считать меня Папой римским. Давайте не будем тратить время на разговоры об этом куске металлолома.
Я рассмеялся.
- Это многое объясняет. Я взял его у пьянчужки, который сказал, что купил пистолет в баре за двенадцать долларов. Теперь я ему верю.
- Чего доброго, ему как-нибудь продадут нашу мэрию. Скажите честно, мистер Чарльз, вы работаете над делом Вулф или нет?
- Вы же видели телеграмму от Уайнанта.
- Видел. Значит, на него вы не работаете. И все же, я повторяю вопрос.
- Я более не являюсь частным детективом. Я вообще не занимаюсь детективной работой.
- Это я уже слышал. И все же, я спрашиваю еще раз.
- Ну хорошо. Нет.
Он подумал с минуту и сказал:
- Тогда я спрошу иначе: вас интересует это дело?
- Я знаком с людьми, которых оно касается, поэтому, естественно, интересует.
- И это все?
- Да.
- И вы не собираетесь начать работать над ним?
Зазвонил телефон, и Нора направилась к аппарату, чтобы ответить.
- Честно говоря, не знаю. Если меня по-прежнему будут втравливать в это дело, то не могу сказать, насколько далеко все зайдет.
Гилд покивал головой сверху вниз.
- Понимаю. Не стану скрывать, я хотел бы видеть вас участвующим в этом деле - и при том на правильной стороне.
- Вы имеете в виду, не на стороне Уайнанта. Он убил ее?
- Этого я не могу сказать, мистер Чарльз, но нет необходимости объяснять, что он ничем не помог нам найти того, кто ее убил.
В дверях появилась Нора.
- Тебя к телефону, Ник.
Звонил Герберт Маколэй.
- Привет, Чарльз. Как себя чувствует наш раненый?
- Нормально, спасибо.
- Ты получил весточку от Уайнанта?
- Да.
- Я получил от него письмо, где он сообщает, что отправил тебе телеграмму. Ты слишком плох, чтобы...
- Нет, я встаю и вполне могу выходить. Если ты будешь в конторе во второй половине дня, я загляну.
- Отлично, - сказал он. - Я буду здесь до шести.
Я вернулся в гостиную. Нора приглашала Гилда пообедать с нами, пока мы будем завтракать. Он сказал, что эта очень любезно с ее стороны. Я сказал, что перед завтраком мне необходимо выпить. Нора вышла, чтобы заказать еду и приготовить напитки.
Гилд покачал головой и сказал:
- Она - очень замечательная женщина, мистер Чарльз.
Я торжественно кивнул.
- Если, предположим, вас в это дело втравят, как вы выражаетесь, то я предпочел бы быть уверенным, что вы работаете с нами, нежели против нас, - сказал он.
- Я тоже.
- Значит, договорились, - сказал Гилд. Он слегка поерзал на стуле. - Вряд ли вы меня помните, однако когда раньше вы работали в этом городе, я был постовым на Сорок третьей улице.
- Конечно же, - вежливо солгал я. - Мне фазу показалось, что где-то я вас... Без формы внешность сильно меняется.
- Пожалуй, да. Мне бы хотелось знать наверняка, что вы не утаиваете ничего, о чем бы мы уже не знали.
- У меня нет подобного намерения. Я не знаю, что именно знаете вы. Я же вообще мало знаю. Не видел Маколэя со дня убийства и даже газет не читал.
Телефон вновь зазвонил. Нора вручила нам напитки и пошла отвечать на звонок.
- В том, что нам известно, ничего особенно секретного нет, - сказал Гилд, - и если вы готовы слушать, то я не против рассказать вам об этом. - Он попробовал коктейль и с одобрением кивнул. - Только сначала я хотел бы задать один вопрос. Когда вы ездили к Йоргенсенам прошлым вечером, вы рассказали ей о том, что получили от него телеграмму?
- Да, и сообщил ей, что передал телеграмму вам.
- Что она сказала?
- Ничего. Стала задавать вопросы. Она пытается найти его.
Он слегка наклонил голову набок и чуть прикрыл один глаз.
- Вы ведь вряд ли всерьез рассматриваете возможность того, что они в сговоре, верно? - Он поднял руку. - Поймите, я не представляю, с какой стати и для чего им быть в сговоре, я просто спрашиваю.
- Все вероятно, - сказал я, - однако, по-моему, можно быть относительно уверенным в том, что они не работают вместе. А в чем дело?
- Думаю, вы правы, - сказал он и неопределенно добавил: - Есть тут однако пара моментов. - Он вздохнул. - Как и обычно. Ну что ж, мистер Чарльз, теперь вот что мы знаем наверняка, и если вы сможете время от времени добавлять что-нибудь - пусть даже незначительное - по ходу моего рассказа, буду вам очень благодарен.
Я пробормотал что-то о намерении сделать все возможное.
- Итак, примерно третьего октября этого года Уайнант сообщает Маколэю, что ему на некоторое время необходимо уехать из города. Он не говорит адвокату, куда едет и зачем, но у Маколэя складывается впечатление, что Уайнант хочет сохранить в тайне свою работу над каким-то изобретением - позднее Джулия Вулф подтверждает правильность этой догадки, - и адвокат полагает, что Уайнант прячется где-то в горах Адирондак, однако, когда позже Маколэй спрашивает об этом Джулию, она отвечает, будто знает не больше, чем он сам.
- Она была в курсе того, над каким изобретением он работал?
Гилд покачал головой.
- Согласно Маколэю - нет, ясно только, что для этой работы ему требовалось большое помещение, а также дорогостоящие приспособления и оборудование, поскольку именно о деньгах он вел переговоры с Маколэем. Он хотел устроить все так, чтобы Маколэй сосредоточил в своих руках его акции, ценные бумаги и прочие средства и был готов, когда понадобится, перевести их в деньги, а также взял под контроль его банковские счета и все остальное, обеспечив возможность распоряжаться ими, как если бы Маколэй был самим Уайнантом.
- Хм-м, значит, полный контроль адвоката над всеми средствами, да?
- Совершенно верно. И еще: когда ему нужны были деньги, он требовал наличные.
- Он всегда отличался нелепыми представлениями, - сказал я.
- Именно так о нем все и отзываются. Похоже, он не хотел рисковать, предоставляя кому бы то ни было шанс выследить его по чекам, или не желал, чтобы там, в горах, знали, что он - Уайнант. Именно поэтому он не взял с собой секретаршу - даже не сообщил ей, куда едет, если она сказала правду, - и отпустил бороду. - Левой рукой Гилд погладил то место, где должна была находиться воображаемая борода.
- "Там, в горах", - процитировал я. - Значит, он был на Адирондаке?
Гилд передернул плечом.
- Я сказал так просто потому, что Адирондак и Филадельфия - единственные места, упоминания о которых мы имеем. Мы ищем в горах, но ничего не знаем. Может, искать нужно в Австралии.
- И сколько денег наличными понадобилось Уайнанту?
- Это я могу сказать точно. - Он достал из кармана пачку замусоленных, помятых, истрепанных бумаг, выбрал конверт, выглядевший чуть грязнее прочих, и засунул остальные бумаги обратно в карман. - На следующий день после разговора с Маколэем он сам снял с банковского счета пять тысяч наличными. Двадцать восьмого - разумеется, октября, вы понимаете, - Маколэй по его просьбе получил еще пять тысяч, затем еще две с половиной тысячи - шестого ноября, одну тысячу - пятнадцатого, семь с половиной - тридцатого, полторы тысячи - шестого (имеется в виду декабря), тысячу - восемнадцатого и пять тысяч - двадцать второго, то есть, за день до ее убийства.
- Почти тридцать тысяч, - сказал я. - Неплохой у него был банковский счет.
- Точнее, двадцать восемь тысяч пятьсот. - Гилд положил конверт в карман. - Но, как вы понимаете, это еще не все. Несколько раз по его звонку Маколэй продавал разные бумаги, чтобы добыть деньги. - Он опять пощупал карман. - У меня, если хотите взглянуть, есть список того, что он продал.
Я сказал, что не хочу.
- Каким образом он передавал деньги Уайнанту?
- Каждый раз, когда ему нужны были деньги, Уайнант писал секретарше, а она получала их у Маколэя. У него есть ее расписки.
- А как она передавала их Уайнанту?
Гилд покачал головой.
- Она сказала Маколэю, будто встречалась с Уайнантом в тех местах, которые тот назначал, но Маколэй полагает, что она знала, где он находится, хотя всегда отрицала это.
- Может, те последние пять тысяч были при ней, когда ее убили, а?
- Что могло бы превратить дело в ограбление, если только он, - водянистые серые глаза Гилда были почти закрыты, - не убил ее, когда пришел за ними.
- Или же, - предложил я, - если кто-то еще, убивший ее по другой причине, не нашел деньги и не решил, что неплохо прихватить их с собой.
- Конечно, - согласился он. - Подобные вещи случаются сплошь и рядом. Иногда случается даже, что люди, обнаружившие тело, прежде чем сообщить в полицию, прихватывают с собой кое-какую мелочь. - Он поднял большую ладонь. - Само собой, касательно миссис Йоргенсен - такой дамы, как она, - надеюсь, вы не думаете, что я...
- К тому же, - сказал я, - она ведь была не одна, верно?
- Одна она там была очень недолго. Телефон в квартире не работал, и лифтер с домоуправляющим спускались вниз, чтобы позвонить из конторы. Однако, поймите меня в этом вопросе правильно: я не говорю, что миссис Йоргенсен сделала что-нибудь предосудительное. Не станет же такая дама, как она...
- А что случилось с телефоном? - спросил я.
В прихожей зазвонил звонок.
- В общем, - сказал Гилд, - не знаю, что и думать по этому поводу. В телефоне...
Он оборвал фразу, так как в комнату вошел официант и принялся накрывать на стол.
- Насчет телефона, - сказал Гилд, когда мы уселись за стол. - Как я сказал, не знаю, что и думать по этому поводу. В телефоне, прямо в самой трубке, застряла пуля.
- Случайное попадание или?..
- С таким же успехом я могу спросить и вас. Пуля из того же пистолета, что и те четыре, которые попали в нее, но промахнулись ли этой пулей, когда стреляли в секретаршу, или специально метили в телефон, сказать не могу. Такой способ заткнуть телефон кажется мне несколько шумным.
- Кстати, - сказал я. - Слышал ли кто-нибудь стрельбу? Тридцать второй калибр - не ахти какое оружие, но кто-то же должен был услышать выстрелы.
- Конечно, - сказал он с отвращением. - То место просто кишит людишками, которым сегодня кажется, будто они что-то слышали, но тогда они ничего не предприняли, и, видит Бог, их рассказы о том, что именно они слышали, не очень-то совпадают один с другим.
- Обычно так и бывает, - сочувственно сказал я.
- Мне ли этого не знать, - Он сунул вилку с едой в рот. - О чем я говорил? Ах, да, о Уайнанте. Он отказался от квартиры и, когда уехал, сдал свои вещи на хранение. Мы их просмотрели - вещи - но пока не нашли ничего, что указывало бы, куда он уехал или над чем работал, хотя, как мы надеялись, осмотр вещей мог бы нам помочь. Не больше нам повезло и с его мастерской на Первой авеню. Она, с момента его отъезда была постоянно заперта за исключением тех случаев, когда секретарша заходила туда на час-другой дважды в неделю, чтобы разобраться с его почтой и другими вещами. В почте, поступившей после того, как ее убили, для нас нет ничего интересного. Также ничего полезного не нашли мы и в ее квартире. - Гилд улыбнулся Норе. - Наверное, для вас все это Должно быть слишком скучным, миссис Чарльз.
- Скучным? - Она удивилась. - Я слушаю, затаив дыхание.
- Дамам обычно нравятся более красочные истории, - сказал он и кашлянул. - С этаким ореолом. Как бы то ни было, мы не нашли никаких намеков на то, где он находился, как вдруг в прошлую пятницу он звонит Маколэю и назначает на два часа в холле гостиницы "Плаца" встречу. Маколэя в конторе не было, поэтому Уайнант просто оставил для него информацию.
- Маколэй был здесь, - сказал я, - обедал со мной.
- Он сказал мне об этом. В общем, Маколэй не может добраться до гостиницы раньше, чем почти уже в три часа, не находит там Уайнанта и узнает, что Уайнант там не проживает. Адвокат пытается дать его описание, с бородой и без нее, однако никто из служащих отеля не припоминает, что видел изобретателя. Маколэй звонит в свою контору, но Уайнант туда не перезванивал. Тогда адвокат звонит Джулии Вулф, и она говорит ему, будто даже не знала, что Уайнант в городе, чему Маколэй не верит, поскольку он только вчера передал ей пять тысяч долларов для Уайнанта, и, по его расчетам, Уайнант приехал как раз за ними, однако адвокат просто говорит секретарше "спасибо", вешает трубку и продолжает заниматься своими делами.
- Какими делами, например? - спросил я.
Гилд перестал жевать кусок хлеба, который только что положил в рот.
- Между прочим, думаю, нам не помешает об этом знать. Я выясню. Нам показалось, что его не в чем подозревать, поэтому мы не позаботились об этом сразу, однако всегда не мешает знать, у кого есть алиби, а у кого нет.
Я отрицательно покачал головой в ответ на вопрос, который он не решился задать.
- Не вижу, в чем его следовало бы подозревать за исключением того, что он - адвокат Уайнанта и, вероятно, знает больше, чем говорит.
- Конечно, я понимаю. Что ж, наверное, для того люди и прибегают к помощи адвокатов. Теперь касательно секретарши: возможно, ее настоящее имя - совсем не Джулия Вулф. Пока у нас не было возможности выяснить наверняка, однако мы узнали, что она была не совсем тем человеком, кому он, исходя из общепринятых понятий, мог бы спокойно доверить все эти деньги - я имею в виду, если он знал о ее прошлом.
- У нее была судимость?
Он покивал головой сверху вниз.
- Очень милый расклад получается. Года за два перед тем, как эта дама начала работать на него, она отсидела шесть месяцев на Западе, в Кливленде, по обвинению в мошенничестве под именем Роды Стюарт.
- Полагаете, Уайнант знал об этом?
- Спросите что-нибудь полегче. Не похоже, иначе вряд ли он позволил бы ей спокойно разгуливать со всеми этими деньгами, хотя кто его знает. Говорят, он был без ума от нее, а вы знаете, до чего могут дойти мужчины. Она время от времени развлекалась с Шепом Морелли и его ребятами.
- У вас действительно есть улики против Морелли? - спросил я.
- В этом деле нет, - с сожалением сказал он, - но мы разыскивали его за кое-что другое. - Он слегка сдвинул песочного цвета брови. - Хотел бы я знать, что заставило его явиться к вам сюда. Конечно, от этих хануриков можно ожидать чего угодно, и все же хотелось бы знать.
- Я рассказал вам все, что мне известно.
- Не сомневаюсь в этом, - заверил меня Гилд. Он повернулся к Норе. - Надеюсь, вы не думаете, что мы слишком грубо обошлись с ним, однако, понимаете, приходится...
Нора улыбнулась, сказала, что прекрасно понимает и налила кофе в его чашку.
- Спасибо, мэм.
- Что такое "ханурики"? - спросила она.
- Алкоголики или наркоманы.
Она посмотрела на меня.
- А что, Морелли был...
- Нагрузился по самые уши, - сказал я.
- Почему ты мне не сказал? - пожаловалась она. - Я всегда пропускаю самое интересное. - Она встала из-за стола, чтобы ответить на телефонный звонок.
- Вы собираетесь возбуждать против него дело за то, что он в вас стрелял? - спросил Гилд.
- Нет, если только это не нужно вам.
Он покачал головой. Голос его звучал равнодушно, хотя в глазах промелькнуло что-то вроде любопытства.
- Думаю, пока у нас на него достаточно материала.
- Вы говорили о секретарше.
- Да, - сказал он. - В общем, мы выяснили, что она часто не ночевала у себя иногда по два-три дня подряд. Может, в это время она встречалась с Уайнантом. Не знаю. Нам не удалось пробить брешь в показаниях Морелли о том, что он не видел ее последние три месяца. Что вы думаете по этому поводу?
- То же, что и вы, - ответил я. - Уайнант исчез как раз около трех месяцев назад. Может, здесь что-то кроется, а может и нет.
Вошла Нора и сказала, что звонит Харрисон Куинн. Он сообщил, что продал некоторые ценные бумаги, которые я записал в графу "убыли", и назвал мне цены.
- Ты видел Дороти Уайнант? - спросил я его.
- С тех пор, как оставил ее у вас, не видел, но сегодня после обеда встречаюсь с ней в "Пальме", мы идем пить коктейли. Вообще-то, если хорошенько подумать, она просила тебе не говорить об этом. Ну, что скажешь о золотых акциях, Ник? Ты много потеряешь, если не войдешь в дело. Эти дикари с Запада, как только соберется Конгресс, устроят нам такую инфляцию это уж наверняка, а даже если и не устроят, в любом случае все этого ожидают. Я тебе на прошлой неделе сказал, что уже ходят разговоры о необходимости достичь соглашения...
- Хорошо, - сказал я и дал ему указание приобрести некоторое количество акций "Доум Майнз" по двенадцать долларов.
Затем он вспомнил, что видел в газетах сообщения о моем ранении. Он говорил об этом очень неопределенно и обратил мало внимания на мои заверения, что со мной все в порядке.
- Полагаю, сие означает, что пару дней никакого пинг-понга не будет, - сказал он с искренним, по всей видимости, сожалением. - Послушай, у тебя ведь были билеты на сегодняшнюю премьеру. Если ты не можешь пойти, то я...
- Мы пойдем. В любом случае, спасибо.
Он рассмеялся и, попрощавшись, положил трубку. Когда я вернулся в гостиную, официант убирал со стола. Гилд удобно устроился на диване. Нора говорила:
- ...приходится каждый год уезжать на рождественские праздники, поскольку те родственники, которые у меня еще остались, слишком всерьез относятся к Рождеству, и если мы дома, то либо они едут в гости к нам, либо мы вынуждены ехать в гости к ним, а Ник этого не любит.
В углу Аста лизала лапы.
- Я отнимаю у вас массу времени, - Гилд посмотрел на часы. - Мне не хотелось навязываться...
Я сел и сказал:
- Мы как раз подошли к самому убийству, не так ли?
- Как раз. - Он расслабился и опять уселся на диван. - Это произошло в пятницу двадцать третьего в какое-то время до трех-двадцати пополудни, когда миссис Йоргенсен пришла туда и нашла ее. В известной степени трудно сказать, сколько времени она лежала там, умирая, прежде чем ее обнаружили. Мы знаем только, что с ней все было в порядке, и она ответила на телефонный звонок - с телефоном, кстати, тоже все было в порядке, - около половины третьего, когда секретарше позвонила миссис Йоргенсен; с ней по-прежнему ничего не случилось и около трех, когда звонил Маколэй.
- Я не знал, что миссис Йоргенсен звонила.
- Это факт. - Гилд откашлялся. - У нас не было никаких подозрений на этот счет, вы понимаете, но мы проверили, потому что таков порядок, и от телефонистки в отеле "Кортлэнд" узнали, что около двух-тридцати она соединяла с квартирой секретарши миссис Йоргенсен.
- А что сказала миссис Йоргенсен?
- Сказала, что хотела узнать, где Уайнант, но Джулия Вулф ответила, что будто бы не знает, и тогда миссис Йоргенсен, полагая, что та лжет и что она сможет вытянуть из нее правду при личной встрече, спросила, может ли она заглянуть на минуту, и Джулия ответила: "Конечно". - Нахмурившись, Гилд посмотрел на мое колено. - В общем, она туда поехала и нашла секретаршу уже почти мертвой. Люди, проживающие в доме, не помнят, что видели, как кто-либо входил в квартиру Вулф или выходил из нее, но это и понятно. Кто Угодно мог войти, выйти и остаться незамеченным. Пистолета там не было. Не было также никаких следов взлома, а к вещам в квартире никто не прикасался, как я и говорил. Я имею в виду, что квартиру, похоже, не обыскивали. На руке у нее было кольцо с бриллиантом стоимостью, по всей видимости, в несколько сотен, а в сумочке оказалось тридцать с чем-то долларов. Жильцы дома знают Уайнанта и Морелли - оба они частенько туда заходили, - но уверяют, что не видели ни того, ни другого довольно давно. Дверь на пожарную лестницу была заперта, а по самой лестнице, похоже, в последнее время не ходили. - Он повернул руки ладонями вверх. - Вот, пожалуй, и весь наш урожай.
- Никаких отпечатков пальцев?
- Только принадлежащие ей самой и людям, которые убирают квартиры в том доме, насколько удалось установить. Ничего полезного для нас.
- И никаких сведений от ее друзей?
- Похоже, у нее не было друзей - близких, по крайней мере.
- А что насчет этого - как бишь его - Нанхейма который опознал в ней подругу Морелли?
- Он просто знал секретаршу в лицо, поскольку видел ее несколько раз в обществе Морелли, и узнал ее фотографию в газете.
- А кто он?
- С ним все в порядке. Нам все о нем известно.
- Вы ведь не станете утаивать от меня информацию после того, как я дал обещание ничего не утаивать от вас?
- Что ж, - сказал Гилд - если это останется между нами: он - парень, который время от времени делает кое-какую работу для нашего департамента.
- О-о.
Он поднялся.
- Как ни прискорбно, но дальше нам продвинуться не удалось. Вы можете нам чем-нибудь помочь?
- Нет.
С минуту он пристально смотрел на меня.
- А что вы думаете об этом?
- Насчет бриллиантового кольца: было ли оно обручальным кольцом?
- Надето оно было на безымянный палец. - После небольшой паузы он спросил: - А что?
- Может, полезно было бы знать, кто его подарил. Я увижу Маколэя сегодня во второй половине дня. Если что-нибудь подвернется, позвоню. Похоже, что это сделал Уайнант, но...
Гилд добродушно проворчал:
- Вот-вот, "но". - Он пожал руку Норе и мне, поблагодарил за виски, обед и гостеприимство, за нашу доброту в целом и ушел.
Я сказал Норе:
- Я не из тех, кто способен предположить, будто есть мужчины, которые могут устоять перед твоими чарами и не вывернуться ради тебя наизнанку, однако, не будь слишком уверена, что этот парень не водит нас за нос.
- Значит, вот до чего мы уже докатились, - сказала она - Ты ревнуешь меня к полицейским.

XII
Письмо Клайда Уайнанта Маколэю являло собой весьма примечательный документ. Оно было чрезвычайно неумело отпечатано на простой белой бумаге и в углу помечено: Филадельфия, штат Пенсильвания, 26 декабря 1932 года. Текст его гласил:

Дорогой Герберт!
Я телеграфирую Нику Чарльзу, который, как ты помнишь, работал на меня несколько лет назад и сейчас находится в Нью-Йорке, чтобы он связался с тобой по поводу ужасной смерти бедной Джулии. Я хочу, чтобы ты сделал все от тебя зависящее [и в этом месте одна строка была забита буквами "х" и "м" так, что ничего невозможно было разобрать] убедил его разыскать убийцу. Мне безразлично, сколько это будет стоить - заплати ему!
Я хочу, чтобы ты, помимо всего, что известно тебе самому, сообщил Нику кое-какие факты. Не думаю, что ему следует сообщать эти факты полиции, однако, он будет знать, как поступить наилучшим образом, и я хочу, чтобы ты предоставил Нику полную свободу действий, поскольку мое доверие к нему безгранично. Возможно, стоит просто показать ему это письмо, которое после этого следует обязательно уничтожить. Теперь факты.
Когда в прошлый четверг вечером я встретился с Джулией, чтобы забрать у нее тысячу долларов, она сказала, что хочет оставить работу у меня. По ее словам, в течение некоторого времени ей сильно не здоровится, и врач рекомендовал уехать куда-нибудь и отдохнуть; теперь, когда вопрос с поместьем ее дядюшки улажен, она может и хочет так сделать. Раньше я ни слова не слышал от Джулии о проблемах со здоровьем и, полагая, что она скрывает истинную причину, попытался вытянуть из нее правду, однако она упорно стояла на своем. Я также ничего не знал о смерти ее дядюшки. Она сказала, что речь идет о дядюшке Джоне из Чикаго. Думаю, в случае необходимости это можно проверить. Мне не удалось убедить ее изменить решение, поэтому она должна была уехать в последний день месяца. Мне показалось, что она чем-то озабочена или напугана, но она сказала, будто это не так. Сначала мне стало жаль, что Джулия уезжает, но затем я перестал жалеть, так как раньше я всегда мог всецело ей доверять, а теперь уже не смог бы, поскольку она, как я полагал, мне лгала.
Следующий факт, который мне хотелось бы довести до сведения Чарльза: что бы ни говорили по поводу действительно бывшего правдой некоторое время назад, - отношения между Джулией и мною [слова "теперь представляют собою" были слегка забиты буквой "х"] представляли собою во время убийства (и были таковыми свыше года) не более, чем отношения между работником и работодателем. Они явились результатом обоюдного согласия.
Далее, я считаю целесообразным установить настоящее местопребывание Виктора Розуотера, с которым у нас несколько лет назад были неприятности, так как эксперименты, проводимые мною сегодня, имеют непосредственное отношение к работе, от коей я, согласно заявлению Розуотера, отстранил его обманным путем; к тому же, я считаю его достаточно безумным и способным в порыве ярости убить Джулию за отказ сообщить ему, где меня можно найти.
Четвертое - и самое главное: не была ли моя жена в контакте с Розуотером? Откуда ей стало известно, что я работаю над экспериментами, в осуществлении которых он мне когда-то помогал?
Пятое: необходимо немедленно убедить полицию, что я ничего не могу сообщить им по поводу убийства, дабы они не предпринимали никаких попыток найти меня - попыток, могущих привести к преждевременной огласке и раскрытию тайны моих экспериментов, что на данном этапе считаю весьма опасным. Наилучшим образом можно избежать этого, немедленно разгадав загадку убийства Джулии, каковую цель я и преследую.
Время от времени я буду выходить на связь с тобой; если же возникнут обстоятельства, требующие срочного контакта со мной, помести в "Таймс" следующее объявление:
"Абнер. Да. Банни".
После этого я сделаю все необходимое, чтобы связаться с тобой. Надеюсь, ты вполне понимаешь, насколько важно убедить Чарльза взяться за эту работу, поскольку он уже в курсе неприятностей с Розуотером и знаком с большинством заинтересованных лиц.
Искренне твой,
Клайд Миллер Уайнант

Я положил письмо на стол Маколэю и сказал:
- Звучит вполне логично. Ты помнишь, по какому поводу они поссорились с Розуотером?
- По поводу каких-то изменений в структуре кристаллов. Я могу уточнить. - Маколэй взял первую страницу письма и нахмурился. - Он пишет, что в тот вечер получил от нее тысячу долларов. Я передал ей пять тысяч; по ее словам, именно столько было ему нужно.
- Четыре тысячи дохода от так называемого "поместья дядюшки Джона"? - предположил я.
- Похоже на то. Странно: никогда бы не подумал, что она способна обокрасть его. Надо будет выяснить насчет остальных денег, которые я ей передавал.
- Ты знал, что она отбывала приговор в Кливлендской тюрьме по обвинению в мошенничестве?
- Нет. Это правда?
- Так утверждает полиция. Под именем Роды Стюарт. Где Уайнант ее нашел?
- Понятия не имею, - покачал он головой.
- Тебе известно что-нибудь по поводу того, откуда она родом, кто ее родственники и все такое прочее?
Он вновь покачал головой.
- С кем она была обручена?
- Я и не знал, что она была обручена.
- На безымянном пальце у нее было надето кольцо с бриллиантом.
- Для меня это новость, - сказал Маколэй. Он прикрыл глаза и задумался. - Нет, не припомню, чтобы она носила обручальное кольцо. - Он поставил локти на стол и улыбнулся мне. - Итак, каковы шансы привлечь тебя к тому, что он хочет?
- Слабые.
- Я так и думал. - Он передвинул руку, прикоснувшись к письму. - Ты так же как и я представляешь, что он должен чувствовать. Что бы могло заставить тебя изменить решение?
- Я не...
- Если бы я убедил его встретиться с тобой, это помогло бы? Я могу ему сказать, что только при этом условии ты взялся бы...
- Я хочу с ним поговорить, - сказал я, - однако ему пришлось бы говорить гораздо более откровенно, нежели он пишет.
Маколэй медленно спросил:
- Ты намекаешь на то, что думаешь, будто он убил ее?
- Я ничего об этом не знаю, - сказал я. - Не знаю даже того, что известно полиции, и как подсказывает мне интуиция, у них недостаточно улик для ареста, даже если они смогут найти его.
Маколэй вздохнул.
- Не очень-то весело быть адвокатом душевнобольного. Постараюсь заставить его прислушаться к доводам рассудка, хотя знаю, что это бесполезно.
- Я хотел спросить, каково сейчас его финансовое положение? Оно по-прежнему такое же неплохое, как и раньше?
- Почти. Конечно, экономический кризис не обошел его, как и всех нас, да и авторские доходы от использования технологии горячей обработки с тех пор, как металлы потеряли былое значение почти иссякли, однако он до сих пор может рассчитывать на пятьдесят или шестьдесят тысяч годового дохода от своих патентов на глассин и звукоизоляционные материалы, плюс кое-что еще, поступающее от всяких мелких... - Он прервал фразу и спросил: - Ты, случаем, не сомневаешься в его способности заплатить тебе за работу?
- Нет, просто любопытно. - В голову мне пришел другой вопрос: - У него есть родственники, помимо бывшей жены и детей?
- Сестра, Элис Уайнант, которая с ним даже не разговаривает около... должно быть, лет уже четырех или пяти.
Про себя я предположил, что это была та самая тетушка Элис, к которой Йоргенсены не поехали на Рождество.
- А почему они разругались?
- Он дал интервью одной из газет, где сказал, будто не думает, что пятилетний план в России обязательно обречен на провал. Надо сказать, выразился он при этом ничуть не крепче, чем я процитировал.
Я рассмеялся.
- Да они же...
- Тетушка Элис будет еще почище, чем он. Она все забывает. Когда брату удалили аппендицит, на следующий день после операции они с Мими ехали в такси и по дороге встретили похоронную процессию, которая двигалась со стороны больницы. Мисс Элис схватила Мими за руку и сказала: "О Боже! А вдруг это он... как там бишь его зовут?"
- Где она живет?
- На Мэдисон авеню. Адрес есть в телефонном справочнике. - С минуту он колебался. - Мне кажется, что не стоит...
- Не собираюсь ее тревожить. - Прежде, чем я успел произнести что-нибудь еще, зазвонил телефон.
Маколэй приложил трубку к уху и сказал:
- Алло... Да, это я... Кто?.. Ах, да... - Мышцы вокруг его рта напряглись, а глаза чуть расширились. - Где? - Некоторое время он слушал. - Да, конечно. А я успею? - Он бросил взгляд на часы, которые носил на левой руке. - Хорошо, увидимся в поезде. - Он положил трубку.
- Это был лейтенант Гилд, - сказал он. - Уайнант пытался покончить жизнь самоубийством в Аллентауне, штат Пенсильвания.

XIII
Когда я вошел в "Пальма Клаб", Дороти и Куинн сидели за стойкой бара. Они не видели меня, пока я не подошел к Дороти и не сказал:
- Привет, ребята.
Дороти была одета так же, как и в тот день, когда я увидел ее последний раз. Она взглянула на меня, на Куинна, и лицо ее вспыхнуло.
- Значит, вы ему сказали.
- Девочка в дурном настроении, - радостно сказал Куинн. - Я купил для тебя эти акции. Советую приобрести еще и сказать мне, что ты пьешь.
- Как всегда. Ты замечательный гость: уходишь, ни словом не обмолвившись.
Дороти вновь посмотрела на меня. Царапины у нее на лице побледнели, синяк едва проступал, а опухоль на губах исчезла.
- Я вам верила, - сказала она. Казалось, она вот-вот заплачет.
- Что ты имеешь в виду?
- Вы знаете, что я имею в виду. Я верила вам, даже когда вы поехали на ужин к маме.
- А почему бы тебе и не верить?
- Она весь день в дурном настроении, - сказал Куинн. - Не дергай ее. - Он положил ладонь ей на руку. - Ну, ну, дорогая, не надо...
- Замолчите, пожалуйста. - Она отняла у него руку. - Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, - сказала мне она. - Вы с Норой оба смеялись надо мной, когда были у мамы, и...
Я начал понимать, что произошло.
- Она тебе так сказала, и ты ей поверила? - Я рассмеялся. - Прожив с ней двадцать лет, ты все еще попадаешься на удочку ее лжи? По всей видимости, она позвонила тебе после нашего отъезда: мы поссорились и долго там не задерживались.
Она повесила голову и сказала тихим, жалким голосом:
- Ну и дурочка же я! Послушайте, давайте поедем сейчас к Норе. Я должна перед ней оправдаться. Я такая идиотка. Так мне и надо, если она никогда больше...
- Конечно. У нас много времени. Давайте сначала выпьем.
- Брат Чарльз, позвольте пожать вашу руку, - сказал Куинн. - Вам удалось вернуть солнечный свет в жизнь нашей малышки, нашего сокровища, и... - Он опорожнил свой стакан. - Поехали к Норе. Напитки там ничуть не хуже, а обойдутся нам дешевле.
- Почему бы вам не остаться здесь? - спросила она.
Он расхохотался и покачал головой.
- Мне? Никогда! Может, тебе удастся уговорить Ника остаться здесь, но я еду с тобой. Мне целый день пришлось терпеть твое ворчание: теперь я намерен купаться в солнечных лучах.
Когда мы добрались до "Нормандии", вместе с Норой у нас был Гилберт Уайнант. Он поцеловал сестру, пожал руку мне и - после представления - Харрисону Куинну.
Дороти тут же приступила к пространным, чистосердечным и не слишком связным объяснениям перед Норой.
- Хватит, - сказала Нора. Тебе незачем передо мной извиняться. Если Ник сказал тебе, что я рассердилась или обиделась, или что-нибудь еще в этом роде, то он просто лживый грек. Позволь мне взять твое пальто.
Куинн включил радиоприемник. Удар гонга возвестил пять часов тридцать одну минуту пятнадцать секунд по Западному стандартному времени.
- Побудь барменом: ты знаешь, где хранится все необходимое, - сказала Нора Куинну и проследовала за мною в ванную. - Где ты нашел ее?
- В баре. Что здесь делает Гилберт?
- Сказал, что приехал проведать ее. Она не пришла вчера домой, и он думал, что она все еще здесь. - Нора засмеялась. - Однако, он не удивился, когда не застал ее. По словам Гилберта, Дороти вечно где-то шатается, у нее дромомания, которая происходит от комплекса на почве отношений с матерью и представляет собою весьма интересное явление. Он говорит, что, согласно утверждению Штекеля, больные дромоманией также часто проявляют клептоманиакальные наклонности, и он специально оставлял в разных местах вещи, чтобы посмотреть, не украдет ли она их, но, насколько ему известно, пока она ничего не украла.
- Замечательный парнишка. А он ничего не сказал о своем отце?
- Нет.
- Может, еще не слышал. Уайнант пытался совершить самоубийство в Аллентауне. Гилд и Маколэй туда поехали, чтобы увидеться с ним. Не знаю, стоит сообщать детям или нет. Интересно, не замешана ли Мими в его визите к нам?
- Мне так не кажется, однако, если ты думаешь...
- Я просто размышляю, - сказал я. - Он давно здесь?
- Около часа. Забавный мальчик. Он учит китайский, пишет книгу о проблемах знания и веры - не на китайском - и высоко ценит Джека Оуки.
- Я тоже его ценю. Ты пьяна?
- Не очень.
Когда мы вернулись в гостиную, Дороти и Куинн танцевали под песенку "Эди была леди".
Гилберт отложил журнал, который просматривал, и вежливо выразил надежду, что я поправляюсь после ранения.
Я сказал, что поправляюсь.
- Насколько я помню, - продолжил он, - мне никогда не было очень больно, по настоящему больно. Конечно, я пытался сам причинить себе боль, но это не одно и то же. Это просто вызывало во мне чувство дискомфорта, раздражения и обильное потовыделение.
- Это почти одно и то же, - сказал я.
- Правда? А мне казалось, что ощущения должны быть более... ну, более сильными. - Он придвинулся чуть ближе ко мне. - Именно о подобных вещах мне ничего не известно. Я так молод, и у меня не было возможности... Мистер Чарльз, может, вы слишком заняты или просто не хотите, и тогда, надеюсь, так и скажете, но я был бы очень признателен, если бы вы как-нибудь мне позволили поговорить с вами, когда вокруг не будет столько народа, и нас не станут прерывать. Мне хотелось бы задать вам столько разных вопросов, ответить на которые из всех, кого я знаю, можете только вы, и...
- Я не уверен, смогу ли, - сказал я, - но буду рад попытаться в любое удобное для тебя время.
- Вы и правда не против? Вы не просто из вежливости так говорите?
- Нет, я действительно не против, только вот не уверен, смогу ли помочь настолько, насколько ты ожидаешь. Это зависит от того, что именно ты хочешь знать.
- Ну, например, о каннибализме, - сказал он. - Я не имею в виду в таких местах, как Африка или Новая Гвинея, а, скажем, в Соединенных Штатах. Это часто случается?
- Не в наши дни, насколько мне известно.
- Но, значит, раньше такое бывало?
- Не могу сказать, как часто, но время от времени случалось, пока страна окончательно не была освоена. Погоди-ка, я приведу тебе пример. - Я направился к книжному шкафу, взял книгу Дюка "Знаменитые преступления Америки", которую Нора купила в букинистическом магазине, нашел нужное место и вручил книгу Гилберту - Там всего три или четыре страницы.

АЛЬФРЕД Г. ПЭКЕР, "ПОЖИРАТЕЛЬ ЛЮДЕЙ", КОТОРЫЙ УБИЛ ПЯТЕРЫХ СВОИХ КОМПАНЬОНОВ В ГОРАХ КОЛОРАДО, СЪЕЛ ИХ ОСТАНКИ И ПРИСВОИЛ ИХ ДЕНЬГИ.

"Осенью 1873 года отряд из двадцати отважных мужчин отправился из Солт-Лейк-Сити, штат Юта, на поиски золота в бассейне реки Сан-Хуан. Наслушавшись историй о, добывавшихся прямо из земли, сказочных богатствах, исполненные надежд путешественники с легким сердцем пустились в путь, однако, по мере того, как недели сменялись неделями, а перед глазами смельчаков по-прежнему простирались лишь голые равнины да снежные горные вершины, надежды оставляли их. Чем дальше углублялись они в незнакомую местность, тем менее гостеприимной она им казалась, и, наконец, отчаяние овладело путниками, когда они поняли, что единственным их вознаграждением будут голод и смерть.
Отчаявшись, первопроходцы совсем уж были готовы покориться судьбе, как вдруг увидели вдалеке индейский лагерь, и хотя не было никакой уверенности относительно того обращения, которое ожидало их в руках "краснокожих", они согласились между собой, что любая смерть предпочтительней смерти от голода, и решили пойти на риск.
Когда они приблизились к лагерю, их встретил индеец, показавшийся им дружелюбным, который и отвел их к вождю Ураю. К великому удивлению путников, индейцы обращались с ними весьма бережно и настояли, чтобы они задержались в лагере до тех пор, пока полностью не оправятся от выпавших на их долю лишений.
Наконец, отряд решил предпринять еще одну попытку, избрав целью путешествия контору "Лос Пинос". Урай пытался отговорить их от этой попытки, и ему удалось повлиять на десятерых членов отряда, отказавшихся продолжить путешествие и решивших вернуться в Солт-Лейк-Сити. Оставшиеся десять твердо стояли на своем, поэтому Урай снабдил их провизией и рекомендовал двигаться по берегу реки Ганнисон, названной в честь лейтенанта Ганнисона, которого убили в 1852 году (смотрите жизнь Джо Смита, мормона).
Альфред Г. Пэкер, ставший предводителем продолжившего путь отряда, хвастал познаниями в топографии той местности и не ставил под сомнение свою способность легко найти дорогу. Когда отряд его проехал небольшое Расстояние, Пэкер сказал, будто недавно вблизи поселения, расположенного на реке Рио-Гранде, открыты богатые прииски, и вызвался проводить своих спутников туда.
Четверо из отряда настаивали на том, чтобы продолжить путь, следуя указаниям Урая, однако Пэкер убедил пятерых компаньонов по имени Суон, Миллер, Нун, Белл и Хамфри последовать за ним к приискам, тогда как остальные четверо направились дальше по берегу реки.
Из этой четверки двое умерли от голода и лишений но двое других, перенеся неописуемые тяготы, добрались в конце концов в феврале 1874 года до конторы "Лос Пинос". Контору возглавлял генерал Адамс, и несчастным был оказан самый сердечный прием. Вновь набравшись сил, они вернулись к цивилизации.
В марте 1874 года генерал Адамс был вызван по делам в Денвер. Однажды холодным, заснеженным утром, когда он все еще находился в отъезде, рабочие конторы, сидевшие за завтраком, были напуганы появлением в дверях одичавшего человека, который жалобно просил пищи и убежища от непогоды. Лицо человека было вполне сносным, хотя и ужасающе распухло, а вот желудок совсем не удерживал пищу, которую ему давали. Он заявил, что имя его - Пэкер, и что пятеро компаньонов, пока он был болен, бросили его, оставив, однако, ружье, с которым он и пришел в контору.
Воспользовавшись гостеприимством рабочих конторы и прожив с ними десять дней, Пэкер отбыл в местечко под названием Сакуаче, заявив, будто намеревается добраться до Пенсильвании, где живет его брат. В Сакуаче Пэкер сильно пил и, по всей видимости, не испытывал недостатка в деньгах. В состоянии опьянения он рассказывал множество противоречивых историй относительно судьбы пятерых своих попутчиков, возбудив таким образом подозрения в том, что он избавился от бывших компаньонов преступным путем.
В это время генерал Адамс остановился в Сакуаче по пути из Денвера обратно в "Лос Пинос" и, когда он находился в доме Отто Миэрса, ему посоветовали арестовать Пэкера и расследовать деяния последнего. Генерал решил доставить Пэкера назад в контору; по пути они остановились в усадьбе майора Дауни, где встретили тех самых десятерых членов отряда, которые, вняв советам индейского вождя, отказались продолжить путешествие. Тогда выяснилось, что значительная часть утверждений Пэкера является ложью, поэтому генерал пришел к выводу о необходимости всестороннего расследования дела, и Пэкер был связан и доставлен в контору, где содержался под строгим надзором.
Второго апреля 1874 года в контору примчались два необычайно взволнованных индейца, державших в руках полоски плоти, которые они называли "мясом белого человека" и которые они нашли, по их утверждению, неподалеку от конторы. Поскольку полоски эти лежали на снегу, а погода была чрезвычайно холодной, они до сих пор неплохо сохранились.
Когда Пэкер увидел останки, лицо его страшно побледнело, и с глухим стоном он повалился на пол. Ему ввели стимулирующие лекарства, и он, умоляя о милосердии, сделал заявление, которое, в основном, приводится ниже:
"Когда я и пятеро моих спутников покинули лагерь Урая, по нашим расчетам у нас было достаточно провизии для долгого и изнурительного путешествия, однако пищевые припасы быстро истощились, и вскоре перед нами замаячила угроза голодной смерти. В течение нескольких дней мы поддерживали себя кореньями, которые выкапывали из земли, но поскольку они были мало питательными, а звери и птицы попрятались из-за страшного холода, положение стало отчаянным. В глазах людей появилось странное выражение, и мы все стали подозрительными по отношению друг к другу. Однажды я отправился за дровами для костра и, вернувшись, обнаружил, что мистера Суона, самого старшего в отряде, убили ударом по голове, и теперь разделывали тело, готовясь съесть его. Принадлежавшие Суону деньги в сумме около двух тысяч долларов, поровну разделили между собой.
Этой пищи хватило лишь на несколько дней, а затем я предложил убить и съесть Миллера, в теле которого содержалось гораздо больше плоти, нежели в телах всех остальных. Череп его размозжили в тот момент, когда он нагнулся, чтобы поднять ветку хвороста. Следующими жертвами стали Хамфри и Нун. Тогда мы с Беллом заключили торжественное соглашение, что, будучи единственными, оставшимися в живых, мы станем поддерживать друг друга и скорее умрем с голоду, нежели причиним друг другу вред. Однажды Белл сказал: "Я больше не могу", и бросился на меня, словно изголодавшийся тигр, пытаясь в то же время нанести мне удар прикладом ружья. Я отразил этот удар и убил его топором. Затем я разрезал плоть его на полоски и, взяв их с собой, продолжил путь. Завидев с вершины холма контору, я выбросил полоски плоти, которые у меня оставались, и должен признать, сделал это с сожалением, ибо уже почувствовал пристрастие к человеческому мясу, особенно к той его части, что находится в области груди".
Рассказав эту жуткую историю, Пэкер дал согласие проводить отряд во главе с X. Лотером к останкам убитых спутников. Он довел отряд до каких-то высоких, недоступных горных вершин и заявил, что сбился с пути, поэтому было решено оставить поиски и на следующий день отправиться обратно.
В ту ночь Пэкер и Лотер спали рядом друг с другом, и Пэкер напал на последнего с целью совершить убийство и бежать, однако его схватили, связали и после того, как отряд добрался до конторы, передали в руки шерифа.
В начале июня того же года художник по имени Рейнолдс из Пеории, штат Иллинойс, делавший зарисовки на берегу озера Кристоваль, обнаружил лежавшие в тсуговой рощице, останки пятерых мужчин. Тела четверых из них лежали в ряд, пятое же - обезглавленное - было найдено неподалеку. В затылках у Белла, Суона, Хамфри и Нуна зияли раны, оставленные ружейными пулями, когда же было найдено тело Миллера, то оказалось, что оно изувечено, очевидно, ударом, лежавшего неподалеку ружья, приклад которого был расколот в месте соединения с ружейным ложем.
Внешний вид останков явно свидетельствовал о том, что Пэкер виновен не только в убийстве, но и в каннибализме. Вероятно, он говорил правду, когда утверждал, что отдает предпочтение человеческому мясу, находящемуся в области груди, так как у всех его пятерых спутников мясо было срезано до самых ребер именно в том месте.
У места, где лежали останки, была обнаружена утоптанная тропинка, которая вела к находящейся невдалеке хижине. В хижине были найдены одеяла и другие предметы, принадлежавшие пятерым жертвам; все здесь указывало на то, что Пэкер после убийства провел в хижине много дней и часто наведывался к тому месту, где лежали останки для пополнения запасов человеческого мяса.
После этих открытий шериф запросил разрешения арестовать Пэкера по обвинению в убийстве пяти человек, однако во время отсутствия шерифа Пэкер бежал.
О нем не было никаких сведений в течение девяти лет, а точнее, до двадцать девятого января 1883 года, когда генерал Адамс получил письмо из Чейенне, штат Вайоминг, в котором некий золотоискатель из Солт-Лейк-Сити писал, что столкнулся в Чейенне лицом к лицу с Пэкером. Писавший утверждал, что там Пэкер известен под именем Джон Шварце и, согласно имеющимся подозрениям, замешан в операциях шайки преступников. Сыщики приступили к расследованию, и двенадцатого марта 1883 года шериф округа Ларами Шарплесс арестовал Пэкера, а семнадцатого марта шериф округа Хинпейл Смит доставил пленника обратно в Солт-Лейк-Сити.
На суде, который начался третьего апреля 1883 года, против него было выдвинуто обвинение в убийстве Израэля Суона, совершенном первого марта 1874 года. Было доказано, что все члены отряда за исключением Пэкера имели при себе значительные суммы денег. Обвиняемый повторял прежнее свое заявление, в коем утверждал, будто убил только Белла, причем сделал это в целях самозащиты.
Тринадцатого апреля суд присяжных признал Пэкера виновным и приговорил его к смертной казни. Пэкеру, который немедленно подал апелляцию в Верховный суд, была дана отсрочка в исполнении приговора. Тем временем, дабы уберечь подсудимого от расправы толпы, его переместили в Ганнисонскую тюрьму.
В октябре 1885 года Верховный суд дал согласие на новый процесс по делу Пэкера, и на сей раз было решено предъявить ему обвинение в убийстве пяти человек. Он был признан виновным по всем пунктам и приговорен по каждому из них к восьми годам лишения свободы, что вместе составило сорок лет.
Пэкеру была дарована амнистия первого января 1901 года, и он умер на ферме близ Денвера двадцать четвертого апреля 1907 года".

Пока Гилберт читал, я приготовил себе коктейль. Дороти прекратила танцевать и подошла ко мне.
- Вам он нравится? - спросила она, дернув головой в сторону Куинна.
- Вполне нормальный человек.
- Возможно, но иногда он бывает непроходимо глупым. Вы не спросили, где я была прошлой ночью. Разве вам все равно?
- Это не мое дело.
- Но я кое-что для вас разузнала.
- Что именно?
- Я была у тетушки Элис. Она не совсем в своем уме, но невероятно мила. Тетушка сказала, что получила сегодня от моего отца письмо, где он предостерегает ее от мамы.
- Предостерегает? Сегодня? А что именно он написал?
- Я не видела письма. Тетушка Элис уже несколько лет ярится на отца, поэтому она порвала его послание. Она говорит, что он стал коммунистом, а коммунисты, по ее убеждению, убили Джулию и, в конце концов, убьют и его. Она считает, что все дело в какой-то тайне, которую выдали отец и Джулия.
- О, Бог ты мой! - сказал я.
- Только не вините меня. Я лишь передаю вам то, что она мне сказала. Я же говорила, что она не вполне в своем уме.
- Она сказала, будто прочитала всю эту чушь в письме отца?
Дороти покачала головой.
- Нет. Она сказала только, что нашла там предостережение. Если я правильно припоминаю, то, по ее словам, он писал, чтобы тетушка ни при каких обстоятельствах не доверяла маме и всем, кто с ней связан, а это, полагаю, включает всех нас.
- Постарайся припомнить еще что-нибудь.
- Но больше ничего и не было. Это все, что она мне сказала.
- А откуда было отправлено письмо? - спросил я.
- Она не знает; ясно только, что оно пришло авиапочтой. По словам тетушки, ей это совершенно безразлично.
- А что она думает о письме? То есть, она что, всерьез восприняла предостережение?
- Она сказала, будто отец - опасный радикал - так и сказала, слово в слово, - и что бы он ни говорил, ее это совершенно не интересует.
- А насколько всерьез отнеслась к предостережению ты?
Она посмотрела на меня долгим взглядом и, прежде чем ответить, облизнула губы.
- Мне кажется, он...
К нам подошел Гилберт с книгой в руках. Похоже, он был разочарован рассказом, который я ему дал.
- Очень интересно, конечно, - сказал он, - но это не патологический случай, если вы понимаете, о чем я говорю. - Он обнял сестру за талию. - Ему просто пришлось выбирать между голодной смертью и тем, что он сделал.
- Можно сказать и так, но только в том случае, если ты предпочитаешь ему верить.
- О чем вы? - спросила Дороти.
- Об одной книге, - ответил Гилберт.
- Расскажи ему о письме, которое получила тетушка, - сказал я Дороти.
Она рассказала.
Когда она закончила, он состроил нетерпеливую гримасу.
- Это глупо. На самом деле мама не опасна. Она просто задержалась в своем развитии. Большинство из нас переросло этические и моральные условности и тому подобное. Мама же до них еще не доросла. - Он нахмурился и задумчиво поправил себя: - Она может быть опасной, но только так же, как бывает опасен ребенок, играющий со спичками.
Нора и Куинн танцевали.
- А что ты думаешь о своем отце? - спросил я. Гилберт пожал плечами.
- Я не видел его с тех пор, как был ребенком. У меня насчет него есть теория, но в основном она состоит из догадок. Хотел бы я... Главное, что я хотел бы знать - не импотент ли он.
- Он пытался сегодня совершить самоубийство в Аллентауне, - сказал я.
- Это неправда! - крикнула Дороти так громко, что Куинн и Нора перестали танцевать; Дороти повернулась и рывком приблизила свое лицо к лицу брата. - Где Крис? - требовательно спросила она.
Гилберт перевел взгляд с ее лица на мое, а затем быстро опять взглянул на нее.
- Не будь дурой, - холодно сказал он. - Крис шатается где-то со своей подругой, с этой Фентон.
Казалось, будто Дороти ему не поверила.
- Она его ревнует, - объяснил мне Гилберт. - Все тот же комплекс на почве отношений с матерью.
- Кто-нибудь из вас хоть раз видел Виктора Розуотера, с которым у отца были проблемы в то время, когда мы впервые с вами встретились? - спросил я.
Дороти покачала головой. Гилберт сказал:
- Нет. А что?
- Так, просто пришло в голову. Я тоже никогда его не видел, но описание, которое мне дали, с незначительными изменениями вполне бы могло подойти вашему Крису Йоргенсену.

XIV

В тот вечер мы с Норой пошли на открытие Городского концертного зала Радио, через час сочли, что вполне насытились представлением и ушли.
- Куда? - спросила Нора.
- Все равно. Хочешь, разнюхаем, что это за "Пигирон Клаб", о котором говорил Морелли? Тебе понравится Стадси Берк. Когда-то он был "медвежатником". Стадси уверяет, будто однажды вскрыл сейф Хейгерстаунской тюрьмы, куда его посадили на тридцать дней за дурное поведение.
- Пошли, - сказала она.
Мы спустились вниз по Сорок девятой улице и после того, как расспросили двух водителей такси, мальчишек, торгующих газетами, и одного полицейского, нашли нужное заведение. Швейцар сказал, будто знать не знает никаких Берков, но обещал пойти посмотреть. Ко входу вышел Стадси.
- Как поживаешь, Ник? - спросил он. - Заходите.
Стадси представлял собою крепко сложенного мужчину, уже слегка пополневшего, но ничуть не обрюзгшего. Ему наверняка было не меньше пятидесяти, однако выглядел он лет на десять моложе. Под жиденькой прической неопределенного цвета находилось широкое, рябое, некрасивое, но обаятельное лицо; даже залысины не в состоянии были создать видимость хотя бы относительно высокого лба. Говорил Стадси глубоким раскатистым басом.
Я пожал ему руку и представил его Норе.
- Надо же, жена, - сказал он. - Подумать только. Клянусь Богом, ты будешь пить шампанское, в противном случае тебе придется со мной драться.
Я сказал, что драться нам не придется, и мы вошли.
Заведение Стадси имело уютно запущенный вид. Время наплыва посетителей еще не пришло: в баре сидело только три человека. Мы уселись за столик в углу, и Стадси подробно проинструктировал официанта, какую именно бутылку вина принести. Затем, он внимательно осмотрел меня и кивнул.
- Женитьба пошла тебе на пользу. - Он почесал подбородок. - Давненько я тебя не видел.
- Давненько, - согласился я.
- Это он отправил меня за решетку, - сказал Стадси Норе.
Нора сочувствующе поохала.
- Он был хорошим сыщиком?
Стадси наморщил свой низкий лоб.
- Говорят, хорошим, но я не знаю. Меня-то он поймал случайно: в тот раз я ударил с правой.
- Зачем ты натравил на меня этого дикаря Морелли? - спросил я.
- Ты же знаешь итальянцев, - сказал Стадси, - они такие истеричные. Я не думал, что он выкинет подобный номер. Он нервничал из-за того, что легавые пытались пришить ему убийство этой девки Джулии, а тут мы читаем в газете, будто ты каким-то боком замешан в дело, ну, я и говорю ему: "Ник - это парень, который, может быть, и не продаст родную мать, а тебе вроде как хочется с кем-нибудь потолковать", вот он и решил потолковать с тобой. А что бы ты на моем месте сделал: состроил ему козью морду?
- Морелли позволил, чтобы его засекли, когда он пробирался в гостиницу, а потом возложил всю вину на меня. Как он меня нашел?
- У него есть друзья, к тому же ты ведь не прятался, верно?
- Я был в городе всего неделю, а в газетах ни слова не написали о том, где я остановился.
- Правда? - заинтересованно спросил Стадси. - А где ты был все это время?
- Теперь я живу в Сан-Франциско. Как он меня нашел?
- Классный город. Я уже несколько лет там не бывал, но город просто классный. Не могу тебе сказать, Ник. Спроси его. Это его дело.
- Не считая того, что послал его ко мне ты.
- В общем, да, - сказал он, - не считая того, конечно; однако, видишь ли, тем самым я делал тебе рекламу. - Стадси произнес это совершенно серьезно.
- Молодчина, - сказал я.
- Откуда мне было знать, что ему такое стукнет в голову? и потом он ведь не сильно тебя ранил, правильно?
- Может, и не сильно, но пользы мне это совсем не принесло, и я... - Мне пришлось прервать фразу, так как подошел официант с шампанским. Мы попробовали и сказали, что шампанское великолепно, хотя оно было очень плохим. - Думаешь, он убил секретаршу? - спросил я.
Стадси уверенно покачал головой из стороны в сторону.
- Абсолютно исключено.
- Этого парня не так уж трудно уговорить нажать на спусковой крючок, - сказал я.
- Я знаю - эти иностранцы такие истеричные - однако, в тот день он все время был здесь.
- Все время?
- Все. Готов подтвердить это под присягой. Ребята с девочками веселились наверху, и я точно знаю, что он весь день не вылезал оттуда и уж тем более не выходил из клуба. Кроме шуток, он запросто может это доказать.
- Отчего же тогда он нервничал?
- А я знаю? Я и сам все время задаю себе тот же вопрос. Но ты ведь знаешь этих иностранцев.
- Еще бы, - сказал я. - Они такие истеричные. Как ты думаешь, не мог ли он послать одного из своих дружков проведать Джулию?
- Думаю, ты составил о парне неверное представление, - сказал Стадси. - Я знавал эту девку. Время от времени она наведывалась сюда. Они просто развлекались вместе. Он не настолько сходил по секретарше с ума, чтобы разделаться с ней подобным образом. Точно тебе говорю.
- Она тоже "сидела на игле"?
- Не знаю. Несколько раз я видел, как она принимала наркотики, но, может, она делала это ради приличия: так, кольнется разок с ним за компанию...
- А с кем еще она развлекалась?
- Ни с кем, насколько мне известно, - с безразличием ответил Стадси. - Есть тут одна крыса по имени Нанхейм, который приходил сюда и волочился за ней, но, насколько я разумею, он так ничего и не добился.
- Так вот, значит, откуда Морелли узнал мой адрес.
- Не говори глупостей. Если бы Морелли и обратил на него внимание, то лишь для того, чтобы врезать ему как следует. А с какой стати ему было сообщать полиции о том, что Морелли знал эту девку? Он что - твой приятель?
Я поразмыслил и сказал:
- Я его не знаю. Ходят слухи, что время от времени он шестерит для полиции.
- М-м-м. Спасибо.
- Спасибо за что? Я ничего не сказал.
- Справедливо. А теперь скажи-ка мне: с чего весь этот сыр-бор поднялся, а? Ведь ее убил Уайнант, разве не так?
- Многие так думают, - сказал я, - однако, можешь поставить два против одного, что это сделал не он.
Стадси покачал головой.
- Это - твой хлеб, и я не собираюсь здесь с тобой тягаться. - Лицо Берка просветлело. - Но, между прочим, я с удовольствием сделаю кое-что другое, и мы, если хочешь, заключим пари на деньги. Знаешь, в тот раз, когда ты скрутил меня, я действительно ударил с правой, и мне всегда было любопытно, удастся ли тебе это повторить. Как-нибудь, когда ты поправишься, я бы с удовольствием...
Я рассмеялся и сказал:
- Нет-нет, я не в форме.
- Я и сам растолстел, как боров, - настаивал он.
- К тому же, мне еще и повезло: ты потерял равновесие, а я твердо стоял на ногах.
- Ты просто щадишь мое самолюбие, - сказал Стадси, а затем, задумавшись, добавил: - Хотя, если уж на то пошло, тебе, пожалуй, и правда больше повезло. Ну что ж, раз ты не хочешь... Ну-ка, давайте сюда ваши бокалы.
Нора решила, что желает попасть домой рано и в трезвом состоянии, поэтому мы распрощались со Стадси и его заведением чуть позже одиннадцати. Он проводил нас до такси и крепко пожал нам руки.
- Вечер был весьма расчудесный, - сообщил он.
Мы также сказали что-то вежливое и уехали.
Нора полагала, что Стадси очарователен.
- Я не понимаю и половины того, что он говорит.
- Стадси - отличный парень.
- Ты не сказал ему, что бросил сыскную работу.
- Он бы подумал, что я пытаюсь втереть ему очки, - объяснил я. - Для прохиндея вроде Стадси легавый всегда остается легавым, и я предпочитаю солгать ему, нежели дать ему повод заподозрить меня во лжи. У тебя есть сигарета? В известном смысле он действительно мне доверяет.
- А ты сказал правду насчет того, что Уайнант ее не убивал?
- Не знаю. По-моему, правду.
В "Нормандии" меня ждала телеграмма от Маколэя из Аллентауна:

УПОМЯНУТЫЙ ЧЕЛОВЕК НЕ ЯВЛЯЕТСЯ УАЙНАНТОМ И НЕ ПЫТАЛСЯ СОВЕРШИТЬ САМОУБИЙСТВО ТЧК.

XV
На следующее утро, воспользовавшись услугами стенографистки, я избавился от большей части накопившейся почты, переговорил по телефону с нашим адвокатом в Сан-Франциско - мы пытались спасти от банкротства одного из клиентов нашей лесопилки, - около часа прокорпел над планом, который должен был снизить наши государственные налоги, и к двум часам, когда закончил на сегодня работу и вышел к обеду с Норой, чувствовал себя настоящим добропорядочным и занятым бизнесменом.
После обеда Нора уехала к знакомым играть в бридж, а я отправился к Гилду: раньше мы успели поговорить с ним по телефону.
- Значит, тревога была ложной? - спросил я после того, как мы пожали друг другу руки и удобно уселись на стульях.
- Точно так. Он оказался таким же Уайнантом, как я сам. Вы знаете, как это обычно бывает: мы сообщаем Филадельфийской полиции, что он отправил оттуда телеграмму, передаем по радио его описание, и всю следующую неделю для половины штата Пенсильвания любой человек, который худ и носит бакенбарды - Уайнант. Этого парня звали Барлоу, он - безработный плотник, и, насколько нам удалось установить, подстрелил его какой-то черномазый с целью ограбления. Барлоу пока еще нельзя много говорить.
- А не мог его подстрелить некто, сделавший ту же ошибку, что и Аллентаунская полиция? - спросил я.
- Вы имеете в виду, некто, полагавший, что он - Уайнант? Думаю, подобное могло случиться - если вам это чем-то может помочь. Может?
Я сказал, что не знаю.
- Маколэй рассказал вам о письме, которое он получил от Уайнанта?
- Он не сообщил мне, о чем шла речь в письме.
Я рассказал. Я рассказал ему также все, что знал о Розуотере.
- А вот это интересно, - сказал он.
Я рассказал ему о письме, которое Уайнант отправил своей сестре.
Он спросил:
- Вам не кажется, что он переписывается со многими людьми?
- Я думал об этом. - Я сказал ему, что описание Виктора Розуотера с незначительными изменениями вполне подошло бы Кристиану Йоргенсену.
Он произнес:
- Такого человека как вы послушать не грех. Не думайте, будто я собираюсь вас прерывать.
Я сказал, что выложил ему все известные мне факты.
Он откинулся на спинку стула и скосил на потолок свои бледно-серые глаза. - В этой связи нужно кое-что предпринять, - наконец сказал он.
- Этого парня из Аллентауна подстрелили, случаем, не из пистолета тридцать второго калибра? - спросил я.
С минуту Гилд смотрел на меня с любопытством, затем покачал головой.
- Сорок четвертого. У вас есть какие-то соображения?
- Нет. Просто прокручиваю в голове известные факты.
Он сказал:
- Очень хорошо вас понимаю, - и опять откинулся на спинку стула, глядя в потолок. Когда он вновь заговорил, то думал, по всей видимости, о чем-то другом. - Алиби Маколэя, о котором вы спрашивали, в полном порядке. Мы знаем наверняка, что он тогда опаздывал на встречу и находился в конторе одного человека по имени Херманн на Пятьдесят седьмой улице с пяти до двадцати минут четвертого, то есть в то время, которое нас интересует.
- Что там вы сказали насчет пяти минут четвертого?
- Ах да, вы ведь об этом еще не знаете. В общем, мы нашли парня по имени Каресс, который содержит на Первой авеню прачечную и красильню; он звонил ей в пять минут четвертого и спрашивал, не будет ли у нее для него работы, она сказала "нет" и сообщила, что, вероятно, скоро Уедет. Таким образом, интересующее нас время сводится к промежутку между пятью и двадцатью минутами четвертого. Вы ведь не всерьез подозреваете Маколэя?
- Я подозреваю всех, - сказал я. - Где вы были пятью и двадцатью минутами четвертого?
Он рассмеялся.
- Между прочим, - сказал он, - я, пожалуй, единственный из всей компании, у кого нет алиби. Я был в кино.
- А у всех остальных алиби есть?
Он покивал головой сверху вниз.
- Йоргенсен вышел из дома вместе с миссис Йоргенсен примерно без пяти минут три и тайком отправился на Семьдесят третью восточную улицу к девушке по имени Ольга Фентон - мы обещали не говорить об этом жене, - где оставался примерно до пяти. Чем занималась миссис Йоргенсен, мы знаем. Когда они вышли из дома, их дочь одевалась; пятнадцать минут спустя она взяла такси и поехала прямо в магазин "Бергдорф-Гудмэн". Сын весь день находился в библиотеке. - Бог ты мой, ну и книжки он читает! Морелли торчал в одном заведении в районе Сороковых улиц. - Гилд засмеялся. - А где были вы?
- Свое алиби я приберегу до тех пор, пока оно действительно мне не понадобится. Ни одна из этих историй не представляется надежной на все сто процентов, однако настоящие алиби редко бывают таковыми. А как насчет Нанхейма?
Гилд, похоже, удивился.
- Почему вы о нем вспомнили?
- Я слышал, будто он был неравнодушен к секретарше.
- Где вы об этом слышали?
- Так, слышал.
Он нахмурился.
- Полагаете, источник вполне надежный?
- Да.
- Что ж, - медленно произнес Гилд, - его-то мы всегда можем проверить. Но скажите-ка, какое вам дело до всех этих людей? Разве вы не думаете, что убил Уайнант?
Я высказал то же предположение, которое высказывал в разговоре со Стадси.
- Можете поставить два против одного, что это сделал не он.
Нахмурившись, он довольно долго молча смотрел на меня, а затем сказал:
- В любом случае, это мысль. И кто же ваш кандидат?
- До этого я пока еще не дошел. Поймите, я ничего не знаю и не хочу сказать, будто Уайнант не убивал. Я лишь хочу сказать, что не все факты свидетельствуют против него.
- Причем, говоря так, вы ставите два против одного. Что именно против него не свидетельствует?
- Можете назвать это интуицией, если хотите, - сказал я, - однако...
- Я никак не хочу это называть, - сказал он. - По-моему, вы - проницательный сыщик, и я хочу выслушать то, что вы имеете сказать.
- В основном я имею массу вопросов. Например, сколько, времени прошло с тех пор, как лифтер высадил миссис Йоргенсен на этаже Джулии Вулф, до того момента, когда она позвонила ему и сказала, что слышала стоны?
Гилд поджал губы и вновь разомкнул их, чтобы спросить:
- Вы думаете, она могла?.. - Остальная часть вопроса повисла в воздухе.
- Я думаю, она могла. Мне хотелось бы знать, где был Нанхейм. Мне хотелось бы знать ответы на вопросы, поставленные в письме Уайнанта. Мне хотелось бы знать, куда делась разница в четыре тысячи долларов между той суммой, которую Маколэй передал секретарше, и той, которую она, похоже, передала Уайнанту. Мне хотелось бы знать, откуда у нее было обручальное кольцо.
- Мы делаем все, что в наших силах, - сказал Гилд. - Что до меня, то в данный момент мне хотелось бы знать, почему Уайнант, если он не убивал, не хочет явиться к нам и ответить на вопросы.
- Одна из причин может заключаться в том, что миссис Йоргенсен с удовольствием бы опять упрятала его в психушку. - В голову мне пришла другая мысль. - Герберт Маколэй работает на Уайнанта и вы, случаем, не ограничились лишь тем, что поверили Маколэю на слово, когда он заявил вам, что тот человек в Аллентауне - не Уайнант?
- Нет. Тот моложе Уайнанта, почти совсем без седины в волосах - следов краски тоже не обнаружено - и совсем не похож на фотографии, которые у нас есть. - Казалось, Гилд нисколько не сомневается. - У вас на ближайшие час с небольшим нет никаких дел?
- Нет.
- Отлично. - Он встал. - Я дам ребятам задание поработать над тем, что мы обсуждали, а мы с вами, пожалуй, нанесем кое-кому визит.
- Великолепно, - сказал я, и он вышел из кабинета.
В корзине для бумаг лежал экземпляр "Таймс". Я выудил его из корзины и открыл страницу с колонками объявлений. Среди них было объявление Маколэя:
"Абнер. Да. Банни".
Когда Гилд вернулся, я спросил:
- Как насчет помощников Уайнанта - кто там работал у него в мастерской? С ними побеседовали?
- Угу, но они ничего не знают. Они получили расчет в конце той недели, когда он уехал - помощников всего двое - и с тех пор они не видели Уайнанта.
- Над чем они работали перед тем, как мастерскую закрыли?
- Над какой-то краской или чем-то еще в том же духе - какой-то стойкий краситель зеленого цвета. Не знаю. Могу выяснить, если хотите.
- Вряд ли это так уж важно. Большая у него мастерская?
- Выглядит вполне прилично, насколько я могу судить. Думаете, мастерская имеет какое-то отношение к делу?
- Все может быть.
- Угу. Ну что, пойдем, пожалуй.

XVI
- Прежде всего, - сказал Гилд, когда мы вышли из его кабинета, - заглянем к мистеру Нанхейму. Он должен быть дома: я наказал ему никуда не отлучаться, пока сам не позвоню.
Квартира мистера Нанхейма находилась на четвертом этаже мрачного, пропитанного сыростью и запахами здания, в котором отчетливо раздавались, доносившиеся с Шестой авеню звуки. Гилд постучал в дверь.
В квартире послышались торопливые шаги, и кто-то спросил:
- Кто там? - Голос принадлежал мужчине и звучал гнусаво и слегка раздраженно.
Гилд ответил:
- Джон.
Дверь торопливо распахнул маленький, болезненного вида мужчина лет тридцати пяти-тридцати шести, одеяние которого составляли только майка, синие трусы и черные шелковые носки.
- Я не ждал вас, лейтенант, - заныл он. - Ведь вы сказали, что позвоните. - Казалось, он был напуган. У него были маленькие, темные, близко посаженные глаза и широкий рот с тонкими, нервными губами. Нос был необычайно мягким - длинный, обвислый, он, казалось, не имеет костей.
Гилд коснулся рукой моего локтя, и мы вошли. Через открытую дверь слева виднелась неприбранная постель. Комната, в которой мы оказались, представляла собой убогую, грязную, заваленную одеждой, газетами и грязной посудой гостиную. В нише с правой стороны находились раковина и плита. Между ними стояла девица, державшая в руке небольшую сковороду. Это была широкая, пышнотелая рыжая женщина лет приблизительно двадцати восьми, приятной, но довольно вульгарной и неряшливой наружности. Она была одета в помятое розовое кимоно и поношенные розовые домашние туфли со сбившимися бантами. Угрюмо она наблюдала за нами.
Гилд не представил меня Нанхейму и не обратил ни малейшего внимания на женщину.
- Садитесь, - сказал полицейский и отодвинул в сторону валявшуюся на краю дивана одежду.
Я чуть сдвинул, лежавшую в кресле-качалке газету, и сел. Поскольку Гилд не снял шляпу, я поступил так же.
Нанхейм подошел к столу, где стояли более чем наполовину опустошенная пинтовая бутылка виски и пара стаканов, и сказал:
- Глотнете?
Гилд скорчил гримасу.
- Только не этой блевотины. С чего это ты сказал мне, будто знал дамочку Вулф всего лишь в лицо?
- Так оно и было, лейтенант, это правда. - Дважды он искоса бросал на меня взгляд и тут же отводил его в сторону. - Может, как-нибудь при встрече я и поздоровался с ней или спросил, как дела, или же еще что-нибудь в этом духе, но не более того. Это правда.
Женщина, стоявшая в нише, саркастически расхохоталась, однако лицо ее оставалось невеселым. Нанхейм резко повернулся к ней.
- Смотри мне, - сказал он срывающимся от ярости голосом, - попробуй вставить хоть слово, и я тебе зубы повышибаю.
Женщина размахнулась и швырнула ему в голову сковороду. Сковорода пролетела мимо и со звоном ударилась о стену. На стене, на полу и на мебели появились свежие пятна от яичного желтка и жира.
Он бросился на женщину. Чтобы поставить ему подножку, мне даже не пришлось подниматься с кресла. Он растянулся на полу. Женщина взяла в руки кухонный нож.
- Хватит, - проворчал Гилд. Он тоже не поднялся с места. - Мы пришли сюда вовсе не для того, чтобы посмотреть ваш базарный спектакль - нам надо с тобой поговорить. Вставай и веди себя прилично.
Нанхейм медленно поднялся на ноги.
- Она, когда пьяна, доводит меня до бешенства, - сказал он. - Сегодня она весь день мотает мне нервы. - Он подвигал правой рукой. - Кажется, я вывихнул запястье.
Женщина, ни на кого не взглянув, прошла мимо нас, зашла в спальню и хлопнула дверью.
- Может, если бы ты бросил увиваться за другими женщинами, у тебя было бы поменьше неприятностей с этой, - сказал Гилд.
- Кого вы имеете в виду, лейтенант? - На лице у Нанхейма было написано невинное удивление и, пожалуй, даже обида.
- Джулию Вулф.
Теперь на болезненном лице маленького человечка было написано возмущение.
- Это ложь, лейтенант. Любой, кто скажет, будто я хоть раз...
Гилд прервал его, обратившись ко мне:
- Если хотите ткнуть ему в рожу, я не стану вас отговаривать на основании того, что у него повреждена рука: он даже не сможет вам как следует ответить.
Вытянув вперед обе руки, Нанхейм повернулся ко мне.
- Я не хотел сказать, что вы лжете. Я просто имел в виду, что, может быть, кто-то ошибся, когда...
Гилд вновь перебил его:
- Разве ты бы не переспал с ней, если бы такой шанс представился?
Нанхейм облизнул нижнюю губу и с опаской посмотрел на дверь спальни.
- Вообще-то, - медленно произнес он предусмотрительно тихим голосом, - она, конечно, была классной штучкой. Думаю, я не отказался бы.
- Но ты никогда не пытался снять ее?
С минуту Нанхейм колебался, затем передернул плечами и сказал:
- Вы же знаете, как это бывает. Когда крутишься то здесь, то там, пытаешься воспользоваться почти любой подвернувшейся возможностью.
Гилд недовольно посмотрел на него.
- Напрасно ты не сказал мне об этом с самого начала. Где ты был в тот день, когда ее убрали?
Маленький человечек подскочил, словно его укололи булавкой.
- Боже милостивый, лейтенант, неужели вы думаете, что я имею к этому делу какое-то отношение? С чего это мне понадобилось бы убивать ее?
- Где ты был?
Тонкие губы Нанхейма нервно подергивались.
- Какой был день, когда ее?..
Он оборвал фразу, так как дверь в спальню открылась.
Из спальни, держа в руке чемодан, вышла пышнотелая женщина. Она была полностью одета для выхода на улицу.
- Мириам, - сказал Нанхейм.
Она посмотрела на него мутным взглядом и сказала:
- Терпеть не могу подлецов, но если бы я их любила, я бы терпеть не могла подлецов-стукачей, а если бы даже я и любила подлецов-стукачей, то тебя все равно бы терпеть не могла. - Она повернулась к входной двери.
Гилд, поймав Нанхейма за руку, чтобы не дать ему броситься вслед за женщиной, повторил:
- Где ты был?
Нанхейм крикнул:
- Мириам! Не уходи. Я исправлюсь, я сделаю все, что угодно. Не уходи, Мириам.
Она вышла и захлопнула дверь.
- Пустите меня, - умолял Нанхейм Гилда. - Пустите, я приведу ее назад. Я жить без нее не могу. Я только приведу ее назад и расскажу вам все, что захотите. Пустите, я должен ее вернуть.
Гилд сказал:
- Чушь. Садись. - Он подтолкнул маленького человечка к стулу. - Мы пришли сюда не затем, чтобы смотреть, как вы с этой бабой танцуете ритуальные танцы. Где ты был в тот день, когда убили секретаршу?
Нанхейм закрыл лицо руками и зарыдал.
- Если будешь и дальше прикидываться, - сказал Гилд, - Я тебе таких тумаков наваляю...
Я плеснул в стакан немного виски и протянул его Нанхейму.
- Спасибо вам, сэр, спасибо. - Он выпил виски, закашлялся и, вытащив грязный носовой платок, принялся вытирать им лицо. - Я не могу так сразу вспомнить, лейтенант, - заныл он. - Может, я был в заведении Чарли, а может, и здесь. Мириам наверняка вспомнит, если вы позволите мне вернуть ее.
Гилд сказал:
- К черту Мириам. Как тебе нравится идея попасть в кутузку за то, что не можешь вспомнить?
- Дайте мне одну минуту, я вспомню. Я не прикидываюсь, лейтенант. Вы же знаете, я всегда выкладываю вам все до последнего. Сейчас мне просто плохо. Посмотрите на мое запястье. - Он протянул правую руку и показал нам запястье, которое начало опухать. - Погодите одну минуту. - Он опять закрыл лицо руками.
Гилд подмигнул мне, и мы принялись ждать момента, когда память маленького человечка вновь заработает.
Неожиданно Нанхейм отнял руки от лица и громко засмеялся.
- Черт возьми! Поделом мне было бы, если бы вы меня зацапали! В тот день я был... Погодите, я вам покажу. - Он направился в спальню.
Через несколько минут Гилд позвал:
- Эй, мы не собираемся торчать тут до утра. Давай поскорее.
Ответа не было.
Когда мы вошли в спальню, она оказалась пуста, а открыв дверь в ванную, мы обнаружили, что и ванная тоже пуста. Окно в ванной было отворено, за ним виднелась пожарная лестница.
Я ничего не сказал и постарался не выразить своим видом то, что думаю.
Гилд сдвинул шляпу со лба чуть назад, сказал:
- Зря он это сделал, - и направился к телефону в гостиной.
Пока он звонил, я покопался в тумбочках и шкафах, ничего не нашел. Искал я не слишком тщательно и оставил это занятие, как только Гилд привел полицейскую машину в действие.
- Надеюсь, мы быстро его найдем, - сказал он. - У меня есть новости. Мы установили, что Йоргенсен и Розуотер - одно и то же лицо.
- А как вы это установили?
- Я послал человека побеседовать с той девушкой, которая подтвердила его алиби, с Ольгой Фентон, и он, в конце концов, вытянул из нее эту информацию. Правда, он говорит, что относительно алиби ему ничего не удалось добиться. Я поеду к ней и попытаюсь расколоть ее сам. Хотите составить компанию?
Я посмотрел на часы и сказал:
- Я бы с удовольствием, но уже поздно. Розуотера еще не задержали?
- Приказ уже отдан. - Он задумчиво посмотрел на меня. - И уж теперь-то мы заставим его говорить!
Я ухмыльнулся.
- А теперь что вы думаете по поводу того, кто ее убил?
- Я спокоен, - сказал он. - Дайте мне достаточно фактов, с помощью которых можно будет кое-кого поприжать, и я быстренько предъявлю вам того, кто это сделал.
На улице он пообещал держать меня в курсе событий, мы пожали друг другу руки и расстались. Через несколько секунд он догнал меня и попросил передать привет Норе.

XVII
Дома я передал Норе привет от Гилда и рассказал ей о сегодняшних новостях.
- У меня тоже есть для тебя новости, - сказала она. - Заходил Гилберт Уайнант и был сильно разочарован, не застав тебя. Он просил передать, что должен рассказать тебе что-то "чрезвычайно важное".
- Может быть, он обнаружил, что у Йоргенсена комплекс неполноценности на почве отношений с его матерью.
- Думаешь, ее убил Йоргенсен?
- Я думал, будто знаю, кто это сделал, - сказал я, - однако, сейчас все так перемешалось, что можно лишь гадать.
- И каков результат твоего гадания?
- Мими, Йоргенсен, Уайнант, Нанхейм. Гилберт Дороти, тетушка Элис, Морелли, ты, я или Гилд. А может, это сделал Стадси. Как насчет того, чтобы приготовить что-нибудь выпить?
Она смешала несколько коктейлей. Я допивал второй или третий, когда она, ответив на телефонный звонок, вернулась в комнату и сказала:
- Твоя подружка Мими желает с тобой поговорить.
Я подошел к телефону.
- Привет, Мими.
- Я ужасно сожалею, что была так груба в тот вечер, Ник, но я страшно расстроилась и, потеряв контроль над собой, выставила себя такой дурой. Пожалуйста, прости меня. - Она проговорила все это очень быстро, словно стараясь как можно скорее покончить с извинениями.
- Ничего, - сказал я.
Едва дав мне произнести эти три слога, она уже вновь говорила, однако на сей раз не так спешно и более откровенно:
- Могу я тебя увидеть, Ник? Случилось что-то ужасное, что-то... Я не знаю, что делать, к кому обратиться.
- А в чем дело?
- Не могу говорить об этом по телефону, но ты должен сказать мне, как быть. Мне необходимо положиться на чей-нибудь совет. Не мог бы ты приехать?
- Прямо сейчас?
- Да. Пожалуйста.
- Хорошо, - сказал я и вернулся в гостиную. - Поеду повидаюсь с Мими. Она говорит, что попала в переделку, и ей нужна помощь.
- Будь предельно осторожен, - рассмеялась Нора. - Она перед тобой извинилась? Передо мной извинилась.
- Да, выпалила все на одном дыхании. Дороти дома или до сих пор у тетушки Элис?
- По словам Гилберта, до сих пор у тетушки Элис. Долго ты там будешь?
- Не дольше, чем необходимо. Скорее всего, полиция сцапала Йоргенсена, и Мими хочет знать, могу ли я помочь.
- Они могут что-нибудь с ним сделать? Я имею в виду, если он не убивал Джулию Вулф.
- Наверное, можно припомнить, выдвинутые против него старые обвинения - угрозы по почте, попытка вымогательства. - Оторвавшись от виски, я задал себе и Норе вопрос: - Интересно, знают ли друг друга Йоргенсен и Нанхейм? - Я поразмыслил немного, однако не нашел ничего, что могло бы превратить это предположение в нечто большее, нежели простая вероятность. - Ну что ж, я поехал.

XVIII
Мими встретила меня с распростертыми объятиями.
- Это было невероятно, невероятно мило с твоей стороны - простить меня, Ник, но ты ведь всегда был невероятно милым. Ума не приложу, что на меня нашло в понедельник вечером.
- Забудем об этом, - сказал я.
Лицо ее было несколько розовее обычного и выглядело моложе из-за того, что мышцы лица были напряжены. Голубые глаза ярко сияли. Руки ее, лежавшие на моих руках, были холодны. Она была сильно взволнована, но я не мог определить, какого рода волнение ее обуревало.
Мими сказала:
- Со стороны твоей жены также было невероятно мило...
- Забудем об этом.
- Ник, что могут сделать за сокрытие улик, доказывающих причастность другого человека к убийству?
- Если захотят, могут обвинить в их укрывательстве - на юридическом языке это называется не обещанное заранее укрывательство следов преступления.
- Даже если ты добровольно изменишь решение и предоставишь им улики?
- Все равно могут. Хотя обычно они этого не делают.
Она оглянулась по сторонам, словно пытаясь удостовериться, что в комнате больше никого нет, и сказала:
- Джулию убил Клайд. Я нашла вещественное доказательство и спрятала его. Что со мной сделают?
- Может, и ничего, просто устроят тебе головомойку - если ты передашь вещественное доказательство полиции. Он был когда-то твоим мужем: вы - достаточно близкие друг другу люди, и вряд ли найдется суд, который станет вменять тебе в вину попытку покрыть его - если только, конечно, у судей не будет причин подозревать, что ты руководствовалась иными соображениями.
Холодно и надменно она спросила:
- У тебя есть подобные подозрения?
- Не знаю, - сказал я. - Я склонен думать, что ты хотела использовать это доказательство вины Уайнанта чтобы, как только вы с ним увидитесь выжать из него денег, однако сейчас появились какие-то новые обстоятельства, заставившие тебя изменить решение.
Она согнула пальцы правой руки так, что ладонь ее стала напоминать когтистую лапу, и замахнулась, целясь острыми ногтями мне в лицо. Губы ее были подобраны, обнажая оскал плотно сжатых зубов.
Я поймал ее руку.
- В последнее время женщины стали грубее, - сказал я, стараясь придать своему голосу оттенок грусти. - Я только что расстался с дамочкой, которая швырнула одному парнишке в голову сковороду.
Она засмеялась, однако выражение ее глаз не изменилось.
- Ты всегда подозреваешь меня в самом плохом, не так ли?
Я отпустил ее руку, и она потерла то место, где оставили следы мои пальцы.
- Кто та женщина, которая бросила сковороду? - спросила она. - Я ее знаю?
- Это сделала не Нора, если ты имела в виду ее. Полиция еще не арестовала Виктора-Кристиана Розуотера-Йоргенсена?
- Что?
Я поверил в ее замешательство, хотя и ее реакция и тот факт, что я в нее поверил, удивили меня.
- Йоргенсен - это Розуотер, - сказал я. - Ты ведь помнишь его. Я думал, тебе известно.
- Ты имеешь в виду того ужасного человека, который...
- Да.
- Я не верю. - Мими встала; пальцы ее подергивались. - Не верю, не верю. - Лицо ее побелело от страха" искаженный голос звучал неестественно, словно голос чревовещателя. - Я не верю.
- Ну, тогда все в порядке, - сказал я.
Мими не слушала меня. Повернувшись ко мне спиной, она подошла к окну и стояла там, не оборачиваясь. Я сказал:
- Внизу перед входом в машине сидят два, похожих на полицейских человека, которые, наверное, должны взять его, когда...
Она обернулась и резким голосом спросила;
- Ты уверен, что Розуотер - это он? - Следов страха на ее лице уже почти не было, а голос звучал, по крайней мере, по-человечески.
- Полиция уверена.
Мы смотрели друг на друга, и каждый из нас был занят своими мыслями. Мими, как мне думалось, боялась вовсе не того, что Йоргенсен убил Джулию Вулф, и даже не того, что его могут арестовать: она боялась, что единственная причина, по которой Йоргенсен женился на ней, заключалась в какой-то его игре против Уайнанта.
Когда я расхохотался - не потому, что сама эта мысль показалась мне забавной, а потому, что она пришла мне в голову так неожиданно, - Мими вздрогнула и неуверенно улыбнулась.
- Я не поверю, - на сей раз тихим, мягким голосом сказала она, - пока он сам мне не признается.
- А когда признается - что потом?
Она чуть повела плечами, нижняя губа ее задрожала.
- Он ведь мой муж.
Наверное, слова ее прозвучали забавно, однако меня они разозлили. Я сказал:
- Мими, это я, Ник. Ты помнишь меня - Ни-ик?
- Я знаю, ты всегда думаешь обо мне только плохое, - мрачно сказала она. - Ты полагаешь, я...
- Ну ладно, ладно. Оставим это. Давай вернемся к тем уликам против Уайнанта, которые ты нашла.
- Ах, это, - сказала она и отвернулась. Когда она вновь повернулась ко мне, губа ее опять дрожала. - Я солгала, Ник, я ничего не нашла. - Она приблизилась ко мне. - Клайд не имел права писать те письма Маколэю и Элис, пытаясь внушить всем подряд недоверие ко мне; я подумала, что он получит по заслугам, если я придумаю что-нибудь ему во вред, так как я и правда полагала... то есть, полагаю, что Джулию убил он, и только благодаря...
- И что же ты придумала?
- Я... я пока еще не придумала. Мне сначала хотелось узнать, что со мной сделают - ну, ты понимаешь, то, о чем я тебя спрашивала. Можно было бы, например, соврать, будто Джулия, когда я осталась с ней наедине, а остальные ушли звонить, на минутку пришла в себя и сказала мне, что это сделал Клайд.
- Ты не говорила, будто услышала что-то и промолчала, ты сказала, будто нашла что-то и спрятала.
- Но я действительно еще не решила, что именно я.
- Когда ты узнала о письме Уайнанта Маколэю?
- Сегодня днем, - сказала она; - сюда приезжал человек из полиции.
- Он ничего не спрашивал тебя о Розуотере?
- Он спросил, знаю ли я его и не знавала ли прежде, и я полагала, что говорю правду, когда ответила "нет".
- Может, ты так и полагала, - сказал я, - однако, я думаю, что ты впервые говорила правду, когда уверяла, будто нашла какое-то доказательство вины Уайнанта.
Мими широко раскрыла глаза.
- Я не понимаю.
- Я тоже, но все, вероятно, было так: ты, видимо, нашла что-нибудь и решила попридержать находку, возможно, с целью продать это Уайнанту; затем, когда из-за его писем люди начали смотреть на тебя с оглядкой, ты решила поставить крест на идее получить с него деньги и захотела одновременно отплатить Клайду и обезопасить себя, передав это доказательство полиции; теперь, в конце концов, когда ты узнала, что Йоргенсен является Розуотером, ты опять делаешь невинное лицо и утаиваешь доказательство, на сей раз не ради денег, а ради того, чтобы поставить Йоргенсена в самое тяжелое положение, какое только возможно в качестве наказания за то, что он женился на тебе обманным путем, затеяв игру против Уайнанта, а вовсе не по любви.
Она спокойно улыбнулась и спросила:
- Ты и правда думаешь, что я на все способна, верно?
- Это неважно, - сказал я. - Для тебя должно быть важным то, что ты, возможно, окончишь жизнь в какой-нибудь тюрьме.
Вопль, который она издала, был негромким, но ужасным, а страх, отразившийся на ее лице пару минут назад, не шел ни в какое сравнение с тем ужасом, что искажал ее черты сейчас. Она схватила меня за лацканы и, прильнув к ним, залепетала:
- Не говори так, пожалуйста, не надо! Скажи, что ты так не думаешь! - Мими вся дрожала, поэтому я обнял ее, чтобы она не упала.
Мы не слышали, как подошел Гилберт, пока он не кашлянул и не спросил:
- Мама, с тобой все в порядке?
Мими медленно убрала руки с моих лацканов, отступила на шаг и сказала:
- Твоя мама - такая глупышка! - Она все еще дрожала, однако нашла в себе силы улыбнуться мне и сказать игривым голосом: - Жестокий, ты так меня напугал!
Я ответил, что сожалею об этом.
Гилберт положил пальто и шляпу на стул и с вежливым интересом смотрел то на одного из нас, то на другого. Когда стало ясно, что никто из нас не собирается ему что-либо объяснять, он опять кашлянул и сказал:
- Я страшно рад вас видеть. - Он подошел и пожал мне руку.
Я сказал, что тоже рад его видеть.
Мими произнесла:
- У тебя усталые глаза. Готова поспорить, что ты опять весь день читал без очков. - Она покачала головой и обратилась ко мне. - Он такой же неразумный, как и его отец.
- Есть какие-нибудь новости от отца? - спросил Гилберт.
- После ложной тревоги насчет его самоубийства - никаких, - сказал я. - Надо думать, ты в курсе, что это была ложная тревога.
- Да. - Он поколебался. - Мне бы хотелось поговорить с вами несколько минут, прежде чем вы уйдете.
- Конечно.
- Но ты можешь поговорить с ним сейчас, дорогой, - сказала Мими. - Разве у вас есть секреты, о которых я не должна знать? - Говорила она довольно непринужденно и уже перестала дрожать.
- Тебе это будет скучно. - Он взял шляпу и пальто, кивнул мне и вышел из комнаты.
Мими вновь покачала головой и сказала:
- Я совсем не понимаю этого ребенка. Интересно, какие выводы он сделал из нашей немой сцены. - Казалось, она была не особенно обеспокоена. Затем, уже более серьезным тоном добавила: - Почему ты сказал так, Ник?
- Насчет того, что ты окончишь жизнь в?..
- Нет, давай не будем. - Ее передернуло. - Я не хочу об этом слышать. Ты не можешь остаться на ужин? Вероятно, я буду совсем одна.
- Извини, не могу. Ну, так что там насчет улики, которую ты нашла?
- На самом деле я ничего не нашла. Это была ложь. - Стараясь меня убедить, она нахмурилась. - Не смотри на меня так. Это действительно была ложь.
- Значит, ты вызвала меня только для того, чтобы мне солгать? - спросил я. - Почему же тогда ты передумала?
Она хихикнула.
- Наверное, я и правда нравлюсь тебе, Ник, иначе бы ты не вел себя по отношению ко мне так враждебно.
Подобная логика была мне недоступна. Я сказал:
- Ну что ж, посмотрю, чего хочет Гилберт, и отправлюсь восвояси.
- Может, останешься?
- Извини, не могу, - опять сказал я. - Где мне его найти?
- Вторая дверь на... Криса действительно арестуют?
- Это зависит, - сказал я, - от объяснений, которые он даст полиции. Ему придется говорить весьма откровенно, чтобы выкрутиться.
- О, он сможет... - Она оборвала фразу, подозрительно посмотрела на меня и спросила: - Ты не водишь меня за нос? Он действительно тот самый Розуотер?
- Полиция в этом вполне уверена.
- Но полицейский, который был сегодня здесь, не задал ни единого вопроса о Крисе, - возразила она. - Он лишь спросил, знаю ли я...
- Тогда они еще небыли уверены, - объяснил я. - Это было всегда лишь предположение.
- А сейчас они уверены?
Я кивнул.
- Как они узнали?
- От одной его знакомой, - сказал я.
- От кого именно? - Глаза Мими слегка потемнели, однако голосом она вполне владела.
- Что-то не припомню ее имя, - солгал я, но затем вновь вернулся на стезю правды. - От той, которая подтвердила его алиби в день убийства.
- Алиби? - возмущенно спросила она. - Ты хочешь сказать, что полиция поверит на слово такой женщине?
- Какой женщине?
- Ты знаешь, что я имею в виду.
- Не знаю. Ты с ней знакома?
- Нет, - сказала она так, словно я ее оскорбил. Мими прищурила глаза и понизила голос почти до шепота. - Ник, ты думаешь, это он убил Джулию?
- С чего бы он стал это делать?
- Предположим, он женился на мне, чтобы отомстить Клайду, - сказала она, - и. - ... Знаешь, а ведь он настаивал на том, что мы должны приехать сюда и попытаться вытянуть из Клайда деньги. Может, предложение исходило и от меня - не помню - но он настаивал. А потом, скажем, он случайно столкнулся с Джулией. Она, конечно же, была с ним знакома, так как они работали на Клайда в одно и то же время. И в тот день он знал о моем намерении навестить Джулию и боялся, что если я ее разозлю, она может выдать его, и... Такое ведь могло случиться?
- В этом нет ни капли здравого смысла. Помимо всего прочего, в тот день вы с Крисом вышли из дома вместе. Он не успел бы...
- Но мое такси ехало ужасно медленно, - сказала она, - и потом, я ведь могла где-нибудь по пути остановиться... Кажется, я останавливалась. Кажется, я останавливалась у аптеки, чтобы купить аспирин. - Она энергично кивнула. - Я точно помню, что останавливалась.
- И он знал, что ты остановишься, ибо ранее ты ему об этом сообщила, - предположил я. - Нельзя продолжать в том же духе, Мими. Убийство - вещь серьезная. В подобных делах людей не ставят под удар только потому, что они сыграли с тобой шутку.
- Шутку? - сверкнув на меня глазами, спросила она. - Ах этот... - Она принялась награждать Йорген-сена обычными в таких случаях непристойными, грязными и оскорбительными эпитетами; голос ее при этом становился все громче и громче, и вот, наконец, она уже кричала прямо мне в лицо.
Когда Мими остановилась, чтобы перевести дыхание, я сказал:
- Ругаешься ты, конечно, здорово, но...
- У него даже хватило наглости намекнуть, будто Джулию могла убить я, - сказала она. - Он побоялся прямо спросить, однако постоянно намекал на это, пока я совершенно определенно не заявила, что... ну, в общем, что я этого не делала.
- Ты ведь совсем не то собиралась сказать. Что же это ты совершенно определенно ему заявила?
Она топнула ногой.
- Не перебивай меня!
- Ладно, черт с тобой. Я приехал сюда не по собственному желанию, - сказал я и направился за шляпой и пальто.
Она побежала за мной и поймала меня за руку.
- О, Ник, прости, пожалуйста. Это все мой мерзкий характер. Не понимаю, что на меня...
Вошел Гилберт и сказал:
- Я немного пройдусь с вами.
Глядя на него, Мими нахмурилась.
- Ты подслушивал.
- Как мог я не подслушивать, если ты так кричала? - спросил он. - Ты не дашь мне немного денег?
- К тому же, мы не окончили наш разговор, - сказала она.
Я посмотрел на часы.
- Уже поздно, Мими. Мне нужно бежать.
- Может, приедешь после того, как закончишь все дела?
- Если не будет слишком поздно. Не жди меня.
- Я всегда здесь, - сказала она. - Неважно, который будет час.
Я сказал, что постараюсь. Она дала Гилберту немного денег, и мы с ним спустились вниз.

XIX
- Я подслушивал, - сказал Гилберт, когда мы вышли из здания. - Мне кажется, что если ты занимаешься изучением людей, и у тебя есть шанс, то не подслушивать - глупо, поскольку в твое отсутствие люди всегда ведут себя совершенно иначе, чем при тебе. Конечно, им не нравится, когда они узнают об этом, однако... - Он улыбнулся. - Вряд ли животным и птицам нравится, когда за ними шпионят натуралисты.
- И много тебе удалось подслушать? - спросил я.
- О, вполне достаточно - по-моему, я не пропустил ничего существенного.
- И что ты об этом думаешь?
Он поджал губы, наморщил лоб и рассудительно произнес:
- Трудно сказать. Мама иногда успешно утаивает факты, но у нее плохо получается выдумывать их. Забавно - вы, наверное, обратили на это внимание - тот, кто больше всего лжет, делает это почти всегда наиболее неуклюже, и его легче обвести вокруг пальца, чем всех остальных. Логично предположить, что они-то уж точно будут настороже и распознают любую ложь, однако как раз им можно внушить практически все. Наверное, вы обратили на это внимание, не так ли?
- Да.
Он сказал:
- Вот что я хотел вам сообщить: вчера вечером Крис не явился домой. Потому-то мама и расстроена больше обычного; а когда сегодня утром я забрал почту, то обнаружил там, адресованное ему письмо, в котором, как мне показалось, могло быть что-нибудь любопытное, и я аккуратно вскрыл его. - Он достал из кармана письмо и протянул мне. - Лучше прочитайте его сейчас, а на случай, если Крис вернется, хотя, по-моему, он вряд ли уже вернется, опять его запечатаю и положу в завтрашнюю почту.
- Почему ты так думаешь? - спросил я, взяв письмо.
- Ну, он ведь и правда Розуотер...
- Ты говорил с ним об этом?
- У меня не было возможности. С тех пор, как вы сообщили мне об этом, я его не видел.
Я посмотрел на письмо, которое держал в руке. На конверте стоял почтовый штемпель: Бостон, Массачусетс, двадцать седьмое декабря 1932 года, а адрес был надписан женским почерком, в котором было что-то детское: "Мистеру Кристиану Йоргенсену, гостиница "Кортлэнд", Нью-Йорк".
- Что надоумило тебя вскрыть его? - спросил я, вынимая письмо из конверта.
- Я не верю в интуицию, - ответил Гилберт, - но, по всей видимости, существуют такие вещи как разные запахи, звуки или, быть может, особенности почерка, которые не поддаются анализу и в которых не отдаешь себе отчета, однако они - эти вещи - иногда влияют на твои решения. Не знаю, что именно на меня повлияло - я просто почувствовал: это письмо может содержать ценную информацию.
- И часто тебя одолевают подобные чувства при виде семейной почты?
Он бросил на меня быстрый взгляд, словно пытаясь убедиться, не разыгрываю ли я его, и сказал:
- Не часто, но мне уже приходилось вскрывать их письма. Я же говорил вам, что занимаюсь изучением людей.
Я принялся читать письмо:

"Дорогой Вик!
Ольга написала мне, что ты опять находишься в Соединенных Штатах под именем Кристиан Йоргенсен и женат на другой женщине. Ты прекрасно знаешь, Вик, что это несправедливо, так же, как несправедливо было бросить меня на все эти годы, не подавая никаких признаков жизни. И не присылая денег. Я понимаю, что тебе необходимо было уехать в связи с неприятностями, которые ты имел с мистером Уайнантом, однако он, я уверена, уже давно забыл обо всем, и, по-моему, ты мог бы мне написать, поскольку, как тебе хорошо известно, я всегда была твоим другом и по-прежнему готова в любой момент сделать для тебя все, что в моих силах. Я не хочу сердить тебя, Вик, но мне необходимо с тобой увидеться. В воскресенье и понедельник по случаю Нового года я буду свободна от работы в магазине и приеду в Нью-Йорк в субботу вечером, чтобы поговорить с тобой. Напиши мне, в какое время и где ты будешь ждать меня, поскольку я не хочу причинять тебе неприятностей. Можешь быть в этом уверен, и напиши мне сразу же, чтобы я успела получить письмо вовремя.
Твоя настоящая жена,
Джорджия".

В письме был и обратный адрес.
Я сказал:
- Так-так-так, - и вложил письмо обратно в конверт. - И тебе удалось преодолеть искушение рассказать об этом матери?
- О, я знал, какова будет ее реакция. Вы же видели, что она вытворяла из-за тех пустяков, о которых вы ей сообщили. Как вы думаете, что мне следует предпринять по этому поводу?
- Тебе следует разрешить мне рассказать обо всем полиции.
Он с готовностью кивнул.
- Согласен, раз вы полагаете, что так будет лучше. Если хотите, можете показать им письмо.
- Спасибо, - сказал я и положил письмо в карман.
Он произнес:
- И вот еще что: у меня было немного морфия, около двадцати гран - я с ним экспериментировал, - и кто-то украл его.
- Каким образом экспериментировал?
- Принимал. Изучал эффект.
- Ну и как тебе понравился эффект? - спросил я.
- О, я и не рассчитывал, что он мне понравится. Мне просто хотелось знать, каков он. Я не люблю вещей, одурманивающих мозг. Поэтому я почти не пью и даже не курю. Хотя, собираюсь попробовать кокаин, поскольку предполагается, что он делает ум острее, верно?
- Предполагается. Кто, по-твоему, умыкнул морфий?
- Я подозреваю Дороти, так как на ее счет у меня есть теория. Поэтому я собираюсь к тетушке Элис на ужин: Дороти все еще у нее, и мне хочется проверить. Я могу вытянуть из сестры что угодно.
- Вообще-то, если она все время была там, - спросил я, - каким образом ей удалось...
- Вчера вечером она ненадолго заезжала домой, - ответил он, - а кроме того, я не знаю точно, когда морфий пропал. Сегодня я впервые за последние три-четыре дня открыл коробку, в которой он хранился.
- Дороти знала о том, что он у тебя есть?
- Да. Это одна из причин, по которой я подозреваю ее. Не думаю, что кто-либо еще мог его украсть. На Дороти я тоже экспериментировал.
- Ну и как, ей понравилось?
- О да, понравилось, однако, она бы и без того его взяла. Но я хотел спросить вас о другом: могла ли она пристраститься к наркотику за такое короткое время?
- Насколько короткое?
- Неделя... нет... десять дней.
- Вряд ли, если только она сама себя в этом не убедила. Много ты ей давал?
- Нет.
- Дай мне знать, когда все выяснишь, - сказал я. - Здесь я возьму такси. До скорого.
- Вы ведь еще приедете к нам сегодня, да?
- Если смогу. Может, тогда и увидимся.
- Да, - сказал он, - и огромное вам спасибо.
У ближайшей аптеки я остановился, чтобы позвонить Гилду, не ожидая, что застану его на службе, и надеясь узнать номер его домашнего телефона. Оказалось однако, что он все еще был там.
- Работаете допоздна, - сказал я.
Его "ага" прозвучало весьма оптимистично. Я прочел ему письмо Джорджии и продиктовал ее адрес.
- Хороший улов, - сказал он.
Я сообщил, что Йоргенсен со вчерашнего дня не появлялся дома.
- Думаете, мы найдем его в Бостоне? - спросил он.
- Либо там, - предположил я, - либо где-нибудь на юге - не знаю, как далеко ему удалось за это время удрать.
- Поищем и там, и там, - по-прежнему оптимистично сказал Гилд. - А у меня для вас тоже есть одна новость. Нашего друга Нанхейма с ног до головы начинили пулями тридцать второго калибра примерно через час после того, как он улизнул от нас; теперь он мертв - мертвее не бывает. Стреляли, похоже, из того же пистолета, из которого прикончили секретаршу Вулф. - В данный момент эксперты сравнивают пули. Думаю, сейчас Нанхейм жалеет, что не остался и не поговорил с нами.

XX
Когда я вернулся домой, Нора держала в одной руке кусок холодной утки, а другой рукой собирала картинку-головоломку.
- Я думала, ты остался жить у нее, - сказала она. - Ты ведь был когда-то сыщиком: найди мне коричневатый кусочек, напоминающий по форме улитку с длинной шеей.
- Кусочек утки или головоломки? Слушай, давай не поедем сегодня к супругам Эдж: они такие скучные.
- Хорошо, но они обидятся.
- Вряд ли нам так сильно повезет, - пожаловался я. - Они бы обиделись на Куиннов или...
- Харрисон звонил. Он просил передать, что теперь самое время прикупить акций "Макинтайр Поркьюпайн" - кажется, так они называются - вдобавок к твоему пакету "Доум Майнз". Он говорит, что акции опустились до двадцати с четвертью. - Нора коснулась пальцем картинки-головоломки. - Тот фрагмент, который я ищу, должен подойти вот сюда.
Я нашел нужный ей фрагмент и почти слово в слово передал все, о чем мы говорили и что делали у Мими.
- Я тебе не верю, - сказала она. - Ты все придумал. Таких людей не бывает. Слушай, откуда они появились? Может, они - первые представители нового вида чудовищ?
- Я просто передаю тебе, что происходит, и не берусь ничего объяснять.
- Да и как бы ты все это объяснил? Складывается впечатление, будто у них в семье нет ни единого человека - особенно теперь, когда Мими ополчилась на своего Криса, - который хоть в малейшей степени питал бы дружеские чувства по отношению к кому-либо из остальных, и, тем не менее, в чем-то они очень похожи друг на друга.
- Может, как раз этим-то все и объясняется, - предположил я.
- Хотела бы я взглянуть на тетушку Элис, - сказала она. - Ты собираешься передать письмо Джорджии в полицию?
- Я уже звонил Гилду, - ответил я и рассказал ей о Нанхейме.
- И что из этого следует? - спросила она.
- Прежде всего, если Йоргенсен уехал из города - а я думаю, он уехал, - и в Нанхейма стреляли из того же пистолета, что и в Джулию - а это вполне вероятно, - то полиции придется искать еще и сообщника, раз они хотят обвинить в чем-нибудь самого Йоргенсена.
- По-моему, если бы ты был хорошим сыщиком, ты смог бы объяснить мне все гораздо доходчивей. - Она вновь занялась головоломкой. - Ты еще поедешь сегодня к Мими?
- Сомневаюсь. Может, оставишь на время эту игрушку, и мы поужинаем?
Зазвонил телефон, и я сказал, что подойду сам. Звонила Дороти Уайнант.
- Алло. Ник?
- Привет, Дороти. Как дела?
- Сюда только что приехал Гилберт и спросил меня о... ну, вы знаете о чем, и мне хотелось сказать вам, что это я его взяла, однако с единственной целью - не дать брату превратиться в наркомана.
- И что ты с ним сделала?
- Гилберт заставил меня вернуть его, и он мне не верит, но я взяла его только по этой причине, честное слово.
- Я тебе верю.
- А, может, вы тогда скажете об этом Гилу? Если вы мне верите, то и он поверит, поскольку думает, что о подобных вещах вы знаете все.
- Скажу, как только его увижу, - пообещал я.
Она сделала паузу и затем спросила:
- Как Нора?
- Кажется, в порядке. Хочешь с ней поговорить?
- В общем, да, но я хочу еще спросить вас кое о чем. А мама... она ничего вам обо мне не говорила, когда вы у нее сегодня были?
- Насколько я помню, ничего. А в чем дело?
- А Гил?
- Только в связи с морфием.
- Вы уверены?
- Абсолютно, - сказал я. - В чем дело?
- Да нет, ни в чем... раз вы уверены. Все это глупо.
- Ну, ладно. Я позову Нору. - Я прошел в гостиную. - Дороти хочет с тобой поговорить. Не приглашай ее на ужин.
Когда Нора, поговорив по телефону, вернулась, во взгляде ее было что-то странное.
- Ну и что же она тебе сообщила? - спросил я.
- Ничего. Просто поинтересовалась, как дела и все такое прочее.
Я сказал:
- Если ты обманываешь старших, Бог тебя накажет.

Мы поужинали в японском ресторанчике на Пятьдесят восьмой улице, а затем я позволил Норе уговорить себя поехать, в конце концов, к супругам Эдж.
Хэсли Эдж представлял собою высокого костлявого мужчину лет пятидесяти с небольшим, совершенно лысого, с помятым желтым лицом. Он называл себя "кладбищенским вором по профессии и по призванию" - единственная его шутка, если только он и впрямь при этом шутил, - а означало сие, что он - археолог; Хэсли очень гордился своей коллекцией боевых топоров. С ним вполне можно было общаться при условии, если вам удавалось примириться с мыслью, будто вы случайно присутствуете при составлении подробной описи его оружейной коллекции - топоров каменных, медных, бронзовых, обоюдоострых, многогранных, многоугольных, зубчатых, молотковых, тесальных, месопотамских, венгерских, скандинавских, причем все эти топоры были в весьма ветхом состоянии. А возражали мы по поводу его жены. Имя ее было Леда, однако он звал жену Тип. Она была очень маленькой, а ее волосы, глаза и кожа, хотя от природы и имели разные оттенки, казались одинаково грязноватыми. Она редко сидела в нормальной позе - чаще всего она пристраивалась где-нибудь, словно курица на насесте - и имела привычку по-птичьи слегка поворачивать голову набок. У Норы была теория, будто однажды, когда Эдж раскопал очередное древнее захоронение, оттуда выскочила Тип, а Марго Иннес всегда называла ее не иначе как гномом. Однажды Тип сказала мне, что полагает, будто ни одно литературное произведение, написанное за последние двадцать лет, не войдет в историю, поскольку "в них нет ничего психиатрического". Жили они в приятном трехэтажном особняке на окраине Гринвич-Виллидж, и напитки у них были превосходные.
Когда мы приехали, в доме уже находилось более десятка гостей. Тип представила нас тем, кого мы не знали, а затем оттеснила меня в угол.
- Почему ты не сказал мне, что люди, с которыми я познакомилась у вас на Рождестве, замешаны в деле, связанном с убийством? - спросила она, наклонив голову влево так, что ее ухо почти касалось плеча.
- Я и сам об этом не знал. И потом, что такое дело об убийстве в наше время?
Она наклонила голову вправо.
- Ты даже не сказал мне, что взялся за это дело.
- Что я тебе не сказал? А-а, понимаю, о чем идет речь. Так вот: я за него не брался. И если меня подстрелили, то это лишь подтверждает, что я - невинный посторонний наблюдатель.
- Сильно болит?
- Чешется. Я забыл сегодня переменить бинты.
- Наверное, Нора ужасно перепугалась?
- Все перепугались: и Нора, и я, и тот парень, который в меня стрелял. Вон там стоит Хэсли - я с ним еще не говорил.
Когда я бочком обходил ее, стараясь улизнуть, она произнесла:
- Харрисон обещал привести сегодня их дочь.
В течение нескольких минут мы беседовали с Эджем - в основном о местечке в Пенсильвании, которое он собирался купить, - а потом, взяв себе стакан с виски, я стал слушать Ларри Краули и Фила Теймса, рассказывавших друг другу неприличные анекдоты, пока к нам не подошла какая-то женщина и не задала Филу - он преподавал в Колумбийском университете - один из тех вопросов о технократии, какие было модно задавать в ту неделю. Мы с Ларри отошли в сторону и приблизились к месту, где сидела Нора.
- Будь осторожен, - сказал она мне. - Наш гном непоколебимо настроена на то, чтобы выведать у тебя все, связанные с убийством Джулии Вулф, подробности.
- Пусть выведывает их у Дороти, - сказал я. - Она придет вместе с Куинном.
- Я знаю.
- Он с ума сходит по этой девушке, вы не находите? - сказал Ларри. - Он говорил мне, что собирается развестись с Элис и жениться на ней.
- Бедная Элис, - сочувственно сказала Нора. Ей не нравилась Элис.
Ларри сказал:
- Это еще как посмотреть. - Ему нравилась Элис. - Вчера я видел парня, женатого на матери Дороти. Ну, того, высокого, с которым мы познакомились у вас.
- Йоргенсена.
- Точно. Он выходил из ломбарда, что почти на углу Шестой авеню и Сорок шестой улицы.
- Ты поговорил с ним?
- Я был в такси. К тому же, по-моему, человек проявляет вежливость, когда притворяется, будто не замечает, выходящего из ломбарда знакомого.
Обращаясь сразу ко всем, Тип громко произнесла: "Ш-ш-ш", и Леви Оскант принялся играть на фортепиано. Пока он играл, прибыли Куинн и Дороти. Куинн был пьян как сапожник, да и Дороти, судя по всему, пила не одну минеральную воду.
Она подошла ко мне и прошептала:
- Я хочу уйти отсюда вместе с вами и Норой.
Я сказал:
- Тогда тебе не удастся здесь позавтракать.
Обернувшись ко мне, Тип произнесла:
- Ш-ш-ш!
Мы вновь стали слушать музыку. С минуту Дороти ерзала возле меня, а затем опять зашептала:
- Гил сказал, что вы сегодня еще собираетесь заехать к маме. Это правда?
- Сомневаюсь.
Нетвердой походкой к нам подошел Куинн.
- Привет, старина. Привет, Нора. Передала Нику той рекомендации? (Тип сказала ему: "Ш-ш-ш!". Он не обратил на нее никакого внимания. Некоторые из гостей с облегчением вздохнули и принялись разговаривать). Послушай, старина, ты ведь держишь средства в банке "Голден Гет Траст" в Сан-Франциско, верно?
- Кое-какие деньги у меня там имеются.
- Убери их оттуда, старина. Сегодня я слышал, что этот банк весьма ненадежен.
- Ладно. Правда, там у меня не так уж и много.
- Да? Что же ты делаешь со всеми остальными деньгами?
- Мы с французами скупаем золото.
Он торжественно покачал головой.
- Вот из-за таких-то ребят как ты страна и катится в задницу.
- Причем такие ребята как я не собираются катиться в задницу вместе с нею, - ответил я. - Откуда у тебя царапины?
- Это Элис. Она всю неделю на меня дуется. Я бы давно уже сошел с ума, если бы не пил.
- А из-за чего она дуется?
- Из-за того, что я пью. Она полагает... Он наклонился ко мне и доверительно понизил голос. - Послушай. Вы - единственные мои друзья, и я скажу тебе, что хочу сделать. Я хочу развестись и жениться на...
Он попытался обнять Дороти. Она оттолкнула его руку и сказала:
- Вы ведете себя глупо и назойливо. Лучше оставьте меня в покое.
- Она думает, что я веду себя глупо и назойливо, - сообщил мне Куинн. - Знаешь, почему она не хочет выходить за меня замуж? Готов поспорить, что не знаешь. Дело в том...
- Замолчите! Замолчите же, пьяный дурак! - Обеими руками Дороти начала бить его по лицу. Она покраснела, а голос ее звучал пронзительно. - Если вы хоть раз это повторите, я убью вас!
Я оттащил Дороти от Куинна; Ларри поймал его, Удержав от падения. Куинн захныкал:
- Она ударила меня, Ник. - По щекам его бежали слезы.
Дороти уткнулась мне в грудь лицом и, по всей видимости, тоже плакала.
Нашими зрителями стали все, кто там присутствовал. Подбежала Тип; лицо ее сияло от любопытства.
- В чем дело, Ник?
- Все в порядке, - ответил я. - Просто подвыпившая парочка решила позабавиться. Я позабочусь о том, чтобы доставить их домой.
Тип такое объяснение не устраивало: она хотела задержать их по крайней мере до тех пор, пока не узнает, что же все-таки случилось. Она уговаривала Дороти прилечь, предлагала принести что-нибудь - интересно, что именно хотела она принести? - для Куинна, который к тому моменту уже едва стоял на ногах.
Мы с Норой их увели. Ларри вызвался проводить нас, однако мы решили, что в этом нет необходимости. Куинн, когда мы ехали к нему домой, спал в одном углу такси, в другом, набычившись, молчала Дороти, а Нора сидела между ними. Я примостился на откидном сиденье и по дороге думал о том, что мы все же недолго пробыли у Эджей.
Нора и Дороти оставались в такси, пока я затаскивал Куинна по лестнице. Он совершенно не мог идти.
Когда я позвонил, дверь открыла Элис. На ней была пижама зеленого цвета, а в руке она держала щетку для волос. Она устало посмотрела на Куинна и произнесла усталым голосом:
- Заноси это в спальню.
Я занес это в спальню и положил на кровать. Оно промычало нечто нечленораздельное и неуверенно подвигало рукой в воздухе, однако глаза его оставались закрытыми.
- Я раздену его, - сказал я и развязал у Куинна на груди галстук.
Элис облокотилась на спинку кровати.
- Пожалуйста, если тебе так хочется. Я давно уже бросила этим заниматься.
Я снял с Куинна пиджак, жилет и рубашку.
- Где он отключился на сей раз? - без особого интереса спросила Элис. По-прежнему стоя у спинки кровати, она теперь расчесывала щеткой волосы.
- У Эджей. - Я расстегнул его брюки.
- Он был там с этой стервочкой Уайнант? - Вопрос прозвучал небрежно.
- Там было много народу.
- Да, - сказала она. - Он вряд ли бы остановил свой выбор на уединенном месте. - Она пару раз провела щеткой по волосам. - Значит, ты полагаешь, что рассказывать мне о подобных вещах будет с твоей стороны не по-товарищески?
Ее муж слегка пошевелился и промычал:
- Дорри...
Я снял с него ботинки.
Элис вздохнула.
- Я еще время помню, когда он был молодым и сильным. - Она смотрела на мужа до тех пор, пока я не снял с него всю одежду и не укрыл его одеялом. Затем она вновь вздохнула и сказала:
- Я приготовлю тебе выпить.
- Только не наливай много: Нора ждет меня в такси. Она разомкнула губы, словно собираясь произнести что-то, сомкнула их и вновь разомкнула, чтобы сказать:
- Ладненько.
Вместе с ней я направился в кухню. Через некоторое время она произнесла:
- Это не мое дело, Ник, однако, что все же обо мне думают люди?
- То же, что и обо всех остальных: одним ты нравишься, другим нет, а третьи к тебе и вовсе равнодушны.
Она нахмурилась.
- Я не совсем это имела в виду. Какие есть мнения по поводу того, что я продолжаю жить со своим мужем, тогда как он не пропускает ни одной промелькнувшей перед его глазами юбки?
- Не знаю, Элис.
- Но что ты думаешь по этому поводу?
- Думаю, ты знаешь, что делаешь, и что бы ты ни делала, это касается только тебя.
Она недовольно посмотрела на меня.
- Ты никогда не говоришь ничего лишнего, не правда ли? - Она с горечью улыбнулась. - Ты ведь знаешь, что я не ухожу от него только из-за денег, верно? Быть может, для тебя это не так много значит, однако для меня это значит много - так уж я была воспитана.
- Но ведь ты всегда можешь подать на развод и на алименты. Тебе следует...
- Допивай поскорее и убирайся отсюда, - устало сказали Элис.

XXI
В такси Нора подвинулась, освобождая для меня место между собою и Дороти.
- Я бы выпила кофе, - сказала она. - Заедем в ресторан к Ребену?
- Хорошо, - ответил я и назвал водителю адрес.
Дороти застенчиво спросила:
- Что сказала его жена?
- Она просила тебя поцеловать.
Нора сказала:
- Перестань издеваться.
Дороти произнесла:
- На самом деле он мне не нравится, Ник. Я не буду больше с ним встречаться, честное слово. - Казалось, она совсем уже протрезвела. - Дело в том... в общем, мне было так одиноко, а с ним я чувствовала себя вроде как в компании...
Я открыл было рот, чтобы ответить, однако Нора пихнула меня в бок.
- Ничего, успокойся, - сказала она. - Харрисон всегда слегка придуривался.
- Я не хочу ничего усложнять, - сказал я, - однако, по-моему, он действительно влюблен в Дороти.
Нора опять пихнула меня в бок. В полутьме кабины Дороти попыталась разглядеть выражение моего лица.
- Вы... вы не... вы не издеваетесь надо мной, Ник?
- Ты вполне этого заслуживаешь.
- Сегодня мне рассказали еще одну историю о нашем гноме, - сказала Нора, всем своим видом показывая, что не намерена терпеть ни малейших отклонений от заданной ею темы. - Гном - это миссис Эдж, - объяснила она Дороти. - Леви говорит... - История действительно могла вызвать улыбку у того, кто знал Тип. Нора продолжала о ней распространяться до тех пор, пока мы не выбрались из такси у ресторана Ребена.
В ресторане мы увидели Герберта Маколэя, сидевшего за одним столиком с пухленькой темноволосой девушкой в красном платье. Я помахал ему рукой и, после того как мы сделали заказ официанту, подошел к их столику.
- Ник Чарльз - Луиза Джекобз, - произнес он. - Присаживайся. Какие новости?
- Йоргенсен и Розуотер - одно и то же лицо, - сообщил я.
- Да ну!
Я кивнул.
- И у него, похоже, есть жена в Бостоне.
- Хотел бы я на него взглянуть, - медленно произнес он. - Я знал Розуотера. Хотелось бы удостовериться.
- Полиция, по-моему, вполне уверена. Не знаю, удалось ли им его задержать. Думаешь, это он убил Джулию?
Маколэй выразительно покачал головой.
- Трудно представить, что Розуотер - насколько я знал его - мог кого-либо убить, несмотря на все его угрозы. Ты ведь помнишь, я никогда не принимал их всерьез. Что еще нового? - Когда я замялся, он сказал: - С Луизой все в порядке. Можешь говорить смело.
- Дело не в том. Просто мне пора возвращаться за свой столик. Я хотел спросить, получил ли ты ответ на объявление в утреннем выпуске "Тайме"?
- Пока нет. Посиди еще, Ник, мне о многом хотелось бы тебя спросить. Ты ведь рассказал полиции о письме Уайнан...
- Приезжай завтра на обед, и мы все обсудим. Мне пора вернуться за свой столик.
- А кто та блондинка? - спросила Луиза Джекобз. - Я видела ее с Харрисоном Куинном.
- Дороти Уайнант.
- Ты знаешь Куинна? - спросил меня Маколэй.
- Десять минут назад я укладывал его в постель.
Маколэй ухмыльнулся.
- Надеюсь, ты поддерживаешь с ним знакомство на этом же - чисто приятельском - уровне.
- Что ты имеешь в виду?
От ухмылки Маколэя повеяло грустью.
- Когда-то он был моим маклером, и его советы почти довели меня до банкротства.
- Чудесно, - сказал я. - Теперь он мой маклер, и я руководствуюсь его советами.
Маколэй и девушка расхохотались. Я притворился, будто тоже смеюсь от души и вернулся к своему столику.
Дороти произнесла:
- До полуночи еще далеко, а мама сказала, что будет ждать вас. Почему бы нам всем не поехать к ней?
Нора полностью была поглощена тем, что наливала себе в чашку кофе.
- Зачем? - спросил я. - Что это вам взбрело в голову?
При всем желании было трудно найти два более невинных лица, чем лица Дороти и Норы.
- Да ничего, Ник, - сказала Дороти. - Мы просто подумали, что это будет мило. Еще рано, и...
- И мы все любим Мими.
- Не-ет, однако...
- Еще слишком рано, чтобы ехать домой, - сказала Нора.
- Можно поехать в какой-нибудь бар, - предложил я, - или ночной клуб, или же в Гарлем.
Нора скорчила гримасу.
- Все твои предложения сводятся к одному.
- Хотите, поедем в заведение Барри и попытаем счастья в фараон?
Дороти хотела было сказать "да", однако, увидев, что Нора опять скорчила гримасу, промолчала.
- Все дело в том, что мне совсем не хочется опять видеть Мими, - сказал я. - Для одного дня я общался с ней более чем предостаточно.
Нора вздохнула, демонстрируя свое безграничное терпение.
- Ну ладно, раз уж мы, как обычно, обречены провести остаток вечера в каком-нибудь питейном заведении, то я предпочла бы поехать к твоему дружку Стад си, если только ты не позволишь ему поить нас тем омерзительным шампанским. Стадси очень мил.
- Я постараюсь, - пообещал я и спросил Дороти: - Гилберт сообщил тебе, что застал меня и Мими в двусмысленном положении?
Она попыталась перехватить взгляд Норы, однако Нора была занята тем, что рассматривала свою тарелку.
- Он... он не совсем так об этом рассказывал.
- А он рассказал тебе о письме?
- От жены Криса? Да. - Голубые глаза ее заблестели. - Мама просто в ярость придет, когда узнает!
- Тебе, похоже, эта мысль нравится.
- Вы так думаете? А разве она когда-нибудь пыталась вызвать во мне...
Нора сказала:
- Ник, прекрати издеваться над ребенком.
Я прекратил.

XXII
В "Пигирон Клаб" дела шли прекрасно. Там было полно народу, в воздухе стояли дым и гвалт. Стадси вышел из-за кассы, чтобы нас поприветствовать.
- Я не зря надеялся, что вы заглянете. - Он пожал руку мне и Норе и широко улыбнулся Дороти.
- Есть что-нибудь интересное? - спросил я.
Он поклонился.
- Когда находишься рядом с такими дамами, все интересно.
Я представил его Дороти.
Он отвесил ей поклон, проговорил что-то витиеватое насчет "любого, кто приходится другом Нику", и остановил официанта.
- Пит, поставь сюда столик для мистера Чарльза.
- Ты каждый вечер устраиваешь здесь такую давку? - спросил я.
- Я тут ни при чем, - ответил он. - Попав сюда один раз, они обязательно приходят снова. Может, у меня и нет черных мраморных плевательниц, зато у посетителей не возникает желания сразу же выплюнуть то, что они здесь покупают. Хотите, присядем к стойке, пока нам ставят столик?
Мы сказали, что хотим и заказали напитки.
- Ты уже слышал про Нанхейма? - спросил я.
Прежде чем решить, какой дать ответ, он некоторое время смотрел на меня, а затем сказал:
- Ага, слышал. Его девушка сегодня здесь, - он мотнул головой, указывая на противоположную сторону помещения, - наверное, отмечает это событие.
Поверх головы Стадси я осмотрел другую сторону помещения и, наконец, обнаружил крупную рыжеволосую Мириам, сидевшую за столиком в компании пяти-шести мужчин и женщин.
- Слышал, кто это сделал?
- Она говорит, что полиция - он слишком много знал.
- Это просто смешно, - сказал я.
- Смешно, - согласился он. - А вот и ваш столик. Усаживайтесь. Я сейчас вернусь.
Мы перенесли свои стаканы за столик, который официанты втиснули между двумя другими столами, занимавшими место, коего вполне хватило бы лишь для одного из них, и устроились настолько удобно, насколько это было возможно.
Нора отхлебнула из своего стакана; ее передернуло.
- Как ты думаешь, может, сюда добавили той самой "горькой вики", которую так любят вставлять в кроссворды?
- Ой, смотрите! - произнесла Дороти.
Мы посмотрели и увидели направлявшегося к нам Шепа Морелли. Внимание Дороти привлекло его лицо. В тех местах, где не было шрамов, лицо сильно опухло, а цвет его варьировался от насыщенно-пурпурного под одним глазом до нежно-розового, в каковой был окрашен кусочек пластыря, приютившийся у него на подбородке.
Морелли подошел к нашему столику и наклонился над ним, опершись о столешницу обоими кулаками.
- Послушайте, - сказал он. - Стадси говорит, что я должен принести извинения.
Нора пробормотала: "Надо же, каков наш старина Стадси", а я спросил:
- Да?
Морелли покрутил головой, на которой не было живого места.
- Я не привык извиняться за свои поступки - меня либо принимают таким, каков я есть, либо не принимают вовсе, - однако, не скрою, я сожалею, что потерял голову и выпалил в вас; надеюсь, рана не слишком вас беспокоит, и если я могу что-либо сделать, то...
- Забудем. Присядьте и выпейте чего-нибудь. Мистер Морелли - мисс Уайнант.
Глаза Дороти расширились; она была явно заинтересована.
Морелли нашел стул и сел за столик.
- Надеюсь, вы тоже не станете держать зло против меня, - сказал он Норе.
Она ответила:
- Ну что вы, это было так интересно.
Он подозрительно посмотрел на нее.
- Выпустили под залог? - спросил я.
- Ага, сегодня после обеда. - Он осторожно потрогал лицо рукой. - Вот так и появляются новые шрамы. Мне пришлось еще в течение некоторого времени оказывать сопротивление при аресте, прежде чем они отпустили меня на все четыре стороны.
Нора возмущенно произнесла:
- Это ужасно. Вы хотите сказать, что они и в самом деле...
Я похлопал ее по руке.
Морелли сказал:
- От них трудно ожидать чего-либо другого. - Он растянул распухшую нижнюю губу, изображая, должно быть, скорбную улыбку. - Все не так страшно, когда этим занимаются двое или трое из них.
Нора повернулась ко мне.
- Ты тоже принимал участие в подобных вещах?
- Кто? Я?
Держа в руках стул, к нам подошел Стадси.
- Здорово они его разукрасили, а? - сказал он, кивнув в сторону Морелли. Мы подвинулись, и он уселся. Затем Стадси снисходительно ухмыльнулся, бросив взгляд на Нору и на ее стакан. - Думаю, в забегаловках на вашей хваленой Парк Авеню вряд ли подают лучшие напитки - зато здесь вы платите всего пятьдесят центов за маленькую порцию.
Улыбка Норы выглядела довольно жалко, но все же это была улыбка. Под столом она наступила мне на ногу. Я спросил Морелли:
- Вы знали Джулию Вулф, когда она жила в Кливленде?
Он искоса посмотрел на Стадси, который, откинувшись на спинку стула, обозревал помещение, где прямо на глазах росли его доходы.
- И когда ее звали Рода Стюарт? - добавил я. Он посмотрел на Дороти.
- Можете говорить спокойно, - сказал я. - Она - Дочь Клайда Уайнанта.
Стадси прекратил обозревать помещение и во весь рот улыбнулся Дороти.
- Правда? А как поживает ваш папочка?
- Но я же его не видела с тех пор, когда была маленькой девочкой, - сказала она.
Морелли смочил кончик сигареты и вставил ее между распухшими губами.
- Я сам из Кливленда. - Он зажег спичку. Глаза его были тусклыми - он изо всех сил старался, чтобы они казались тусклыми. - Тогда ее звали совсем не Рода Стюарт, а Нэнси Кейн. - Он опять взглянул на Дороти. - Ваш отец об этом знал.
- А вы знаете моего отца?
- Мы однажды с ним беседовали.
- О чем? - спросил я.
- О ней. - Спичка в его руке догорела до самых пальцев. Морелли бросил ее, зажег новую, прикурил и вопросительно посмотрел на меня, подняв брови и наморщив лоб. - Думаете, можно?
- Конечно. Здесь нет никого, перед кем бы вы не могли говорить.
- О'кей. Он страшно ревновал. Я хотел набить ему морду, но она не позволила. Она была права: ведь Уайнант был источником ее доходов.
- Как давно это было?
- Шесть-восемь месяцев назад.
- А вы видели его после того, как ее убили?
Он покачал головой.
- Я вообще видел его всего пару раз, и та встреча, о которой я вам рассказываю, была последней.
- Она утаивала от него деньги?
- Мне она об этом не рассказывала. Думаю, что утаивала.
- Почему?
- У нее была голова на плечах - и совсем не глупая притом. Где-то же она доставала деньги. Однажды мне понадобилось пять тысяч. - Он щелкнул пальцами. - Наличными.
Я решил не спрашивать, вернул ли он ей эти пять тысяч.
- Быть может, он сам их ей дал. - Конечно - быть может.
- Вы рассказали об этом полиции? - спросил я.
Он презрительно усмехнулся.
- Они надеялись, что смогут выбить из меня информацию. Спросите их, что они сейчас по этому поводу думают. Вы - нормальный парень, а не... - Он оборвал фразу и взял пальцами сигарету, до того зажатую между губами. - Опять этот мальчик уши развесил, - проговорил Морелли и, протянув руку, дотронулся до уха мужчины, который, сидя за одним из столиков, между коими мы приютились, все дальше и дальше откидывался назад, приближаясь к нам.
Мужчина подскочил и повернул испуганное, бледное, помятое лицо в сторону Морелли.
- Втяни-ка свое ушко - хватит полоскать его в наших стаканах.
Заикаясь, мужчина пробормотал:
- Я не-не имел в виду н-ничего дурного, Шеп. - Он вдавил живот в край стола, стараясь как, можно дальше отодвинуться от нас, что, однако, не помогло ему удалиться за пределы слышимости.
Морелли сказал:
- Многие люди никогда не имеют в виду ничего дурного, но это не мешает им делать всякие гадости. - Он вновь обратился ко мне. - Я готов рассказать вам все - малышки нет в живых, и ей ничто уж не повредит, - но этим костоломам из полиции не удастся вытянуть из меня ни слова.
- Отлично, - сказал я. - Расскажите мне о ней: где вы познакомились, чем она занималась до того, как связалась с Уайнантом и где он ее нашел.
- Мне нужно выпить. - Он, не вставая со стула, повернулся и позвал: - Эй, гарсон - ты, с брюшком на спине!
Официант, которого Стадси назвал Питом - на спине у него было нечто вроде горба, - протолкался сквозь толпу и, улыбаясь и с обожанием глядя на Морелли склонился над нашим столиком.
- Что угодно? - Он громко цыкнул зубом. Мы заказали напитки, и официант удалился. Морелли сказал:
- Мы с Нэнси жили по соседству. Старый Кейн владел кондитерской лавкой на углу улицы. Время от времени она приворовывала для меня сигареты. - Он рассмеялся. - Однажды ее папаша чуть дух из меня не вышиб за то, что я научил ее при помощи куска проволоки доставать из телефона-автомата монетки. Он был, что называется, старой закалки. А мы, пожалуй, еще только в третий класс ходили. - Он опять засмеялся хриплым басом. - За углом строили жилые дома, и чтобы отплатить ему, я хотел стащить со стройки кое-какие материалы, подбросить их в его подвал, а затем сообщить о материалах постовому полицейскому Шульцу, однако она не позволила мне этого сделать.
Нора сказала:
- Похоже, в детстве вы были просто лапонькой.
- Точно, - с умилением проговорил он. - Послушайте, однажды, когда мне было не больше пяти...
Женский голос над нашими головами произнес:
- Я так и знала, что это вы.
Я поднял глаза и увидел рыжеволосую Мириам, которая явно обращалась ко мне. Я сказал:
- Привет.
Подбоченившись, она мрачно смотрела на меня.
- Итак, вы решили, что он слишком много знает.
- Может, Нанхейм и правда много знал, однако он удрал по пожарной лестнице, зажав ботинки под мышкой, прежде чем успел нам хоть что-нибудь рассказать.
- Чушь!
- Ну хорошо. Какие же из тех сведений, которыми он располагал, по-вашему, нас больше всего не устраивали?
- Он знал, где находится Уайнант.
- Правда? И где же он находится?
- Я не знаю. Об этом знал Артур.
- Жаль, что он нам не сказал. Мы...
- Чушь! - опять сказала она. - Вы знаете, и полиция тоже знает. Кого вы хотите одурачить?
- Я никого не пытаюсь одурачить. Я не знаю, где находится Уайнант.
- Вы работаете на него, а полиция работает с вами. Не надо делать из меня дурочку. Бедняга Артур думал, что эти сведения принесут ему много денег. Он и не представлял, к чему все это приведет.
- Он говорил вам, что знает? - спросил я.
- Я не настолько тупа, как вы думаете. Он сказал мне, что располагает кое-какими сведениями, которые принесут ему большие деньги, и я видела, чем все это обернулось. По-моему, не так уж трудно угадать, что получится, если сложить два и два.
- Иногда получается четыре, - сказал я, - а иногда двадцать два. Я не работаю на Уайнанта. И не надо опять говорить "чушь". Вы хотите помочь...
- Нет. Он был стукачом и пытался провести людей, которым сам же стучал. Он получил по заслугам, однако, не думайте, будто я забуду, что оставила его наедине с вами и Гилдом, и вскоре после того его нашли мертвым.
- Я наоборот хочу, чтобы вы ничего не забывали. Постарайтесь, пожалуйста, вспомнить, не было ли...
- Мне надо идти, - сказала она и удалилась. Походка ее была в высшей степени грациозна.
- Не хотел бы я иметь дело с этой дамочкой, - задумчиво сказал Стадси. - Она горше самого горького лекарства.
Морелли подмигнул мне.
Дороти коснулась моей руки.
- Я не понимаю, Ник.
- Ничего, - сказал я и обратился к Морелли: - Вы рассказывали о Джулии Вулф.
- Ага. В общем, старый Кейн выгнал Нэнси из дома после того, как в возрасте лет пятнадцати-шестнадцати она попала в какую-то историю с учителем колледжа. Нэнси сошлась с парнишкой по имени Фэйс Пепплер - он был бы умницей, если бы не болтал так много. Помнится, однажды мы с Фэйсом... - Он оборвал фразу и откашлялся. - В общем, Фэйс и Нэнси держались вместе - с ума сойти! - лет пять или шесть, не считая того времени, когда он служил в армии, а она жила с другим парнем, имени которого я не припомню - он приходился двоюродным братом Дику О'Брайэну, был костлявым, темноволосым и любил выпить. Но как только Фэйс пришел из армии, Нэнси вернулась к нему, и они опять были неразлучны, пока их не сцапали за то, что они пытались шантажировать какого-то чудака из Торонто. Фэйс взял все на себя и помог ей отделаться шестью месяцами - основной срок впаяли ему. Не так давно я слышал, что он до сих пор в тюрьме. Я виделся с Нэнси после того, как она вышла - она взяла у меня взаймы пару сотен, чтобы уехать из города. Затем я получил от нее весточку, когда она вернула те две сотни: Нэнси писала, что теперь ее зовут Джулия Вулф, и ей нравится жить в большом городе: а Фэйсу, я знаю, она писала постоянно. И вот, в двадцать восьмом году, перебравшись сюда, я решил ее навестить. Она...
Мириам вернулась и встала рядом с нашим столиком, подбоченившись так же, как и в прошлый раз.
- Я поразмыслила над вашими словами. Вы, наверное, думаете, что я совсем тупая.
- Нет, - сказал я, но получилось это не очень правдиво.
- У меня есть подозрение, что я не настолько тупа, чтобы поверить тем побасенкам, которыми вы меня пытались тут накормить. Я пока еще вижу то, что находится У меня прямо перед носом.
- Ну хорошо.
- Ничего хорошего! Вы убили Артура и...
- Не так громко, девочка. - Стадси поднялся и взял ее за руку. Голос его звучал успокаивающе. - Пошли. Я хочу с тобой поговорить. - Он повел ее к стойке бара.
Морелли опять подмигнул.
- Ему такие нравятся. Итак, я навестил ее, когда перебрался сюда, и она рассказала, что работает с Уайнантом, что он без ума от нее, и, что она вообще недурно устроилась. Судя по всему, за те шесть месяцев, которые она сидела в Огайо ее обучили стенографии, и Джулия решила, что это, возможно, открывает перед ней кое-какие перспективы - ну, понимаете, вдруг ей удастся устроиться на работу в таком месте, где однажды все выйдут, оставив ее наедине с открытым сейфом. Одно агентство направило ее поработать пару дней на Уайнанта, и она сочла, что, по всей видимости, выжмет из него больше, если останется с ним и будет тянуть помаленьку, нежели чем, прихватив все, подвернувшееся под руку, тут же улизнет, и потому она постаралась сделать все как надо и прочно охомутала Уайнанта. У нее хватило ума сказать ему, что она отсидела и теперь пытается завязать и все такое прочее, чтобы не испортить себе малину в случае, если он вдруг узнает о судимости, поскольку, по словам Джулии, адвокат Уайнанта косо на нее поглядывал и в любой момент мог покопаться в ее прошлом. Не знаю точно, чем она там занималась, вы понимаете, так как это было ее дело, и она не нуждалась в моей помощи, и потом, хоть мы и были в какой-то степени дружками-приятелями, она бы вряд ли стала рассказывать мне что-нибудь такое, о чем я мог бы однажды захотеть побеседовать с ее боссом. Поймите, она не была моей девушкой или чем-нибудь еще в этом роде - мы просто были старыми друзьями, которые еще в детстве играли вместе. В общем, я встречался с ней время от времени - мы нередко заглядывали сюда, - пока Уайнант не поднял из-за этого страшный шум, и тогда она сказала, что собирается наши встречи прекратить, так как не желает терять теплое местечко из-за нескольких коктейлей, выпитых в моем обществе. Вот так оно и было. Это произошло, кажется, в октябре, и Джулия сдержала свое слово. С тех пор я ее ни разу не видел.
- С кем еще она встречалась? - спросил я. Морелли покачал головой.
- Не знаю. Она не очень любила рассказывать о своих отношениях с людьми.
- На руке у нее было обручальное кольцо с бриллиантом. Вам что-нибудь о нем известно?
- Ничего кроме того, что получила она его не от меня. Джулия не надевала кольцо, когда мы с ней встречались.
- Как вы думаете, не собиралась ли она опять сойтись с Пепплером после его выхода из тюрьмы?
- Возможно. Похоже, она не очень страдала от того, что он сидит, однако ей нравилось работать с ним, и думаю, они вполне могли бы опять объединиться.
- А как насчет двоюродного брата Дика О'Брайана - ну, того долговязого черноволосого пьянчужки? Что с ним стало?
Морелли удивленно воззрился на меня.
- Откуда я знаю?
Стадси вернулся один.
- Может, я ошибаюсь, - усаживаясь, сказал он, - но мне кажется, что из этой гусыни можно еще что-нибудь сделать, если взяться как следует.
- Особенно если взяться за горло, - сказал Морелли.
Стадси добродушно ухмыльнулся.
- Нет. Она хочет чего-нибудь добиться: например, усердно посещает уроки пения.
Морелли взглянул на свой пустой стакан и сказал:
- Должно быть, твои адские напитки оказывают благотворное воздействие на ее голосовые связки. - Он обернулся и крикнул Питу: - Эй, ты, с рюкзаком на спине, принеси еще одну. Завтра нам надо петь в хоре.
Пит сказал:
- Сию минуту, Шеппи. - Когда Морелли к нему обращался, выражение апатии и скуки исчезало с морщинистого сероватого лица официанта.
Невероятно толстый светлый мужчина - до такой степени светлый, что казался альбиносом, - сидевший за одним столиком с Мириам, подошел и тонким, дрожащим, почти женским голосом обратился ко мне:
- Значит, вы и есть тот самый парень, кто провернул это дело с малышом Артуром Нанхей...
Морелли ударил толстяка в жирный живот настолько сильно, насколько способен был ударить, не вставая при этом места. Неожиданно вскочив на ноги, Стадси перегнулся через Морелли и заехал своим огромным кулачищем толстяку в лицо. Горбатый Пит зашел толстяку за спину и изо всех сил стукнул его по голове пустым подносом. Толстяк упал на спину, повалив троих посетителей и столик. К этому моменту оба бармена были уже рядом с нами. Когда толстяк попытался подняться, один из барменов ударил его дубинкой, после чего толстяк повалился лицом вперед и плюхнулся на четвереньки, а другой бармен, засунув ладонь сзади ему за воротник, принялся душить его, накручивая воротник на руку. С помощью Морелли они подняли толстяка на ноги и выставили его из бара.
Пит посмотрел им вслед и поцыкал зубом.
- Ох уж этот треклятый Спэрроу! - воскликнул он, обращаясь ко мне. - Когда он пьян, лучше держать с ним ухо востро.
У соседнего столика - того, что перевернулся, - Стадси помогал посетителям подняться на ноги и собрать их вещи.
- Это плохо, - говорил он, - плохо для бизнеса, однако, кто знает, где нужно провести черту? У меня здесь не разбойничий притон, но и не семинария для юных барышень.
Дороти была бледна и напугана, а Нора удивленно таращила глаза.
- Сумасшедший дом какой-то, - сказала она. - Зачем они это сделали?
- Я знаю не больше твоего, - ответил я.
Морелли и оба бармена вновь вошли в бар; казалось, они весьма довольны собою. Морелли и Стадси вернулись на свои места за нашим столиком.
- А вы, ребята, импульсивны, - сказал я.
- Импульсивны, - повторил Стадси и захохотал: - Ха-ха-ха!
Морелли оставался серьезным.
- Каждый раз, когда этот парень что-нибудь затевает, приходится начинать первым. Когда он разойдется, обычно бывает слишком поздно. Мы уже видели его в таком состоянии, правда, Стадси?
- В каком состоянии? - спросил я. - Он ведь ничего не сделал.
- Верно, не сделал, - медленно произнес Морелли, - однако, все дело в предчувствии, которое иногда насчет него возникает. Разве нет так, Стадси?
- Ага, - сказал Стадси. - Он такой истеричный.

XXIII
Когда мы, пожелав Стадси и Морелли спокойной ночи, покинули "Пигирон Клаб", было уже около двух часов.
Дороти плюхнулась на сиденье в углу и сказала:
- Сейчас мне будет плохо. Я чувствую. - Похоже было, что она говорит правду.
Нора сказала:
- Ну и напитки. - Она положила голову мне на плечо. - Твоя жена пьяна, Ники. Послушай, ты должен объяснить мне, что там произошло. Не сейчас, завтра. Я не поняла ровным счетом ничего из того, что там творилось и о чем говорилось. Они просто очаровательны.
Дороти сказала:
- Послушайте, я не могу ехать к тетушке Элис в таком состоянии. У нее будет припадок.
Нора сказала:
- Не надо им было так избивать того толстяка, хотя, наверное, во всем этом и был какой-то особый жестокий юмор.
Дороти сказала:
- Думаю, мне лучше поехать к маме. Хотя тетушка Элис все же будет иметь счастье видеть меня, поскольку я забыла ключ, и мне придется ее разбудить.
Нора сказала:
- Я люблю тебя, Ники, потому что от тебя приятно пахнет, и ты знаешь таких замечательных людей.
- Для вас ведь будет не очень не по пути, если вы завезете меня к маме? - попросила Дороти.
Я сказал: "Нет", и дал водителю адрес Мими.
- Поехали к нам, - предложила Нора.
- Не-ет, лучше на надо, - отказалась Дороти.
- Почему не надо? - спросила Нора, и Дороти ответила:
- Ну, мне кажется, что лучше не стоит. - Беседа продолжалась в том же духе, пока наша машина не остановилась перед гостиницей "Кортлэнд".
Я вышел и помог Дороти выбраться. Она повисла у меня на руке всем своим весом.
- Пожалуйста, давайте поднимемся только на одну минутку.
Нора сказала:
- Только на одну минутку, - и вылезла из такси.
Я попросил водителя подождать. Мы поднялись. Дороти позвонила, и Гилберт, в пижаме и домашнем халате, открыл дверь. Он предупреждающе поднял руку и тихим голосом сказал:
- У нас полиция.
Из гостиной донесся голос Мими:
- Кто там, Гил?
- Мистер и Миссис Чарльз и Дороти.
Когда мы входили в прихожую, Мими вышла нам навстречу.
- Никогда еще не была так рада кого-либо видеть! Я просто не знала, что мне делать. - На ней был розовый сатиновый халат, накинутый поверх ночной рубашки, лицо ее тоже порозовело, и его никак нельзя было назвать несчастным. Она не обратила ни малейшего внимания на Дороти и крепко сжала мою и Норину руки. - Но теперь я больше не буду волноваться и предоставлю все тебе, Ник. Ты подскажешь глупой женщине, что делать.
- Бред! - тихо, но с большим чувством пробормотала за моей спиной Дороти.
Мими не подала виду, что расслышала ремарку дочери. По-прежнему держа нас за руки, она потащила меня и Нору в гостиную, не переставая щебетать:
- Вы ведь знакомы с лейтенантом Гилдом. Он был очень мил, но я, должно быть, слишком долго испытывала его терпение. Я была настолько... ну, в общем... настолько поражена! Однако, теперь вы здесь, и...
Мы зашли в гостиную.
- Привет, - сказал мне Гилд и добавил, обращаясь к Норе: - Добрый вечер, мэм. - Сопровождавший его человек - тот самый, которого Гилд называл Энди, и который помогал ему обыскивать наши комнаты в день визита Морелли, - кивнул и что-то проворчал в наш адрес.
- В чем дело? - спросил я.
Гилд искоса посмотрел на Мими, затем взглянул на меня и сообщил:
- Бостонская полиция обнаружила Йоргенсена - или Розуотера, или как там его еще - в квартире его первой жены и по нашей просьбе задала ему кое-какие вопросы. В главной своей части ответы сводятся, к тому, что он не имеет никакого отношения к убийству Джулии Вулф, равно как и к ней самой, и что миссис Йоргенсен может это доказать, поскольку она утаивала какие-то улики против Уайнанта. - Он опять скосил глаза, задержав взгляд на Мими. - А дамочка вроде как не хочет говорить мне ни "да", ни "нет". Честно говоря, мистер Чарльз, ума не приложу, что о ней и думать.
Это мне было понятно. Я сказал:
- Возможно, она напугана, - и Мими тут же попыталась придать своему лицу выражение испуга. - Он был разведен со своей первой женой?
- По словам первой жены, нет.
Мими сказала:
- Готова поспорить, что она лжет.
Я сказал:
- Тс-с-с. Он собирается возвращаться в Нью-Йорк?
- Похоже, нам придется требовать его выдачи, если мы захотим забрать его к себе. Ребята из Бостона говорят, что он с пеной у рта требует адвоката.
- Так ли уж он вам нужен?
Гилд передернул большими плечами.
- Только в том случае, если его возвращение поможет нам продвинуться в расследовании убийства. Мне мало дела до старых обвинений в двоеженстве, и я совсем не горю желанием преследовать человека за поступки, которые меня совершенно не касаются.
Я спросил у Мими:
- Итак?
- Могу я поговорить с тобой наедине?
Я взглянул на Гилда, который сказал:
- Все что угодно, если это поможет следствию.
Дороти коснулась моей руки.
- Ник, выслушайте сначала меня. Я... - Она замолчала. Все внимательно смотрели на нее.
- Что? - спросил я.
- Я... Я хотела бы первой с вами поговорить.
- Говори.
- Я имею в виду наедине.
Я похлопал ее по руке.
- Потом.
Мими провела меня в свою спальню и тщательно закрыла дверь. Я сел на кровать и закурил сигарету. Мими оперлась спиной о дверь и улыбнулась мне очень нежной, Доверчивой улыбкой. Прошло с полминуты.
Затем она сказала:
- Я ведь нравлюсь тебе, Ник, - и когда я ничего не ответил, спросила: - Верно?
- Нет.
Она рассмеялась и отошла от двери.
- Ты хочешь сказать, что не одобряешь моего поведения. - Она уселась на кровати рядом со мной. - Но я ведь нравлюсь тебе по крайней мере настолько, чтобы ты не отказал мне в помощи, да?
- Это зависит.
- Зависит от че...
Открылась дверь, и вошла Дороти.
- Ник, мне необходимо...
Мими вскочила и вплотную приблизилась к дочери.
- Убирайся отсюда, - сквозь зубы процедила она.
Дороти вздрогнула, но сказала:
- Я не уйду. Тебе не удастся...
Мими наотмашь ударила Дороти по губам тыльной стороной ладони.
- Убирайся отсюда!
Дороти вскрикнула и поднесла руку к губам. Не отнимая руки ото рта и не спуская с лица Мими взгляда расширенных, испуганных глаз, она попятилась и выскользнула из комнаты.
Мими опять закрыла дверь.
- Было бы здорово, если бы ты как-нибудь приехала к нам в гости и захватила с собой коллекцию твоих милых, очаровательных плеток, - сказал я.
Казалось, она не слышит меня. Глаза ее были темны и задумчивы, губы слегка растянуты в полуулыбке. Когда она заговорила вновь, голос ее звучал более глубоко и гортанно, нежели обычно.
- Моя дочь влюблена в тебя.
- Ерунда!
- Она влюблена и страшно ревнует. У нее просто судороги начинаются, когда я приближаюсь к тебе на расстояние десяти футов. - Мими говорила так, словно думала о чем-то другом.
- Ерунда. Может, у нее и осталось легкое похмелье от того состояния опьянения мною, в котором она находилась, когда ей было двенадцать, но никак не более.
Мими покачала головой.
- Ты не прав, ну да ладно. - Она вновь села рядом со мной на кровать. - Ты должен помочь мне выкрутиться из этой истории. Я...
- Ну конечно же, - сказал я. - Ты ведь маленький хрупкий цветок, нуждающийся в защите сильного мужчины.
- А, ты об этом? - Она махнула рукой в сторону двери, через которую несколько минут назад удалилась Дороти. - Неужели ты хочешь сказать... Но ты ведь отнюдь не впервые такое слышишь... Да и видишь тоже, если уж на то пошло. Не стоит беспокоиться о подобных пустяках. - Она улыбнулась той же полуулыбкой - темные, задумчивые глаза, слегка растянутые губы. - Если тебе нравится Дороти, можешь делать, что хочешь, только не надо разводить по этому поводу сантиментов. Однако, хватит об этом. Конечно же, я вовсе не хрупкий цветок. Ты никогда так не думал.
- Не думал, - согласился я.
- Ну вот, - как бы ставя точку, сказала она.
- Что - "ну вот"?
- Перестань кокетничать, - сказала она. - Ты знаешь, что я имею в виду. Ты так же прекрасно понимаешь меня, как я понимаю тебя.
- Почти так же, однако кокетничать начала ты, когда...
- Я знаю. Это была игра. Теперь я не играю. Йоргенсен выставил меня дурой, Ник, полной дурой, а теперь у него неприятности, и он ждет, что я ему помогу. Я помогу ему. - Она положила руку мне на колено, и ее острые ногти впились в мою ногу. - Полиция мне не верит. Как мне заставить их поверить в то, что он лжет, и что я не знаю об убийстве ничего кроме того, о чем уже рассказала?
- Вероятно, у тебя ничего не выйдет, - медленно проговорил я, - особенно если учесть, что Йоргенсен всего лишь повторяет то, о чем ты рассказала мне несколько часов назад.
Она задержала дыхание и опять впилась в меня ногтями.
- Ты сообщил им об этом?
- Пока нет. - Я снял ее руку со своего колена.
Она облегченно вздохнула.
- И, разумеется, теперь уже не сообщишь, верно?
- Почему не сообщу?
- Потому что это неправда. И он, и я солгали. Я вовсе ничего не находила в квартире Джулии.
Я сказал:
- Мы вернулись к тому же, на чем остановились совсем недавно, и я верю тебе так же мало, как верил тогда. А как насчет новых условий, к которым мы пришли? Насчет того, что ты понимаешь меня, я понимаю тебя, никакого кокетства, никакой игры, никаких шуточек?
Она беззаботно похлопала меня по руке.
- Ну ладно. Я действительно нашла кое-что - ничего особенного, просто кое-что - и не собираюсь показывать это полиции, чтобы помочь Йоргенсену. Ты ведь понимаешь мое состояние. Ник. Ты бы чувствовал себя также...
- Может быть, - сказал я, - но в создавшейся ситуации у меня нет причин действовать с тобой заодно. Твой Крис мне не враг. Я ничего не выигрываю, помогая тебе бросить на него тень.
Она вздохнула.
- Я много думала об этом. Полагаю, те деньги, которые я могла бы тебе дать, вряд ли тебя сильно заинтересуют, - она криво улыбнулась, - равно как и мое прекрасное белое тело. Но неужели тебе не хочется спасти Клайда?
- Совсем необязательно.
Она рассмеялась.
- Не понимаю, что означают твои слова.
- Они могут означать и то, что, по моему мнению, он не нуждается в той, чтобы его спасали. У полиции не так много против него улик. Он ненормальный, он был в городе в день убийства Джулии, а она его обкрадывала. Этого недостаточно для того, чтобы арестовать Уайнанта.
Она опять рассмеялась.
- А если я внесу свою лепту?
- Не знаю. В чем она состоит? - спросил я и продолжил, не дожидаясь ответа, на который и не рассчитывал. - Как бы то ни было, ты валяешь дурака, Мими. Крис в твоих руках за двоеженство. Подай на него в суд за это. Не стоит...
Она мило улыбнулась и сказала:
- Но я хочу оставить это про запас на тот случай, если он...
- Если он открутится от обвинения в убийстве, да? Знаешь, ничего не выйдет, девушка. Тебе удастся продержать его в тюрьме дня три. К тому времени районный прокурор снимет с него показания, проверит их и придет к выводу, что Йоргенсен не убивал Джулию, и что ты пыталась выставить районного прокурора посмешищем, а когда ты предъявишь свои жалкие обвинения в двоеженстве, прокурор пошлет тебя ко всем чертям и откажется возбудить дело.
- Но он не может так поступить, Ник!
- Может и поступит, - заверил я ее, - а если ему удастся раскопать доказательства, что ты скрывала какие-то улики, он осложнит тебе жизнь настолько, насколько это будет возможно.
Она пожевала нижнюю губу и спросила:
- Ты честно говоришь?
- Я в точности излагаю тебе, что произойдет, если только районные прокуроры не изменили своих повадок с тех пор, как я имел с ними дело.
Она опять пожевала нижнюю губу.
- Я не хочу, чтобы он так просто отделался, - наконец сказала она, - и не хочу создавать никаких неприятностей себе. - Она взглянула на меня. - Если ты обманываешь меня, Ник...
- У тебя нет выбора кроме как верить мне или не верить.
Мими улыбнулась, коснулась ладонью моей щеки, поцеловала меня в губы и встала.
- Ну что ж, придется тебе поверить. - Она прошлась по комнате из конца в конец. Глаза ее сияли, казалось, она находится в состоянии радостного возбуждения.
- Я позову Гилда, - сказал я.
- Нет, погоди. Я предпочла бы сначала услышать твое мнение об этом.
- Хорошо, но только давай без всяких клоунских штучек.
- Ты боишься своей собственной тени, - сказала она, - ну да ладно, никаких штучек не будет.
Я сказал, что это было бы здорово, и спросил, не хочет ли она, наконец, показать мне, найденную в квартире Джулии улику.
- А то остальные совсем уже заждались.
Мими обошла кровать, приблизилась к стенному шкафу, открыла дверцу, отодвинула в сторону часть одежды и засунула руку в, лежавшее у задней стенки, белье.
- Забавно, - сказала она.
- Забавно? - Я встал. - Это же настоящая хохма. Гилд будет по полу кататься, когда узнает об этом. - Я направился к двери.
- Не будь таким противным, - сказала она. - Я уже нашла. - Она повернулась ко мне, держа в руке смятый носовой платок. Когда я подошел поближе, Мими развернула платок и показала мне примерно трехдюймовую цепочку от часов, один конец которой был сломан, а другой прикреплен к маленькому золотому ножику. Носовой платок был женский, и на нем виднелись коричневые пятна.
- Ну? - спросил я.
- Джулия держала эту цепочку в руке. Я заметила ее, когда все, оставив меня одну в комнате, вышли, и я, зная, что цепочка принадлежит Клайду, взяла ее.
- Ты уверена, что она принадлежит ему?
- Да, - нетерпеливо сказала Мими. - Видишь ли, звенья цепочки изготовлены из золота, серебра и меди. Ее сделали по заказу Клайда из первых образцов, добытых при помощи изобретенного им высокотемпературного способа получения металлов. Любой, кто хорошо знаком с Уайнантом, опознает цепочку - другой такой быть не может. - Она повернула ножик обратной стороной и показала выгравированные на нем инициалы: К.М.У. - Это его инициалы. Ножик я никогда у него не видела, однако, цепочку узнала бы с первого взгляда. Клайд с ней не расставался.
- Ты настолько хорошо ее помнила, что могла бы описать цепочку, даже если бы не увидела ее опять?
- Конечно.
- Это твой платок?
- Да.
- А пятна на нем - это кровь?
- Да. Цепочка была зажата в руке Джулии - я уже говорила тебе, - а на руках ее была кровь. - Мими нахмурилась. - А разве ты... Такое впечатление, что ты мне не веришь.
- Не то чтобы не верю, - сказал я, - однако, по-моему, на сей раз ты должна постараться говорить только правду.
Мими топнула ногой.
- Ах ты... - Она рассмеялась, и выражение гнева сошло с ее лица. - Иногда ты бываешь страшным занудой. На сей раз я говорю правду, Ник. Я описала тебе все, что случилось в точности так, как оно и случилось.
- Надеюсь. Давно пора. Ты уверена, что Джулия на минутку не приходила в себя, чтобы сообщить тебе кое-что, пока ты была с ней наедине?
- Опять ты пытаешься разозлить меня. Конечно, уверена.
- Хорошо, - сказал я. - Жди здесь. Я позову Гилда, однако, если ты скажешь ему, что цепочка была в руке Джулии, а сама Джулия не совсем еще умерла, то он задумается, не пришлось ли тебе слегка потревожить секретаршу, чтобы отнять у нее цепочку.
Она широко распахнула глаза.
- Так что я должна ему сказать?
Я вышел и закрыл за собой дверь.

XXIV
Нора, казавшаяся чуть сонной, вела в гостиной светскую беседу с Гилдом и Энди. Отпрысков Уайнанта в комнате не было.
- Идите, - сказал я Гилду. - Первая дверь налево. По-моему, она для вас созрела.
- Удалось ее расколоть? - спросил он.
Я кивнул.
- И что вы узнали?
- Давайте посмотрим, что узнаете вы, а потом сравним вашу информацию с моей и увидим, как все это будет сочетаться, - предложили.
- О'кей. Идем, Энди. - Они вышли.
- Где Дороти? - спросил я.
Нора зевнула.
- Я думала, что она с тобой и с Мими. Гилберт где-то здесь. Всего несколько минут назад он был в гостиной. Мы долго еще здесь пробудем?
- Уже недолго. - Я вернулся в коридор, прошел мимо двери в комнату Мими, увидел открытую дверь в другую спальню и заглянул туда. Там никого не было. Дверь напротив была заперта. Я постучал.
Голос Дороти произнес:
- Кто там?
- Ник, - сказал я и вошел.
Она лежала на краю постели полностью одетая, сбросив лишь тапочки. Рядом с ней на кровати сидел Гилберт. Губы Дороти слегка опухли, однако это могло быть и результатом того, что она плакала: глаза ее покраснели. Она подняла голову и мрачно уставилась на меня.
- Ты все еще хочешь со мной поговорить? - спросил я.
Гилберт встал с постели.
- Где мама?
- Беседует с полицией.
Он что-то пробормотал - я не уловил, что именно - и вышел из комнаты.
Дороти содрогнулась.
- Меня от него тошнит, - сказала она, а затем, словно опомнившись, снова мрачно уставилась на меня.
- Ты все еще хочешь со мной поговорить?
- Почему вы вдруг так против меня настроились?
- Не говори глупостей. - Я сел на место, где только что сидел Гилберт. - Тебе известно что-либо о том ножике и цепочке, которые якобы нашла твоя мать?
- Нет. Где нашла?
- Что ты хотела мне сказать?
- Ничего... Теперь ничего, - злорадно сказала она, - кроме того, что вы, по крайней мере, могли бы стереть с ваших губ ее губную помаду.
Я стер помаду. Она выхватила у меня носовой платок, затем перекатившись на другую половину кровати, взяла со столика спичечный коробок и зажгла спичку.
- От него сейчас такая вонь поднимется, - сказал я.
- Наплевать, - сказала Дороти, однако спичку задула.
Я взял у нее платок, подошел к окну, открыл его, выбросил платок, закрыл окно и вернулся к кровати.
- Вот так, раз уж ты считаешь, что от этого тебе станет легче.
- Что мама говорила... обо мне?
- Она сказала, что ты в меня влюблена.
Дороти рывком уселась на кровати.
- А что сказали вы?
- Я сказал, что просто-напросто нравился тебе, когда ты была еще ребенком.
Нижняя губа ее задрожала.
- Вы... Вы полагаете, что все дело в этом?
- А в чем же еще?
- Не знаю. - Дороти заплакала. - Они все так издевались надо мной из-за этого... И мама, и Гилберт, и Харрисон... Мне...
Я обнял ее за плечи.
- К черту их всех.
Через некоторое время она спросила:
- Мама влюблена в вас?
- Черт возьми, нет! Она ненавидит меня больше, чем кто-либо другой!
- Но она всегда как-то...
- Это у нее условный рефлекс. Не обращай на него внимания. Мими просто ненавидит мужчин - всех мужчин.
Дороти перестала плакать. Она наморщила лоб и сказала:
- Не понимаю. А вы ее ненавидите?
- Как правило, нет.
- А сейчас?
- Не думаю. Она ведет себя глупо, сама же полагает, будто поступает очень умно, и это действует мне на нервы, однако, не думаю, что я ее ненавижу.
- А я ненавижу, - сказала Дороти.
- Ты мне об этом говорила на прошлой неделе. Я хотел тебя спросить: ты знаешь - или, быть может, видела когда-нибудь - того самого Артура Нанхейма, о котором мы говорили в баре сегодня вечером?
Она сердито посмотрела на меня.
- Вы пытаетесь уклониться от темы нашего разговора.
- Я просто хочу знать. Он знаком тебе?
- Нет.
- Его имя упоминалось в газетах, - напомнил я ей. - Именно он рассказал полиции, что Морелли был приятелем Джулии Вулф.
- Я не запомнила его имени, - сказала она. - И не припоминаю, чтобы мне до сегодняшнего вечера приходилось о нем слышать.
- Ты никогда его не видела?
- Нет.
- Иногда он называл себя Альбертом Норманом. Это тебе что-нибудь говорит?
- Нет.
- Ты знаешь кого-нибудь из тех людей, которых мы видели сегодня у Стадси? Или же что-нибудь о них?
- Нет. Честное слово, Ник, я бы сказала, если бы знала хоть что-нибудь полезное для вас.
- Независимо от того, кто бы от этого пострадал?
- Да, - немедленно ответила Дороти и тут же добавила: - Что вы имеете в виду?
- Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Дороти закрыла руками лицо: голос ее был едва слышен.
- Я боюсь, Ник... Я... - В дверь постучали, и она отдернула руки от лица.
- Войдите, - крикнул я.
Энди открыл дверь ровно настолько, чтобы просунуть в щель голову. Он постарался ничем не выразить обуревавшего его любопытства и сказал:
- Лейтенант желает с вами поговорить.
- Сейчас иду, - пообещал я.
Он приоткрыл дверь чуть пошире.
- Лейтенант ждет. - Энди, по всей видимости, попытался многозначительно мне подмигнуть, однако угол рта его оказался гораздо более подвижным нежели веко, и в результате лицо его исказила страшная гримаса.
- Я скоро вернусь, - сказал я Дороти и вышел вслед за Энди.
Он закрыл за мной дверь и наклонился к моему уху.
- Мальчишка подсматривал в замочную скважину, - прошептал он.
- Гилберт?
- Ага. Он успел отскочить от двери, когда услышал мои шаги, но он подглядывал, это как пить дать.
- Уж он-то вряд ли был шокирован тем, что увидел, - сказал я. - Как вам показалась миссис Йоргенсен?
Энди вытянул губы, сложив их трубочкой, и с шумом выдохнул воздух.
- Ну и дамочка!

XXV
Мы вошли в спальню Мими. Она сидела в глубоком кресле у окна и, казалось, была весьма довольна собою. Она весело мне улыбнулась и сказала:
- Теперь душа моя чиста. Я созналась во всем.
Гилд стоял у стола, вытирая лицо носовым платком.
На висках у него все еще поблескивали капельки пота, а лицо лейтенанта выглядело старым и усталым. Ножик и цепочка, а также носовой платок, в который они были завернуты, лежали на столе.
- Закончили? - спросил я.
- Я не знаю, и это факт, - ответил Гилд. Он повернул голову и обратился к Мими: - Как вы считаете, мы закончили?
Мими засмеялась.
- Не представляю, что еще мы могли бы сделать.
- Что ж, - медленно и как бы нехотя произнес Гилд, - в таком случае, с вашего позволения, я хотел бы пару минут побеседовать с мистером Чарльзом. - Он аккуратно сложил носовой платок и сунул его в карман.
- Можете беседовать здесь. - Мими встала с кресла. - А я пока пойду поболтаю с миссис Чарльз. - Проходя мимо меня, она игриво дотронулась до моей щеки кончиком пальца. - Не позволяй им говорить обо мне всякие гадости, Ник.
Энди распахнул перед ней дверь, затем снова закрыл после того, как она вышла, опять сложил губы трубочкой и с шумом выдохнул воздух.
Я прилег на кровать.
- Итак, - сказал я, - какие дела? Гилд откашлялся.
- По ее словам, она нашла вот эту цепочку и ножик на полу, куда они упали, и скорее всего, после того, как секретарша вырвала их у Уайнанта; она также рассказала нам о причинах, по которым до сих пор прятала улику. Между нами говоря, все это довольно бессмысленно, если рассуждать логически, однако, быть может, в данном случае не стоит рассуждать логически. По правде говоря, я до сих пор не знаю, что и думать по поводу этой женщины, честное слово не знаю.
- Главное, - посоветовал я ему, - не дать ей измотать себя. Когда вы ловите ее на лжи, она признает это и пытается накормить вас очередной ложью, а когда вы ловите ее в следующий раз, она опять признает это и вновь кормит вас новыми байками, и так далее. Большинство людей - даже женщины - теряют вкус ко лжи после того, как вы поймаете их три-четыре раза к ряду, и начинают либо говорить правду, либо молчать, но с Мими все происходит иначе. Она продолжает свои попытки, и вам следует быть начеку, в противном случае вы к своему удивлению вдруг начнете ей верить, причем не потому, что она станет, наконец, говорить правду, а просто потому, что вам надоест ей не верить.
Гилд сказал:
- Гм-м-м. Может быть. - Он засунул палец за воротник. Казалось, он сильно смущен. - Послушайте, вы думаете, это она убила секретаршу?
Энди, как я вдруг заметил, смотрел на меня так пристально, что глаза его едва не вылезали из орбит. Я сел и спустил ноги на пол.
- Хотел бы я знать. Конечно, вся эта история с цепочкой смахивает на вранье, но... Мы можем установить, Действительно ли у него была такая цепочка, а может, и сейчас еще есть. Если Мими помнит эту цепочку настолько хорошо, насколько утверждает, то она вполне могла объяснить ювелиру, каким образом изготовить еще одну такую же, а что касается ножика, то любой может купить подобную вещицу и выгравировать на ней какие угодно инициалы. Многое говорит против того, что она зашла так далеко. Если она подбросила точную копию цепочки, то скорее всего оригинал тоже у нее - возможно, он у нее уже давно, - однако, все это вам, ребята, предстоит проверить.
- Мы делаем все, что можем, - терпеливо сказала Гилд. - Итак, вы полагаете, что это сделала она?
- Вы имеете в виду убийство? - Я покачал головой. - Пока я еще не зашел так далеко в своих предположениях. Как насчет Нанхейма? Пули совпадают?
- Совпадают, они из того же пистолета, что и в случае с секретаршей - все пять.
- В него стреляли пять раз?
- Да, и с довольно близкого расстояния, так что одежда кое-где обгорела.
- Сегодня вечером в одном баре я видел его девушку - ту самую, рыжеволосую, - сообщил я. - Она говорит, что Нанхейма убили мы с вами, потому что он слишком много знал.
- Гм-м-м. А что это за бар? - спросил Гилд. - Вероятно, мне захочется с ней потолковать.
- "Пигирон Клаб" Стадси Берка, - сказал я и дал ему адрес. - Морелли тоже там ошивается. Он рассказал мне, что настоящее имя Джулии Вулф - Нэнси Кейн, и у нее есть дружок, Фэйс Пепплер, который в настоящее время сидит в Огайо.
По тону, которым Гилд произнес "да?", я понял, что он уже знает о Пепплере и о прошлом Джулии.
- А что еще вам удалось выяснить во время ваших прогулок?
- Один мой приятель - Ларри Краули, пресс-агент - видел вчера днем, как Йоргенсен выходил из ломбарда неподалеку от Сорок шестой улицы.
- Да?
- Похоже, мои новости не производят на вас особого впечатления. Я...
Дверь открылась, и вошла Мими с подносом, на котором стояли стаканы и бутылки с виски и минеральной водой.
- Мне подумалось, что вы не откажетесь выпить, - бодрым тоном произнесла она.
Мы поблагодарили ее.
Она поставила поднос на стол, сказала: "Прошу извинить за вторжение", улыбнулась нам улыбкой, выражавшей снисходительное терпение, с каким женщины обычно относятся к мужским собраниям, и вышла из комнаты.
- Вы что-то хотели сказать, - напомнил мне Гилд.
- Просто если вы, ребята, полагаете, будто я что-то от вас утаиваю, то так и скажите. До сих пор мы работали вместе, и я не хотел бы...
- Нет, нет, - торопливо сказал Гилд, - дело совсем не в этом, мистер Чарльз. - Он слегка покраснел. - Мне пришлось... Дело в том, что в последнее время комиссар не слезает с нас, требуя действий, и мне пришлось в известной степени форсировать расследование. Второе убийство значительно осложнило положение. - Он повернулся к подносу на столе. - Вам виски с водой или без?
- Без воды, спасибо. Есть какие-нибудь зацепки?
- В общем, тот же самый пистолет и большое количество пуль, как и в случае с секретаршей, но это, пожалуй, и все. Убийство было совершено в коридоре меблированных комнат, которые находятся между двумя магазинами. Жильцы уверяют, будто не знают ни Нанхейма, ни Уайнанта, ни кого бы то ни было из тех, кто имеет отношение к делу. Дверь была открыта, войти в дом мог кто угодно, однако, если хорошенько поразмыслить, это мало что нам дает.
- И никто ничего не видел и не слышал?
- Ясное дело, они слышали выстрелы, но не видели того, кто стрелял. - Он протянул мне стакан с виски.
- Вам удалось найти стреляные гильзы? - спросил я.
Он покачал головой.
- Ни в прошлый раз, ни сейчас. Возможно, стреляли из револьвера.
- И в обоих случаях убийца разрядил его полностью - считая пулю, угодившую в телефон, - если предположить, что он, подобно многим, оставлял пустой ту ячейку в барабане, где должен находиться первый патрон.
Гилд опустил стакан, который совсем уж было поднес к губам.
- Надеюсь, вы не намекаете на то, будто это дело каким-то боком связано с выходцами из Китая, - проворчал он, - лишь на том основании, что они поступают подобным образом?
- Нет, однако сейчас любые зацепки могут оказаться полезными. Вы установили, где был Нанхейм в тот день, когда убили Джулию?
- Ага. Он ошивался возле дома секретарши - по крайней мере, часть дня. Его видели перед парадным подъездом и у черного входа, если верить людям, которые в тот момент не придали этому значения, и у которых нет оснований лгать по этому поводу. Кроме того, по словам одного из лифтеров, в день перед убийством он поднимался к ее квартире. Парнишка говорит, что Нанхейм тут же спустился вниз, и лифтер не знает, заходил он в саму квартиру или нет.
- Понятно, - сказал я. - Может, Мириам в конце концов была права, может, он действительно слишком много знал. А вы выяснили что-нибудь по поводу разницы в четыре тысячи между той суммой, которую передал Джулии Маколэй и той, которую Клайд Уайнант, по его словам, от нее получил?
- Нет.
- Морелли уверяет, что у нее всегда было много денег. Он говорит, что однажды она одолжила ему пять тысяч наличными.
Гилд приподнял брови.
- Да?
- Да. Он также говорит, что Уайнант знал о ее судимости.
- Похоже, - медленно произнес Гилд, - Морелли много вам рассказал.
- Он вообще любит поговорить. Вы узнали подробнее, над чем работал Уайнант после отъезда или же над чем он собирался работать перед тем, как уехать?
- Нет. Вы, как я вижу, проявляете интерес к его мастерской.
- А что в этом странного? Он - изобретатель, и мастерская - его рабочее место. Я бы как-нибудь с удовольствием на нее взглянул.
- В любой момент. Расскажите мне еще о Морелли и о том, как вам удается его разговорить.
- Он вообще любит поговорить. Вам известен парень по имени Спэрроу? Здоровый, толстый, бледный парень с голосом, как у гомосексуалиста?
Гилд нахмурился.
- Нет. А что?
- Он был там - с Мириам - и хотел устроить мне взбучку, но ему не дали.
- А зачем это ему вдруг понадобилось?
- Не знаю. Может, Мириам сказала ему, будто я помог убрать Нанхейма - вам помог.
Гилд произнес:
- А-а. - Ногтем большого пальца он почесал подбородок и посмотрел на часы. - Кажется, мы слегка припозднились. Что если вы выберете время и заглянете ко мне завтра - точнее, сегодня?
Я сказал: "конечно" вместо того, что собирался сказать, кивнул ему и Энди и вышел в гостиную.
Нора спала на диване. Мими отложила книгу, которую читала, и спросила:
- Секретное совещание закончилось?
- Да. - Я подошел к дивану.
- Пусть она немного поспит, Ник, - сказала Мими. - Ты ведь задержишься до тех пор, пока не уйдут твои полицейские друзья, верно?
- Ладно. Я хочу еще поговорить с Дороти.
- Но она спит.
- Ничего. Я ее разбужу.
- Но...
В гостиную вошли Гилд и Энди, пожелали нам доброй ночи, Гилд с сожалением посмотрел на спящую Нору, и они ушли.
Мими вздохнула.
- Я устала от полицейских, - сказала она. - Помнишь этот рассказ?
- Да.
Вошел Гилберт.
- Они и правда думают, будто это сделал Крис?
- Нет, - сказал я.
- А кого они подозревают?
- Я мог ответить на этот вопрос вчера. Сегодня уже не могу.
- Но это же смешно, - запротестовала Мими. - Они прекрасно знают, и ты прекрасно знаешь, что ее убил Клайд. - Когда я ничего не ответил, она повторила еще более резким голосом: - Ты прекрасно знаешь, что ее убил Клайд.
- Он не убивал, - сказал я.
В глазах Мими засветились торжествующие огоньки.
- Теперь понятно: ты все же работаешь на него, да? Мое "нет" отскочило от нее, как от стенки горох.
Вопрос Гилберта прозвучал не так, словно он собирался вступить в дискуссию, а так, будто он просто хотел знать ответ:
- А почему он не мог убить?
- Он мог, но не убивал. Иначе разве стал бы он писать эти письма, наводящие подозрение на Мими - единственного человека, который помогал Клайду тем, что скрывал главную улику, свидетельствующую против него самого?
- Но, может, он не знал об этом. Может, он думал, будто полиция просто сообщает в газеты не все, что ей известно. Они ведь часто так поступают, верно? Или, быть может, отец хотел скомпрометировать мать, чтобы полиция не поверила ей, если...
- Вот именно, - сказала Мими. - Именно этого он и хотел, Ник.
Я сказал Гилберту:
- Ведь ты не думаешь, будто Джулию убил Уайнант.
- Нет, я не думаю, будто это сделал он, однако, меня интересует, почему вы так не думаете... понимаете... ваш метод.
- А меня интересует твой.
Он слегка покраснел, в улыбке его сквозило некоторое смущение.
- О, но я... Дело тут в другом...
- Он знает, кто убил Джулию, - стоя в дверях, проговорила Дороти. Она все еще была одета. Девушка пристально смотрела на меня, словно боялась взглянуть на кого-либо из остальных. Лицо ее побледнело, а тонкий свой стан она держала неестественно прямо.
Нора открыла глаза, приподнялась, опершись локтем о диван, и сонным голосом спросила:
- Что?
Никто ей не ответил. Мими сказала:
- Ну же, Дорри, давай не будем устраивать здесь идиотских драматических представлений.
Дороти произнесла:
- Можешь побить меня после того, как они уйдут. Уверена, ты так и сделаешь. - Она сказала это, не отрывая взгляда от моего лица.
Мими попыталась сделать вид, будто не имеет представления, о чем говорит ее дочь.
- Кто же, по мнению Гилберта, убил Джулию? - спросил я.
Гилберт сказал:
- Дорри, ты ведешь себя как последняя дура, ты...
Я перебил его:
- Оставь ее. Дайте ей сказать то, что она хочет сказать. Кто убил Джулию, Дороти?
Она бросила взгляд на брата, опустила глаза, плечи ее сгорбились. Уставив глаза в пол, она едва слышно проговорила:
- Я не знаю. Он знает. - Она опять подняла взгляд на мое лицо и задрожала. - Неужели вы не видите, что я боюсь? - Она заплакала. - Я боюсь их. Заберите меня отсюда, и я все вам расскажу. Я их боюсь!
Повернувшись ко мне, Мими рассмеялась.
- Ты сам на это напрашивался. Так тебе и надо!
Гилберт покраснел.
- Это так глупо, - пробормотал он.
Я сказал:
- Хорошо, я заберу тебя, но мне хотелось бы, чтобы ты объяснилась теперь, пока мы все в сборе.
Дороти покачала головой.
- Я боюсь.
- Не стоит так с ней нянчиться, Ник, - сказала Мими. - Она от этого делается только хуже. Ей...
- Что скажешь? - спросил я у Норы.
Нора встала и потянулась, не поднимая рук. Порозовевшее лицо ее было прекрасным, каким бывало всегда в первые минуты после пробуждения. Она сонно мне улыбнулась и заявила:
- Поехали домой. Мне не нравятся эти люди. Собирайся, Дороти, бери шляпу и пальто.
- Дороти, иди спать, - приказала Мими.
Зажав пальцами левой руки рот, Дороти глухо прорыдала:
- Не позволяйте ей бить меня, Ник!
Я наблюдал за Мими: на лице у нее играла спокойная улыбка, однако ноздри ее вздымались и опускались в такт дыханию, а дышала она так громко, что я отчетливо это слышал.
Нора подошла к Дороти.
- Пойдем, тебе надо умыться и...
Мими издала гортанный звук, напоминающий рычание, мышцы ее шеи напряглись, она вся подобралась словно для прыжка.
Нора встала между Мими и Дороти.
Когда Мими двинулась вперед, одной рукой я поймал ее за плечо, другой обвил из-за спины ее талию и приподнял Мими над полом. Она завизжала и принялась лупить меня кулаками и наносить мне болезненные удары по ногам твердыми, острыми, высокими каблуками своих туфель.
Нора вытолкнула Дороти из комнаты и стала в дверях, наблюдая за нами. Лицо ее было весьма оживленным. Это я видел ясно и отчетливо: все остальное поплыло словно в тумане. Когда на мои плечи градом посыпались слабые, неуклюжие удары, я обернулся и увидел наносящего их Гилберта, однако видел я его как сквозь пелену и почти не почувствовал соприкосновения в тот момент, когда отпихнул его в сторону.
- Прекрати, Гилберт. Мне бы не хотелось делать тебе больно. - Я отнес Мими к дивану, бросил ее на спину, уселся на ее колени, а руками сжал ее запястья.
Гилберт снова набросился на меня. Я попытался ногой ткнуть его в коленную чашечку, однако прицел был взят слишком низко, и мой удар угодил Гилберту в ногу, лишив его равновесия. Он повалился на пол. Я вновь брыкнул ногой в его сторону, промахнулся и сказал:
- С тобой мы можем подраться и после. Принеси воды.
Лицо Мими побагровело. Глаза ее - огромные, остекленевшие, безумные - вылезали из орбит. Сквозь плотно сжатые зубы со свистом вырывалось дыхание, у рта пузырилась слюна, а вены и мышцы на побагровевшей шее - как и на всем ее извивающемся теле - вздулись настолько, что, казалось, вот-вот лопнут. Из-за пота, выступившего на ее горячих запястьях, мне было трудно удерживать ее руки.
В такой обстановке было приятно увидеть, появившуюся рядом со мной со стаканом в руке Нору.
- Плесни ей в лицо, - сказал я.
Нора плеснула. Мими разжала зубы, судорожно вдохнула воздух и закрыла глаза. Она принялась отчаянно мотать головой из стороны в сторону, однако силы в ее извивающемся теле поубавилось.
- Еще раз, - сказал я.
После второго стакана воды Мими протестующе принялась отплевываться, и стремление к борьбе окончательно ее покинуло. Она, полностью расслабившись и тяжело дыша, неподвижно лежала на диване.
Я разжал, сжимавшие ее запястья, руки и встал. Гилберт, прислонившись к столу, стоял на одной ноге и потирал другую, ту, которую я ушиб. Бледная Дороти с вытаращенными глазами маячила в дверях и никак не могла решить, следует ли ей войти в комнату или же убежать подальше и спрятаться. Нора, стоя рядом со мной с пустым стаканом в руке, спросила:
- Думаешь, с ней все в порядке?
- Конечно.
Наконец, Мими открыла глаза и заморгала, пытаясь избавиться от попавшей в глаза воды. Я вложил ей в руку носовой платок. Она вытерла лицо, судорожно вздохнула и села на диване. Затем, все еще часто моргая, обвела взглядом комнату. Увидев меня, Мими слабо улыбнулась. Улыбка ее была виноватой, однако ничто в ней хотя бы отдаленно не напоминало угрызений совести. Мими неуверенной рукой коснулась своей прически и сказала:
- Я чуть было совсем не утонула.
- В один прекрасный день, - сказал я, - ты впадешь в такую истерику, прекратить которую будет уже невозможно.
Она перевела взгляд на своего сына.
- Гил, что с тобой случилось? - спросила она.
Он торопливо отдернул руку от своей ноги и опустил ступню на пол.
- Я... м-м-м... ничего, - заикаясь, пробормотал он. - Со мной все в порядке. - Гилберт пригладил волосы и поправил галстук.
- О, Гил, - рассмеялась Мими, - неужели ты и правда пытался защитить меня? Да еще от Ника? - Она засмеялась громче. - Это было невероятно мило с твоей стороны, но и невероятно глупо! Ведь он - настоящее чудовище, Гил. Никто бы не смог... - Приложив мой платок к губам, она принялась раскачиваться то вперед, то назад.
Я искоса бросил взгляд на Нору. Губы ее были плотно сжаты, а глаза почти почернели от гнева. Я коснулся ее руки.
- Давай-ка убираться отсюда. Гилберт, дай своей матери что-нибудь выпить. Через пару минут она придет в себя.
Дороти, держа в руках шляпу и пальто, на цыпочках прокралась ко входной двери. Мы с Норой разыскали наши пальто и шляпы и последовали за ней, оставив смеющуюся в мой носовой платок Мими в гостиной на диване.
В такси, которое везло нас в "Нормандию", никому разговаривать особенно не хотелось. Нора размышляла, Дороти до сих пор казалось сильно напуганной, а я просто устал - денек выдался весьма насыщенный.
Когда мы попали домой, было уже почти девять часов. Аста бурно нас приветствовала. Я улегся на пол и играл с собакой, пока Нора готовила кофе. Дороти порывалась рассказать мне о том, что с ней произошло, когда она была ребенком.
- Не надо, - сказал я. - Ты уже пыталась рассказать об этом в понедельник. Наверное, это что-нибудь очень смешное, да? Но уже поздно. А вот о чем ты мне боялась рассказать дома у твоей матери?
- Но вы бы скорее поняли, если бы позволили мне...
- Это ты тоже говорила в понедельник. Я не психоаналитик и совсем не разбираюсь в значении тех или иных впечатлений, полученных в раннем возрасте. Мне совершенно на них наплевать. К тому же я устал - мне весь день пришлось таскать мешки с песком.
Она надула губы.
- По-моему, вы стараетесь сделать так, чтобы мне как можно труднее было вам все рассказать.
- Послушай, Дороти, - сказал я, - ты либо знаешь что-нибудь, о чем боялась рассказать в присутствии Мими и Гилберта, либо не знаешь. Если знаешь - выкладывай. Я сам спрошу тебя, если что-нибудь в твоем рассказе сочту непонятным.
Она теребила на своей юбке складку, угрюмо на нее уставившись, однако, когда подняла взгляд, глаза ее возбужденно сияли. Громким шепотом, который трудно было бы не услышать, даже в самом дальнем углу комнаты, она произнесла:
- Все это время Гил виделся с нашим отцом. Он встречался с ним и сегодня, и отец сказал ему, кто убил мисс Вулф.
- Кто?
Она покачала головой.
- Он мне не сказал. Он рассказал только это.
- И об этом ты боялась сообщить мне в присутствии Гилберта и Мими?
- Да. Вы бы поняли, если бы позволили мне рассказать...
- ...о том, что случилось с тобой в раннем детстве. Нет, не позволю. Оставим это. Что еще он тебе сказал?
- Ничего.
- И о Нанхейме ничего?
- Нет, ничего.
- Где твой отец?
- Гил мне не сказал.
- Когда он с ним встречался?
- Он не сказал. Пожалуйста, не сердитесь, Ник. Я сообщила вам все, о чем он мне говорил.
- Что-то уж больно много он тебе наговорил, - проворчал я. - Когда вы с ним об этом беседовали?
- Сегодня вечером. Он как раз говорил об этом, когда вы вошли в мою комнату, и честное слово, больше ничего мне не сказал.
- Было бы здорово, - произнеся, - если бы кто-нибудь из вас однажды ясно и определенно о чем-нибудь высказался - не так важно, о чем.
Вошла Нора и принесла кофе.
- Чем ты теперь обеспокоен, сынок? - спросила она.
- Всякими разностями, - сказал я, - загадками, враньем; а ведь я уже слишком стар, чтобы находить во всем этом удовольствие. Давай уедем в Сан-Франциско.
- Еще до Нового года?
- Завтра. Или сегодня.
- С удовольствием. - Она протянула мне чашку. - Если хочешь, мы можем полететь самолетом и тогда будем там накануне Нового года.
Дрожащим голосом Дороти произнесла:
- Я не лгала вам, Ник. Я рассказала вам все, что... Пожалуйста, ну пожалуйста, не сердитесь на меня. Мне так... - Она перестала говорить и зарыдала.
Я погладил Асту по голове и застонал.
Нора сказала:
- Мы все вымотались и потому нервничаем. Давайте отправим собаку на ночь вниз, уляжемся и поговорим после того как отдохнем. Идем, Дороти, я принесу тебе кофе в спальню и дам ночную рубашку.
Дороти встала и сказала мне:
- Спокойной ночи. Простите, что я такая глупая. - Она вышла вслед за Норой.
Вернувшись, Нора уселась рядом со мной на пол.
- Наша Дороти все никак не наплачется, - сказала она. - Я согласна, что в данный момент жизнь для нее не очень приятна, и все же... - Нора зевнула. - Что за страшную тайну она тебе открыла?
Я рассказал ей о том, что сообщила мне Дороти.
- Похоже, это просто очередная басня.
- Почему?
- А почему нет? Пока они кормили нас только баснями.
Нора опять зевнула.
- Может быть, такое объяснение вполне удовлетворит сыщика, но для меня оно звучит недостаточно убедительно. Слушай, а почему бы нам не составить список всех подозреваемых, всех мотивов и зацепок, а потом их не проверить...
- Вот ты этим и займись. Я иду спать. А что такое "зацепка", мамочка?
- Это, например, когда Гилберт на цыпочках подходит к телефону в гостиной, где я в одиночестве лежу на диване, и думая, что я сплю, говорит телефонистке, чтобы она нас ни с кем до утра не соединяла.
- Так-так.
- Или, - сказала Нора, - это когда Дороти вдруг обнаруживает, что ключ от квартиры тетушки Элис все время был при ней.
- Так-так.
- Или когда Стадси вдруг начинает пихать Морелли ногой под столом после того, как Морелли совсем уж было собрался рассказать тебе о вечно пьяном двоюродном брате этого... как там его?.. Дика О'Брайена, которого знавала Джулия Вулф.
Я поднялся и поставил наши чашки на стол.
- Не понимаю, как здравомыслящий сыщик, не будучи женатым на тебе, может надеяться, что у него хоть что-нибудь получится в работе, однако, на сей раз ты все же перегибаешь палку. По-моему, совсем не стоит ломать голову над тем, почему Стадси пихал Морелли. Меня куда больше занимает вопрос, зачем они так отделали Спэрроу: затем ли, чтобы не дать ему меня изувечить или же затем, чтобы не дать ему кое-что мне рассказать? Я хочу спать.

XXVI
Нора растолкала меня в четверть одиннадцатого.
- Подойди к телефону, - сказала она. - Звонит Маколэй и говорит, что это важно.
Я вошел в спальню - в эту ночь я спал в гостиной - и подошел к телефону. Дороти крепко спала.
- Алло, - тихо проговорил я в трубку.
- Еще слишком рано для того, чтобы пообедать вместе, - сказал Маколэй, - но мне необходимо немедленно тебя увидеть. Я могу сейчас подъехать?
- Конечно. Приезжай, и мы позавтракаем вместе.
- Я уже завтракал. Ты завтракай один, а я буду минут через пятнадцать.
- Хорошо.
Дороти чуть приоткрыла глаза и сонным голосом пробормотала:
- Должно быть, уже поздно. - Она повернулась на другой бок и опять погрузилась в забытье.
Я ополоснул холодной водой лицо и руки, почистил зубы, причесался и вернулся в гостиную.
- Маколэй сейчас приедет, - сказал я Норе. - Он уже завтракал, но можешь заказать ему кофе. А я хочу куриную печенку.
- А я приглашена на ваш утренник, или же мне лучше...
- Конечно. Ты ведь никогда не видела Маколэя, да? Довольно неплохой парень. Однажды меня прикомандировали на несколько дней к его подразделению, стоявшему под Во, а после войны мы стали время от времени навещать друг друга. Пару раз он подбрасывал мне работу, включая и ту, с Уайнантом. Как насчет капельки спиртного, чтобы расправиться с меланхолией?
- Почему бы тебе сегодня не остаться трезвым?
- Мы приехали в Нью-Йорк вовсе не для того, чтобы ходить здесь трезвыми. Хочешь, пойдем сегодня вечером на хоккей?
- С удовольствием. - Она налила мне виски и отправилась заказывать завтрак.
Я посмотрел утренние газеты. В них были сообщения об убийстве Нанхейма и о том, что Йоргенсен задержан Бостонской полицией, однако гораздо больше места было отведено под новости, касающиеся дела, которое бульварная пресса окрестила "Войной между бандами Дьявольской кухни", а также ареста "Принца" Майка Фергюсона и показаний "Джефси", замешанного в похищении Линдберга.
Маколэй и посыльный, приведший Асту, прибыли одновременно. Асте Маколэй нравился, поскольку, играя с собакой, он позволял ей наваливаться на себя всем телом, а она никогда не была сторонником слишком нежных игр.
Сегодня утром вокруг рта Маколэя были заметны морщины, а розоватый румянец на его щеках проступал не так явственно, как обычно.
- С чего это у полиции появились новые идеи? - спросил он. - Неужели они думают... - Он оборвал себя на полуслове, когда в комнату вошла Нора. Она уже оделась.
- Нора, позволь тебе представить Герберта Маколэя, - сказал я. - Моя жена.
Они пожали друг другу руки и Нора произнесла:
- Ник позволил мне заказать для вас только кофе. Может, я...
- Нет, спасибо, я только что позавтракал.
- Ну, что там насчет полиции? - спросил я.
Маколэй колебался.
- Нора знает практически все, что знаю я, - заверил я, - поэтому если речь не идет о чем-нибудь для тебя...
- Нет-нет, ничего подобного, - сказал он. - Просто... ну, в общем... это в интересах самой же миссис Чарльз. Я бы не хотел ее расстраивать.
- Тогда выкладывай. Ее расстраивают только те вещи, о которых она ничего не знает. Какие новые идеи появились у полиции?
- Сегодня утром ко мне заходил лейтенант Гилд, - сказал Маколэй. - Сначала он показал мне обрывок цепочки от часов с закрепленным на ней ножиком и спросил, видел ли я их раньше. Я видел: они принадлежали Уайнанту. Я сказал ему, что, по-моему, видел: по-моему, они очень похожи на цепочку и ножик, которые были у Уайнанта. Тогда он спросил, знаю ли я, каким образом они могли попасть к кому-нибудь другому, и после того как Гилд в течение некоторого времени ходил вокруг да около, до меня вдруг дошло, что под "кем-нибудь другим" он подразумевает тебя или Мими. Я ответил ему, что Уайнант мог дать их любому из вас, что вы могли украсть их или найти на улице, либо вам мог их дать кто-нибудь, кто украл их или нашел на улице, либо же вы могли получить их от кого-нибудь, кому их передал сам Уайнант. Существуют и другие способы, посредством которых вы могли бы их заполучить, сказал я Гилду, однако, он уже понял, что я издеваюсь над ним, и не позволил мне рассказать об этих способах.
У Норы на щеках выступили красные пятна, а глаза ее потемнели.
- Идиот! - сказала она.
- Ну, ну, - сказал я. - Вероятно, мне следовало предупредить тебя: подобные настроения появились у него уже вчера вечером. Похоже, моя старая приятельница Мими подбросила ему пару намеков. На что еще направил он свое недремлющее око?
- Он хотел знать о... В общем, он так спросил: "Как вы думаете, Чарльз и эта секретарша Вулф все еще продолжали всякие там шуры-муры? Или же это осталось в далеком прошлом?"
- Это уж точно Мимина подача, - сказал я. - И что ты ему ответил?
- Ответил, что не знаю, продолжали ли вы "все еще" свои шуры-муры, ибо впервые слышу, будто между вами вообще когда-либо были шуры-муры, и напомнил ему, что в любом случае ты давно не живешь в Нью-Йорке.
Нора спросила меня:
- А у вас были шуры-муры?
- Не пытайся выставить Мака лжецом, - сказал я. - И что он на это ответил?
- Ничего. Он спросил, знал ли, по моему мнению, Йоргенсен про тебя и Мими, а когда я в свою очередь спросил, что именно мог он знать про тебя и Мими, Гилд обвинил меня в том, что я разыгрываю невинность - цитирую его дословно - так что мы не очень далеко продвинулись. Он также интересовался, где и когда, с точностью до секунды и сантиметра, мы с тобой встречались.
- Прелестно, - сказал я. - У меня паршивое алиби.
Вошел официант и принес наш завтрак. Мы поговорили о том о сем, пока он не накрыл на стол и не удалился.
Затем Маколэй сказал:
- Тебе нечего бояться. Я собираюсь передать Уайнанта в руки полиции. - Он произнес эти слова нетвердым, сдавленным голосом.
Я спросил:
- Ты уверен, что Джулию убил он? Я, например, не уверен.
Маколэй просто сказал:
- Я знаю. - Он откашлялся. - Даже если существует один шанс из тысячи в том, что я ошибаюсь - а такого шанса существовать не может, - Уайнант все равно безумен, Чарльз. Он не должен оставаться на свободе.
- Возможно, ты и прав, - начал я, - и если ты знаешь...
- Я знаю, - повторил он. - Я видел его в тот день, когда он убил Джулию, должно быть, не более чем минут через тридцать после того, как он сделал это, хотя тогда еще я не знал о преступлении, вообще не знал, что она убита. Я... ну, в общем... теперь-то я знаю.
- Ты встретил его в конторе Херманна?
- Что?
- Предполагается, что в тот день примерно с трех до четырех ты находился в конторе человека по имени Херманн, расположенной на Пятьдесят седьмой улице. По крайней мере, так мне сообщили в полиции.
- Правильно, - сказал он. - То есть; так им и было сказано. На самом же деле случилось следующее: после того, как мне не удалось встретиться с Уайнантом или же узнать о нем что-либо в "Плазе", а также после двух безрезультатных звонков в свою контору и домой Джулии, я решил махнуть на него рукой и направился к Херманну. Он - горный инженер и один из моих клиентов; совсем незадолго перед тем я закончил работу над некоторыми статьями по корпорации, которые составлял для него, и нам необходимо было внести в эти статьи кое-какие мелкие поправки. Дойдя до Пятьдесят седьмой улицы, я вдруг почувствовал, что за мной следят - тебе известно это ощущение. Мне трудно было представить себе причину, по которой кто-либо мог следить за мной, однако, я как-никак адвокат, и потому подобные причины могут существовать. Как бы то ни было, мне захотелось удостовериться в правильности своего ощущения, поэтому я повернул на восток от Пятьдесят седьмой и дошел до Мэдисон авеню, и все же не был до конца уверен. Я заметил маленького человечка с желтоватым цветом лица, которого, как мне показалось, видел еще у "Плазы", однако... Мне подумалось, что скорее всего я обнаружу слежку, если возьму такси, поэтому я так и сделал, велев таксисту ехать на восток. Машин на улице было слишком много, и потому я не заметил, взял ли тот маленький человечек или кто-нибудь еще такси следом за мной, и велел таксисту повернуть на юг у Третьей улицы, затем снова на восток у Пятьдесят шестой и вновь на юг у Второй авеню; к тому времени я уже был вполне уверен, что за нами следует желтое такси. Конечно же, я не мог рассмотреть, сидит ли в нем мой маленький человечек - для этого такси находилось слишком далеко от нас. И вот тогда-то, когда мы остановились у следующего перекрестка на красный свет, я увидел Уайнанта. Он сидел в такси, направлявшемся на запад по Пятьдесят шестой улице. Естественно, меня это не очень удивило: мы находились всего лишь в двух кварталах от дома Джулии, и я сделал вывод, что она просто не хотела, чтобы я знал о присутствии Уайнанта в ее квартире в тот момент, когда я звонил ей по телефону, и что теперь Уайнант направляется на встречу со мной к "Плазе". Он никогда не отличался чрезмерной пунктуальностью. Поэтому я сказал водителю, чтобы он повернул на запад, однако на Лексингтон авеню - мы отставали от них всего на полквартала - такси Уайнанта повернуло на юг. Это было совсем не по пути к "Плазе" и даже не по пути к моей конторе, и потому я решил плюнуть на Уайнанта и вновь заняться преследовавшим меня такси... но его там больше не было. Всю дорогу по пути к Херманну я смотрел в заднее окошко, но не смог обнаружить никаких признаков слежки.
- Который был час, когда ты увидел Уайнанта? - спросил я.
- Должно быть, минут пятнадцать-двадцать четвертого. Было уже без двадцати четыре, когда я добрался до Херманна, а Уайнанта я видел, пожалуй, минутами двадцатью-двадцатью пятью ранее. В общем, секретарша Херманна - Луиза Джекобз, та самая девушка, с которой ты видел меня вчера вечером - сказала мне, что у ее шефа весь день шло совещание, однако, он, по-видимому освободится через несколько минут; так оно и случилось, и минут через десять-пятнадцать мы с ним управились, и я вернулся в свою контору.
- Насколько я понимаю, ты находился недостаточно близко к Уайнанту, чтобы определить, был ли тот возбужден, не пахло ли от него порохом, или не было ли при нем цепочки от часов и все такое прочее.
- Верно. Мне, когда он проехал мимо, удалось рассмотреть лишь его профиль, однако, не думай, будто я не уверен, что это был Уайнант.
- Не буду. Продолжай, - сказал я.
- Он больше так и не позвонил. Примерно через час после того, как я вернулся, позвонили из полиции - Джулия умерла. Ты должен понять следующее: тогда я ни единой минуты не верил в то, что ее убил Уайнант. Ты способен понять это - ведь ты до сих пор не веришь, что убил он. Поэтому, когда я приехал в участок, и полицейские стали задавать мне вопросы об Уайнанте, и было ясно, что они подозревают его, я сделал то, что сделали бы ради своих клиентов девяносто девять адвокатов из ста - я ни словом не обмолвился о том, что видел Уайнанта по соседству с квартирой Джулии примерно в то время, когда предположительно было совершено убийство. Я рассказал им то же, что и тебе - будто у меня с ним была назначена встреча, а он так и не пришел, - а затем дал им понять, будто от "Плазы" я поехал прямиком к Херманну.
- Это вполне понятно, - согласился я. - Не имело смысла что-либо сообщать полиции до тех пор, пока ты не услышал его объяснения по поводу случившегося.
- Вот именно, а потом все дело заключалось в том, что мне так и не довелось услышать его объяснения. Я ожидал, что он объявится, позвонит мне, в конце концов, но от него ничего не было слышно - до четверга, когда я получил то его письмо из Филадельфии, а в письме ни слова не говорилось о нашей несостоявшейся встрече в пятницу, ни слова о... впрочем, ты читал это письмо. Что ты о нем думаешь?
- Ты имеешь в виду, похоже ли оно на письмо, написанное человеком, которого терзают угрызения совести?
- Да.
- Не особенно, - сказал я. - Примерно такого письма можно и ожидать от него в случае, если он не убивал Джулию - никакой озабоченности по поводу подозрений на его счет со стороны полиции за исключением того, что это может отразиться на его работе, желание прояснить дело, избежав при этом каких-либо неудобств лично для него - словом, не слишком блестящее письмо, если бы оно было написано кем-нибудь другим, однако вполне соответствующее тем причудам, которые отличают его от других людей. Я могу себе представить, как Уайнант отправляет письмо, и ему даже в голову не приходит, что самым разумным было бы отчитаться в своих действиях в день убийства перед полицией. Насколько ты уверен, что, когда ты его увидел он ехал от Джулии?
- Теперь я вполне уверен. Тогда же мне это показалось вероятным. Затем я подумал, что он, возможно, был в своей мастерской. Она находится на Первой авеню, всего лишь в нескольких кварталах от места, где я его видел, и хотя мастерская была закрыта со времени его отъезда, мы в прошлом месяце возобновили ее аренду, так что все было готово к его возвращению, и он вполне мог поехать туда в тот день. Полиция не обнаружила там ничего, по чему можно было с уверенностью судить о том, был он в мастерской или нет.
- Я хотел спросить тебя: говорили, будто бы он отрастил бороду. Была ли у него...
- Нет - я видел все то же длинное, худое лицо с теми же общипанными, белесыми усами.
- И еще: был такой парень по имени Нанхейм, которого вчера убили - маленький, с...
- Я как раз собирался об этом сказать.
- Я подумал о том маленьком человечке, который, как тебе показалось, следил за тобой.
Маколэй уставился на меня.
- Ты полагаешь, это мог быть Нанхейм?
- Не знаю. Я просто подумал.
- И я не знаю, - сказал он, - Я никогда не видел Нанхейма, насколько мне...
- Он представлял собою невысокого мужчину, не более пяти футов и трех дюймов ростом, а весил, пожалуй, фунтов сто двадцать. Я бы сказал, что ему было лет тридцать пять-тридцать шесть. Желтоватый цвет лица, темные волосы и такие же темные, довольно близко посаженные глаза, большой рот, длинный обвислый нос, торчащие, словно крылья летучей мыши, уши... бегающий взгляд.
- Это вполне мог быть он, - сказал Маколэй, - хотя я не видел его с близкого расстояния. Думаю, полиция позволит мне взглянуть на него, - он пожал плечами, - впрочем, теперь это не имеет значения. О чем я говорил? Ах да, о том, что никак не мог связаться с Уайнантом. Это поставило меня в неловкое положение, поскольку полиция полагала, будто я поддерживаю с ним контакт и не говорю по этому поводу правды. Ты ведь тоже так считал, верно?
- Да, - признался я.
- И ты тоже, как и полиция, наверное, подозревал что в день убийства я все же встречался с ним в гостинице "Плаза" или в другом месте.
- Это представлялось вероятным.
- Да. И, конечно же, вы были отчасти правы. По крайней мере, я видел его, да еще в таком месте и в такое время, что, узнай об этом полиция, его бы, вне всяких сомнений, немедленно сочли виновным, и потому, солгав поначалу несознательно, косвенным образом, я стал затем лгать прямо и преднамеренно. Херманн весь тот день безвылазно провел на совещании и не мог знать, как долго я ждал, пока он освободится. Луиза Джекобз - моя хорошая приятельница. Не вдаваясь в детали, я объяснил ей, что если она скажет, будто я появился у них в конторе через одну-две минуты после того, как пробило три, то может помочь мне выручить клиента, и она с готовностью согласилась. Я также объяснил ей, что в случае, если возникнут какие-либо непредвиденные неприятности, она всегда сможет обезопасить себя, сказав, будто не обратила внимания, в котором точно часу я прибыл, однако на следующий день я случайно упомянул о своем прибытии именно в это время, и у нее не было причин сомневаться в моей честности; таким образом вся вина возлагалась на меня. - Маколэй глубоко вздохнул. - Теперь все это неважно. Важно то, что сегодня я получил от Уайнанта весточку.
- Очередное нелепое письмо? - спросил я.
- Нет, он позвонил и я назначил ему на сегодняшний вечер встречу - с тобой и со мной. Я сказал ему, что ты, если не увидишься с ним, ничего для него не сделаешь, поэтому он обещал встретиться с нами сегодня вечером. Естественно, я собираюсь пригласить и полицию; мне уже трудно оправдать тот факт, что я покрываю его подобным образом. Я могу добиться того, что его оправдают, признав невменяемым, и затем изолируют. Это все, что я могу - да и хочу - сделать.
- Ты уже сообщил полиции?
- Нет. Он позвонил лишь после того, как они ушли. К тому же, сначала я хотел поговорить с тобой. Я хотел сказать тебе, что не забыл, чем я тебе обязан и...
- Ерунда, - сказал я.
- Совсем не ерунда. - Он повернулся к Норе. - Я полагаю, он никогда не говорил вам, что спас мне однажды жизнь, в окопе под...
- Он сошел с ума, - сказал я Норе. - Он выстрелил в одного парня и промахнулся, а я выстрелил и не промахнулся, только и всего. - Я вновь обратился к Маколэю: - А может, пусть полиция еще немного подождет? Предположим, ты и я встретимся сегодня с Уайнантом и выслушаем его. Мы можем придержать его и, если убедимся, что он - убийца, забить тревогу в конце встречи.
- Ты до сих пор сомневаешься, верно? - Маколэй слабо улыбнулся. - Что ж, если ты пожелаешь, я готов пойти на это, хотя такой шаг мне представляется... Впрочем, быть может, ты передумаешь, когда я расскажу тебе о нашем телефонном разговоре.
В гостиную, зевая, вошла Дороти, одетая в слишком длинные для нее Норины ночную рубашку и халат.
- Ах! - воскликнула она, увидев Маколэя, а затем, узнав его, произнесла: - Ой, здравствуйте, мистер Маколэй. Я не знала, что вы здесь. Есть новости о моем отце?
Маколэй посмотрел на меня. Я покачал головой. Он ответил Дороти:
- Пока нет, но, возможно, сегодня мы что-нибудь узнаем.
- Зато Дороти уже кое-что случайно узнала. Расскажи Маколэю о Гилберте, - сказал я.
- Вы имеете в виду, о... о моем отце? - уставившись в пол, неуверенно спросила она.
- О Бог ты мой, конечно, нет! - сказал я.
Лицо ее залилось краской, она с упреком посмотрела на меня, а затем торопливо сказала Маколэю:
- Гил виделся вчера с отцом, и отец сказал ему, кто убил мисс Вулф.
- Что?
Она энергично четыре или пять раз кивнула головой. Глазами, в которых читалось изумление, Маколэй посмотрел на меня.
- Совсем не обязательно, что это действительно произошло, - напомнил я ему. - Это Гил так говорит.
- Понятно. Тогда, по-твоему, он мог...
- Тебе ведь не так часто с тех пор, как заварилась эта каша приходилось беседовать с членами этой семейки, верно? - спросил я.
- Верно.
- Захватывающее занятие, доложу я тебе. У них у всех сдвиг на почве секса, и это глубоко укоренилось в их подсознании. Они начинают...
- Вы просто отвратительны! - сердито сказала Дороти. - Я изо всех сил стараюсь...
- Чем ты недовольна? - спросил я. - На сей раз я делаю тебе поблажку: я склонен верить, что Гил действительно так тебе и сказал. Не требуй от меня слишком многого.
- И кто же убил Джулию? - спросил Маколэй.
- Не знаю. Об этом Гил мне не сказал.
- А твой брат часто виделся с отцом?
- Не знаю, насколько часто. Он просто сказал, что виделся с ним.
- А он говорил что-нибудь о... о человеке по имени Нанхейм?
- Нет. Ник спрашивал меня об этом. Гилберт ни о чем больше мне не говорил.
Я поймал Норин взгляд и сделал ей знак. Она поднялась и произнесла:
- Пойдем в другую комнату, Дороти, надо дать ребятам шанс заняться их сверхважными делами.
Дороти явно хотела остаться, однако, она все же вышла вслед за Норой. Маколэй сказал:
- После того, как она подросла, у нее есть на что посмотреть. - Он откашлялся. - Надеюсь, твоя жена не...
- Не беспокойся. С Норой все в порядке. Ты собирался рассказать мне о своем разговоре с Уайнантом.
- Он позвонил сразу после того, как ушли полицейские, и сказал, что видел мое объявление в газете "Таймс" и хотел бы знать, чего мне надо. Я объяснил ему, что ты не горишь желанием впутываться в его неприятности, не переговорив предварительно с ним, и мы условились встретиться сегодня вечером. Потом он спросил, видел ли я Мими и я сообщил ему, что видел ее пару раз после того, как она вернулась из Европы, и что видел также его дочь. И тогда он сказал следующее: "Если моя жена попросит денег, выдай ей любую сумму в разумных пределах".
- Черт меня побери, - сказал я. Маколэй кивнул.
- То же самое подумал и я. Когда я спросил его, с какой стати, он ответил, будто, прочитав утренние газеты, убедился, что Мими оказалась жертвой Розуотера, а не его союзницей, и у него есть основания рассчитывать на ее "доброе расположение" к нему, Уайнанту. Я начал догадываться, в чем дело, и сообщил ему, что Мими уже отдала ножик и цепочку полицейским. Угадай, что он на это ответил.
- Сдаюсь.
- Промямлив что-то нечленораздельное - причем буквально несколько слов, заметь, - он вдруг как ни в чем не бывало заявил: "Те самые цепочку и ножик, которые я оставил у Джулии, чтобы она отдала их в ремонт?"
- А что ты ответил? - рассмеялся я.
- Это меня озадачило. Пока я соображал, что ответить, он сказал: "Как бы то ни было, мы можем подробно обсудить это во время нашей сегодняшней встречи". Я спросил, где и когда мы увидимся, и он ответил, что ему придется в десять вечера еще раз позвонить мне домой. Он сразу заторопился, хотя перед этим, похоже, никуда не спешил, и у него не нашлось времени, чтобы ответить на все появившиеся у меня вопросы, поэтому он повесил трубку, а я позвонил тебе. Что ты теперь скажешь по поводу его невиновности?
- Теперь я не так уверен, как раньше, - медленно ответил я. - Насколько ты уверен, что в десять часов он с нами свяжется?
Маколэй пожал плечами.
- Я знаю об этом не больше твоего.
- В таком случае я бы на твоем месте не беспокоил полицию до тех пор, пока мы не схватим нашего безумного приятеля и не будем готовы передать его в их руки. Они вряд ли воспылают к тебе горячей любовью, услышав твою историю, и если даже не упекут тебя сразу в каталажку, то устроят веселенькую жизнь, особенно когда Уайнант - не дай Бог - оставит нас сегодня вечером с носом.
- Я знаю, и все же мне хотелось бы сбросить со своих плеч это бремя.
- Несколько часов погоды не делают, - сказал я. - Никто из вас не упоминал в разговоре ту несостоявшуюся встречу в "Плазе"?
- Нет. У меня не было возможности спросить его. Что ж, если ты считаешь, что надо подождать, я подожду, но...
- Давай подождем до вечера, по крайней мере, до тех пор, как он позвонит тебе - если позвонит - а затем решим, следует ли посвящать во все полицию или нет.
- Ты полагаешь, он не позвонит?
- Не уверен, - сказал я. - Он не явился на последнюю встречу с тобой и, похоже, стал темнить, когда узнал, что Мими отдала полиции цепочку и ножик. Я не слишком оптимистично настроен. Однако, там видно будет. Мне, наверное, следует прийти к тебе домой часам к девяти, да?
- Приходи к ужину.
- Не могу, но постараюсь прийти как можно раньше на случай, если он поспешит со звонком. Нам нельзя будет терять времени. Где ты живешь?
Маколэй дал мне свой адрес в Скарсдейле и поднялся.
- Попрощайся за меня с миссис Чарльз и поблагодари... Да, кстати, надеюсь, ты вчера вечером не истолковал превратно мое замечание насчет Харрисона Куинна. Я имел в виду только то, что сказал - то есть, то, что мне не повезло, когда я воспользовался его советом в биржевых делах. Я не собирался намекать, будто здесь что-то не так - ты понимаешь, - или будто он не принес денег другим своим клиентам.
- Я понимаю, - сказал я и позвал Нору.
Они с Маколэем пожали друг другу руки, обменялись вежливыми фразами, он слегка потрепал Асту, сказал: "Постарайся прийти как можно раньше", и ушел.
- Плакал твой сегодняшний хоккейный матч, - сказал я, - если только кто-нибудь еще не составит тебе компанию.
- Я пропустила что-нибудь интересное? - спросила Нора.
- Ничего особенного. - Я рассказал ей о том, что сообщил мне Маколэй. - И не спрашивай, что я думаю по этому поводу. Я не знаю. Знаю, что Уайнант - сумасшедший, однако он действует не так, как действовал бы сумасшедший или убийца. Он действует как человек, ведущий какую-то свою игру. Одному лишь Всевышнему известно, что это за игра.
- Мне кажется, - сказала она, - что он покрывает кого-то еще.
- А почему ты думаешь, что это не он убил Джулию?
- Потому что так думаешь ты, - удивилась Нора.
- Неотразимый аргумент, - сказал я. - А что это за "кто-то еще"?
- Пока я не знаю. И хватит надо мной смеяться: я много размышляла над делом. Это вряд ли может быть Маколэй, поскольку Уайнант, покрывая кого-то, пытается использовать его помощь, и...
- И это вряд ли могу быть я, - предположил я, - поскольку он хочет использоваться мою помощь.
- Правильно, - сказала она, - и ты окажешься в очень глупом положении, если будешь издеваться надо мной, а я тем временем разгадаю загадку раньше тебя. И это вряд ли может быть Мими или Йоргенсен, поскольку Уайнант пытался их скомпрометировать. Далее, это вряд ли может быть Нанхейм, поскольку он, по всей видимости, был убит тем же человеком, и, помимо всего прочего, сейчас нет никакой необходимости покрывать его. И это вряд ли может быть Морелли, поскольку Уайнант ревновал к нему, и между ними произошла ссора. - Глядя на меня, Нора нахмурилась. - Хорошо бы тебе побольше узнать об этом здоровенном толстяке по имени Спэрроу и о той крупной рыжеволосой женщине.
- А как насчет Дороти и Гилберта?
- Я как раз собиралась тебя о них спросить. Как ты думаешь, Уайнант по отношению к ним питает сильные отцовские чувства?
- Нет.
- Наверное, ты просто пытаешься отбить у меня всякую охоту к расследованию. Что ж, зная их, трудно поверить в вину любого из них, однако, я попыталась все личные впечатления отбросить в сторону и руководствоваться логикой. Вчера вечером перед тем, как лечь в постель, я составила список всех...
- Ничто так не спасает от бессонницы, как упражнения в логике. Это может сравниться лишь...
- Не надо разговаривать со мной таким покровительственным тоном. Результаты твоей работы пока трудно назвать ошеломляющими.
- Я не хотел тебя обидеть, - сказал я и поцеловал ее. - Это новое платье?
- Ага! Увиливаешь от темы, трус несчастный!

XXVII
Перед обедом я зашел к Гилду и сразу после того, как мы пожали друг другу руки принялся его обрабатывать.
- Я пришел без адвоката. Мне показалось, что если я приду один, это произведет более благоприятное впечатление.
Он наморщил лоб и покачал головой, словно я обидел его.
- Что вы, дело совсем не в этом, - терпеливо проговорил он.
- Похоже, что как раз в этом.
Он вздохнул.
- Никогда бы не подумал, что вы сделаете ту же ошибку, которую делают многие, поскольку полагают, будто мы... Вы ведь знаете: мы должны отработать все варианты, мистер Чарльз.
- Где-то я слышал нечто подобное. Что же вы хотите знать?
- Я лишь хочу знать, кто убил ее... и его.
- Попробуйте спросить Гилберта, - предложил я.
Гилд поджал губы.
- А почему именно его?
- Он рассказал сестре, что знает, кто это сделал, а узнал он якобы от Уайнанта.
- Вы хотите сказать, что он встречался со своим стариком?
- Она уверяет, что он так сказал. У меня не было возможности спросить его самого.
Гилд скосил на меня свои водянистые глаза.
- Что же там у них происходит, мистер Чарльз?
- В семье Йоргенсенов? Вы, по-видимому, знаете не хуже моего.
- Не знаю, - сказал он, - и это факт. Я просто совсем не могу их понять. Например, миссис Йоргенсен: что она из себя представляет?
- Блондинка.
- Вот-вот, и это все, что я знаю, - угрюмо кивнул он. - Но послушайте, вы их знаете уже давно, и то, что она рассказывает про вас и про себя...
- А также про меня и про свою дочь, про меня и про Джулию Вулф, про меня и про королеву Великобритании. С женщинами я сущий дьявол.
Он поднял руку.
- Я не хочу сказать, будто верю всему, что она говорит, и незачем обижаться. Вы заняли неправильную позицию, если позволите так выразиться. Вы ведете себя так, словно думаете, что мы охотимся за вами, а это не соответствует действительности, совершенно не соответствует действительности.
- Возможно, однако, вы двурушничаете со мной с тех пор, как в прошлый...
Твердый взгляд его бледно-серых глаз уперся в мое лицо, и Гилд спокойно сказал:
- Я - полицейский и должен выполнять свою работу.
- Довольно справедливо. Вы велели мне зайти сегодня. Чего вы хотели?
- Я не велел вам зайти, я просил вас.
- Ну хорошо. Чего вы хотите?
- Я не хочу того, что мы имеем сейчас, - сказал он. - Я не хочу ничего подобного. До сих пор мы с вами говорили как мужчина с мужчиной, и мне бы хотелось продолжать в том же духе.
- Вы сами все испортили.
- По-моему, это не факт. Послушайте, мистер Чарльз, вы готовы не сходя с места присягнуть или хотя бы просто дать мне честное слово, что вы всегда нам выкладывали все, как на духу?
Бессмысленно было говорить "да" - он все равно бы мне не поверил. Я сказал:
- Практически, все.
- Вот именно - практически, - проворчал Гилд. - Каждый из вас рассказывает мне практически всю правду. А мне бы нужен какой-нибудь непрактичный придурок, который выложит все до конца.
Мне было жаль его: я хорошо понимал его чувства. Я сказал:
- Быть может, никто из тех, с кем вы говорили, не знает всей правды.
Он скорчил отвратительную гримасу.
- Весьма вероятно, не так ли? Послушайте, мистер Чарльз. Я беседовал со всеми, кого смог обнаружить. Если вы найдете мне еще кого-нибудь, я побеседую и с ними. Вы хотите сказать, я не говорил с Уайнантом? Неужели вы полагаете, что полиция не работает круглые сутки и не делает все возможное, чтобы разыскать его?
- Но ведь есть еще сын Уайнанта, - предложил я.
- Есть еще сын Уайнанта, - согласился Гилд. Он позвал Энди и смуглого кривоногого полицейского по имени Клайн. - Приведите сюда этого щенка, Уайнантова сына: я хочу потолковать с ним. - Они вышли. Гилд сказал: - Вот видите, мне нужны люди, с которыми можно было бы побеседовать.
- Сегодня у вас скверновато с нервами, не так ли? - произнес я. - Вы не собираетесь доставить сюда из Бостона Йоргенсена?
Он пожал большими плечами.
- Я вполне удовлетворен его показаниями. Не знаю. А вы хотели изложить мне по этому поводу свое мнение?
- Еще бы.
- Я и правда что-то слегка нервный сегодня, - сказал он. - Мне прошлой ночью так и не удалось сомкнуть глаз. Собачья жизнь. И чего это я так держусь за нее? Можно было бы купить где-нибудь участок земли, поставить железную ограду, раздобыть несколько пар черно-бурых лисиц и... В общем, по его словам, когда вы, ребята, в тысяча девятьсот двадцать пятом году напугали его, Йоргенсен, бросив жену на произвол судьбы, удрал в Германию - надо сказать, он не очень любит вспоминать об этом - и поменял имя, чтобы как можно больше затруднить ваши поиски; по той же причине он не хотел устраиваться на постоянную работу - он называет себя то ли техником, то ли как-то еще в том же роде, - поэтому факты, которыми мы здесь располагаем, довольно скудны. Йоргенсен говорит, будто брался за всякую работу, какую только мог найти, но насколько я себе представляю, в основном он жил за счет женщин - надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду, - причем богатенькие среди них попадались нечасто. В общем, году в двадцать седьмом или двадцать восьмом Йоргенсен оказывается в Милане - есть такой городишко в Италии - и в Парижском "Геральде" читает, что эта Мими, недавно разведенная с Клайдом Миллером Уайнантом, приехала в Париж. Он не знаком с ней лично, как, впрочем, и она с ним, однако, Йоргенсен знает, что она - головокружительная блондинка, которая любит мужчин и веселую жизнь и к тому же не обладает слишком трезвым рассудком. Ему приходит в голову, что после развода она, должно быть, урвала изрядный кусок Уайнантовского состояния; с его точки зрения, он имеет право наложить руки на часть этих денег, возмещая те убытки, которые причинил ему Уайнант - таким образом, он лишь возьмет себе то, что ему все равно причитается. Поэтому он наскребает денег на билет до Парижа и направляется туда. Пока все звучит правдоподобно?
- Вполне.
- Мне тоже так показалось. В общем, Йоргенсен без особого труда знакомится с ней в Париже - то ли сам, то ли через кого-то, то ли как-то еще - ну, а дальше - еще проще. Она влюбляется в Йоргенсена - по его словам, не сходя с места, с полуоборота - и прежде, чем он успевает что-либо сообразить, Мими уже строит планы относительно их женитьбы. Естественно, он и не пытается ее отговаривать. Вместо алиментов она выжала из Уайнанта кругленькую сумму - двести косых, черт побери! - и могла вторично выйти замуж не опасаясь, что Уайнант прекратит платить алименты, ну а Йоргенсен посредством женитьбы прямиком попадал на ложе, устланное денежными купюрами. Итак, они женятся. По его словам, это была довольно "хитрая" женитьба, которая состоялась где-то в горах между Испанией и Францией; обвенчал их испанский священник на территории, принадлежащей, в общем-то, Франции, благодаря чему женитьбу нельзя считать законной; мне, впрочем, кажется, что Йоргенсен таким образом просто пытается заранее опровергнуть обвинение в двоеженстве. Как бы то ни было, лично мне на это наплевать. Суть в том, что Йоргенсен прибирает денежки к рукам и вовсю ими пользуется, пока денежки не кончаются, И обратите внимание: все это время, уверяет он, Мими и не подозревает, что он может быть кем-нибудь другим, кроме как Кристианом Йоргенсеном, с которым она познакомилась в Париже, и так ничего и не узнает до тех пор, пока мы не хватаем его в Бостоне. Это тоже звучит правдоподобно?
- Вполне, - сказал я, - кроме разве что истории с женитьбой, как вы сами заметили, однако, даже это может быть правдой.
- Вот-вот, да и какая, в конце концов, разница? Итак, приближается зима, банковский счет истощается, и Йоргенсен совсем уж собирается улизнуть от нее, прихватив с собой все, что осталось от деньжат, как вдруг Мими предлагает вернуться в Америку и попытаться выжать из Уайнанта кое-что еще. По его мнению, мысль вполне справедливая, если только осуществима в принципе, она же уверяет, что мысль вполне осуществима, они садятся на корабль и...
- А вот здесь у него концы с концами не совсем сходятся, - сказал я.
- Почему вы так думаете? Он не собирается ехать в Бостон, где, как известно, живет его первая жена, и рассчитывает держаться подальше от тех немногих людей, кто знает его и особенно от Уайнанта; к тому же, кто-то сообщает Йоргенсену о существовании статьи о сроке давности, согласно которой по истечении семи лет все его проблемы исчезают. Он полагает, что почти ничем не рискует. Они не собираются оставаться здесь надолго.
- И все же эта часть его рассказа мне не нравится, - упрямо произнес я, - ну да ладно, продолжайте.
- В общем, на второй день их пребывания здесь - пока они все еще разыскивают Уайнанта - ему крупно не везет. На улице он случайно сталкивается с подругой своей первой жены - с этой Ольгой Фентон - и она узнает его. Йоргенсен пытается уговорить ее не сообщать первой жене, и ему удается на пару дней сбить ее с толку при помощи какой-то детективной истории, которую он придумывает на ходу - Боже милостивый, ну и воображение у этого парня! - однако, он не может долго водить ее за нос, она идет к своему исповеднику, рассказывает ему все и спрашивает, как ей поступить, он советует сообщить первой жене, она так и делает, а при следующей встрече с Йоргенсеном рассказывает ему про содеянное, он мчится в Бостон в надежде уговорить жену не поднимать скандала, и мы его там арестовываем.
- А зачем он ходил в ломбард? - спросил я.
- Это вписывается в его рассказ. Он говорит, что ближайший поезд на Бостон отходил буквально через несколько минут, у него с собой не было денег, заскочить домой он уже не успевал и к тому же не горел желанием объясняться со своей второй женой, не утихомирив предварительно первую, - а банки были закрыты, вот он и заложил свои часы. Все сходится.
- А вы видели эти часы?
- Могу на них взглянуть, если надо. А что?
- Я просто полюбопытствовал. Вам не приходило в голову, что эти часы могли когда-то висеть на сломанном конце той цепочки, которую вам вручила Мими?
Гилд выпрямился на стуле.
- Черт побери! - Затем он подозрительно скосил на меня глаза и спросил: - Вам об этом что-нибудь известно, или вы...
- Нет. Я просто полюбопытствовал. А что Йоргенсен говорит по поводу убийств? Кто, по его мнению, их совершил?
- Уайнант. Йоргенсен признает, что в течение какого-то времени он полагал, будто их могла совершить Мими, однако, она убедила его в обратном. По его словам, она так и не сказала ему, какими уликами против Уайнанта располагала. Возможно, в этой части он просто пытается себя обезопасить. По-моему, вряд ли могут быть сомнения в том, что они намеревались использовать улику, чтобы выжать из Уайнанта деньги.
- Значит, вы не думаете, что цепочка и ножик были ею подброшены?
Уголки его рта поползли вниз.
- Она могла их подбросить, чтобы иметь возможность его шантажировать. Чем вам не нравится такая версия?
- Для простого человека вроде меня это чуть-чуть сложновато, - сказал я. - Вы уже выяснили, сидит ли Фэйс Пепплер до сих пор в тюрьме в Огайо?
- Ага. Он выходит на следующей неделе. Кстати, это объясняет наличие у секретарши кольца с бриллиантом. Он попросил своего приятеля, который находится на свободе, переслать ей это кольцо. Похоже, после его освобождения они собирались пожениться и завязать, или что-то еще в этом роде. Во всяком случае, администрация тюрьмы говорит, что они писали друг другу письма с подобным содержанием. Пепплер уверяет администрацию, будто не может сообщить ничего для нас полезного, а администрация не припоминает, содержалась ли в письмах какая-либо информация, которая могла бы нас заинтересовать. Конечно, даже эти скудные данные уже помогают нам прояснить мотив. Скажем, Уайнант ревнив, а она носит это кольцо и собирается уйти к Пепплеру. Тогда он... - Гилд оборвал себя на полуслове и снял трубку телефона. - Да, - сказал он в трубку. - Да... Что? Конечно... Конечно, только пусть там кто-нибудь останется... Правильно. - Он отодвинул телефон в сторону. - Опять заваривается каша по поводу этого убийства, совершенного вчера на Двадцать девятой улице.
- А-а, - протянул я. - А мне послышалось имя Уайнанта. Вы знаете, как далеко иногда разносятся голоса из телефонной трубки.
Гилд покраснел и закашлялся.
- Наверное, на том конце сказали что-то созвучное. Да-да, кажется, что-то созвучное и правда было сказано. Кстати, чуть не забыл: мы поинтересовались для вас тем парнем по кличке Спэрроу.
- И что вам удалось узнать?
- Похоже, ничего для нас существенного. Его зовут Джим Брофи. Судя по всему, он стремился произвести впечатление на ту девчушку, которую мы встретили у Нанхейма, она была на вас обижена, а он напился до такой степени, что решил, будто выиграет в ее глазах, если даст вам в зубы.
- Отличная мысль у него возникла, - сказал я. - Надеюсь, вы не причинили неприятностей Стадси.
- Он кто - ваш приятель? Может, вы не в курсе, но он - бывший заключенный с внушительным послужным списком.
- Я знаю. Однажды я сам его посадил. - Я взялся за свои пальто и шляпу. - Вы слишком заняты. Пожалуй, я побегу и...
- Нет-нет, - сказал Гилд. - Побудьте здесь, если у вас есть время. Скоро я займусь кое-какими делами, которые могут вас заинтересовать, к тому же вы, вероятно, не откажетесь мне помочь в беседе с отпрыском Уайнанта.
Я вновь уселся.
- Может, хотите выпить? - предложил Гилд, открыв ящик своего стола, однако, мне никогда не везло с виски, которое предлагалось мне полицейскими, и потому я ответил:
- Нет, спасибо.
Телефон вновь зазвонил, и Гилд произнес в трубку:
- Да... Да... Ничего. Поднимайтесь. - На сей раз из трубки до меня не донеслось ни слова.
Он покачался взад-вперед на стуле и положил ноги на стол.
- Послушайте, - сказал он. - Я ведь не шутил, когда говорил насчет разведения черно-бурых лисиц, и мне хотелось бы узнать, что вы думаете о Калифорнии как о возможном месторасположении фермы?
Я никак не мог решить, стоит ли подать ему идею о приобретении фермы для разведения львов и страусов где-нибудь в южных штатах, когда дверь распахнулась и толстый рыжий полицейский ввел в комнату Гилберта Уайнанта. Один глаз его настолько опух, что не открывался, а на левой штанине его брюк зияла рваная дыра, сквозь которую виднелось колено.

XXVIII
Я сказал Гилду:
- Когда вы говорите, чтобы кого-нибудь привели, его приводят несмотря ни на что, верно?
- Погодите, - сказал Гилд. - Все не так просто, как вам представляется. - Он обратился к толстому рыжему полицейскому: - Давай, Флинт, рассказывай.
Флинт вытер губы тыльной стороной руки.
- Этот пацан - просто звереныш, точно вам говорю. На вид он не такой уж крепкий, но, черт возьми, сопротивлялся отчаянно, могу поклясться. А как он бегает!
- Ты, как я вижу, настоящий герой, - проворчал Гилд, - и я поговорю с комиссаром, чтобы тебя немедленно наградили медалью, однако, это мы обсудим чуть позже. А сейчас ближе к делу.
- Я вовсе не хотел сказать, будто совершил какой-то подвиг, - запротестовал Флинт. - Я просто...
- Мне наплевать, что ты там совершил, - сказал Гилд. - Я хочу знать, что совершил он.
- Так точно, сэр, я как раз собирался рассказать об этом. Я сменил Моргана сегодня в восемь утра, и все шло гладко и тихо как обычно, ни одна тварь не шевелилась, по словам Моргана, и так все продолжалось минут до десяти третьего, а потом я вдруг слышу, как в двери поворачивается ключ. - Флинт пожевал губами, предоставляя нам возможность выразить наше изумление.
- Это происходило в квартире секретарши Вулф, - объяснил мне Гилд. - У меня было что-то вроде предчувствия.
- Да еще какое предчувствие! - едва не впадая в экстаз от восхищения, воскликнул Флинт. - Бог ты мой, какое предчувствие! - Гилд сверкнул на него глазами, и он торопливо забормотал: - Да, сэр, ключ, а потом открывается дверь, и заходит вот этот пацан. - Он с гордостью и обожанием посмотрел на Гилберта. - Испуган он был страшно, а когда я бросился на него, он подскочил и кинулся наутек что твой заяц, и поймать его мне удалось аж на первом этаже, а там, разрази меня гром, он принялся так брыкаться, - что мне пришлось залепить ему в глаз, чтобы унялся. На вид-то он совсем хлипкий, но...
- Что он делал в квартире? - спросил Гилд.
- Он не успел ничего там сделать. Я...
- Ты хочешь сказать, что набросился на него, не дождавшись, пока он покажет, зачем туда явился? - Вены на шее у Гилда вздулись так, что, казалось, воротничок его рубашки вот-вот лопнет, а лицо полицейского приобрело такой же оттенок, какой имели волосы Флинта.
- Я подумал, что лучше не рисковать.
Глазами, полными одновременно ярости и изумления, Гилд посмотрел на меня. Я же изо всех сил старался сохранять непроницаемое выражение лица. Задыхающимся голосом Гилд сказал:
- Достаточно, Флинт. Подожди за дверью.
Рыжий полицейский был, по-видимому, озадачен. Он медленно произнес:
- Слушаюсь, сэр. Вот его ключ. - Он положил ключ на стол перед Гилдом и направился к двери. У двери он повернул голову и сказал через плечо: - Пацан уверяет, будто он - сын Уайнанта. - Он радостно захихикал.
Все еще задыхающимся голосом Гилд спросил:
- Вот как, неужели?
- Ага. Где-то я его уже видел. По-моему, он входил в шайку Большого Шорти Долана. Кажется, я встречал его в...
- Убирайся! - прорычал Гилд, и Флинт выскочил за дверь. Гилд издал стон, идущий из самой глубины души. - Этот детина совсем меня достал. Шайка Большого Шорти Долана! - С видом безнадежного отчаяния он помотал головой из стороны в сторону и обратился к Гилберту:
- Ну что, сынок?
Гилберт сказал:
- Я знаю, мне не следовало этого делать.
- Неплохое начало, - добродушно сказал Гилд. Лицо его постепенно принимало нормальный оттенок. - Мы все совершаем ошибки. Подвигай к себе стул, и мы посмотрим, как нам поступить, чтобы вытащить тебя из этой передряги. Может, что-нибудь приложить к твоему глазу?
- Нет, спасибо, все в порядке. - Гилберт подвинул стул на два или три дюйма в сторону Гилда и сел.
- Этот громила ударил тебя просто от нечего делать?
- Нет-нет, я сам виноват. Я... я оказал сопротивление.
- Что ж, - сказал Гилд, - никто не любит попадать под арест, я полагаю. Ну, так в чем же дело?
Здоровым глазом Гилберт посмотрел на меня.
- Ты попал в тяжелое положение, а лейтенант Гилд хочет помочь тебе, - сказал я Гилберту. - Ты сам облегчишь свою участь, если поможешь ему.
Гилд одобрительно кивнул.
- Это факт. - Он поудобнее устроился на стуле и доброжелательным тоном спросил: - Откуда у тебя ключ?
- Отец прислал мне его в письме. - Гилберт достал из кармана белый конверт и протянул его Гилду.
Я зашел лейтенанту за спину и через его плечо взглянул на конверт. Марки на нем не было, а адрес был напечатан на машинке: "Мистеру Гилберту Уайнанту, гостиница "Кортлэнд".
- Когда ты получил это письмо? - спросил я.
- Оно лежало на стойке администратора, когда я вернулся вчера часов около десяти вечера. Я не спросил служащего, как долго оно там находилось, но, по-моему, когда я выходил вместе с вами, его там еще не было, иначе мне бы его передали.
В конверт были вложены две страницы, на которых уже знакомым шрифтом был неумело напечатан текст. Мы с Гилдом принялись читать вместе:

Дорогой Гилберт!
Если на протяжении всех этих лет я не делал попыток вступить с тобой в контакт, то только потому, что так пожелала твоя мать; теперь же я нарушаю молчание и обращаюсь к тебе за помощью, поскольку большая нужда заставляет меня пойти против желаний твоей матери. Кроме того, теперь ты уже взрослый мужчина, и мне кажется, что лишь ты один можешь решить, следует ли нам по-прежнему оставаться чужими друг другу или же мы должны действовать, руководствуясь теми родственными узами, которые нас объединяют. Полагаю, тебе известно то двусмысленное положение, в котором я нахожусь сейчас в связи с так называемым убийством Джулии Вулф, и надеюсь, ты сохранил еще хотя бы отчасти доброе расположение ко мне, позволяющее тебе, по крайней мере, верить в то, что я совершенно невиновен в этом преступлении и никак не замешан (и это действительно правда) в данном деле. Я обращаюсь к тебе за помощью, тем самым раз и навсегда демонстрируя полиции и всем другим свою невиновность, и я уверен, что даже если бы не мог рассчитывать на твое доброе расположение, то мог бы все же рассчитывать на твое желание сделать все возможное, дабы сохранить незапятнанным имя, принадлежащее в равной степени тебе, твоей сестре и вашему отцу. Я обращаюсь к тебе также и потому, что, пользуясь услугами компетентного адвоката, верящего в мою невиновность, предпринимающего все возможное, чтобы доказать ее, и питающего надежды на помощь со стороны мистера Ника Чарльза, я тем не менее не могу просить их пойти на то, что в принципе является незаконным актом, и кроме тебя у меня нет никого, кому бы я осмелился довериться. Я хочу, чтобы ты сделал следующее: необходимо завтра пойти в квартиру Джулии Вулф, находящуюся на Пятьдесят четвертой восточной улице, 411, войти в нее, воспользовавшись ключом, который я вкладываю в этот конверт, отыскать между страницами книги "Хорошие манеры" некий документ (или заявление), прочесть его и немедленно уничтожить. Ты должен убедиться, что документ полностью уничтожен, и от него ничего не осталось кроме разве что пепла, а прочитав его, ты поймешь, почему это необходимо сделать, и почему я доверяю тебе выполнение этой задачи. В случае, если в силу каких-то причин нам потребуется изменить наши планы, я позвоню тебе по телефону сегодня ночью. Если же я не позвоню сегодня, то позвоню завтра вечером, чтобы узнать, удалось ли тебе выполнить мои инструкции, а также чтобы договориться о встрече. Я нисколько не сомневаюсь, что ты осознаешь ту огромную ответственность, которую я возлагаю на твои плечи, и что мое доверие будет полностью оправдано.
С любовью,
Твой отец.

Размашистая, сделанная чернилами подпись Уайнанта находилась под словами "твой отец".
Гилд ждал, пока я скажу что-нибудь. Я ждал, пока что-нибудь скажет он. Через несколько минут такого молчания лейтенант спросил Гилберта:
- А он звонил?
- Нет, сэр.
- Откуда ты знаешь, - спросил я. - Разве ты не велел телефонистке ни с кем ваш номер не соединять?
- Я... да, велел. Поскольку вы были там, я боялся, что, если он позвонит, вы узнаете, кто это; отец же, как мне подумалось, мог просто передать мне что-нибудь через телефонистку, однако, он так и не позвонил.
- Значит, ты не виделся с ним?
- Нет.
- И он не сообщал тебе, кто убил Джулию Вулф?
- Нет.
- И ты солгал Дороти?
Он опустил голову, уставился в пол и кивнул головой.
- Я... Это... Наверное, я на самом деле сказал так из ревности. - Он посмотрел на меня; теперь лицо его было пунцовым. - Понимаете, раньше Дороти, глядя на меня, полагала, будто практически обо всем я знаю больше, нежели все остальные, и она, видите ли, обращалась ко мне, если хотела узнать что-либо, и всегда поступала так, как я ей говорил, а потом, когда она стала часто видеться с вами, все изменилось. Она уже смотрела снизу вверх на вас и уважала вас больше... то есть, это вполне естественно, и было бы глупо с ее стороны так не делать, поскольку здесь никакого сравнения и быть не может, но я... я, наверное, ревновал и осуждал... ну, не то чтобы осуждал - ведь я и сам смотрел на вас снизу вверх, - однако, мне хотелось как-нибудь вновь произвести на нее впечатление - вы, пожалуй, назовете это бравадой, - и, получив письмо отца, я соврал, будто регулярно встречаюсь с ним, и будто он рассказал мне о том, кто совершил эти убийства, так как я надеялся, что она подумает, будто мне известно то, чего не знаете даже вы. - Гилберт, словно выбившись из сил, остановился и вытер лицо носовым платком.
Мне снова удалось одержать верх в молчаливом поединке с Гилдом, и он, наконец, произнес:
- Ну что ж, по-моему, ничего такого страшного ты не натворил, сынок, если только ты уверен, что не утаиваешь какие-нибудь факты, о которых нам следует знать.
Мальчик покачал головой.
- Нет, сэр, я ничего не утаиваю.
- А тебе ничего не известно о цепочке и ножике, которые твоя мать передала нам?
- Нет, сэр, я и узнал-то о них только после того, как мама вам их отдала.
- Как она себя чувствует? - спросил я.
- О, с ней все в порядке, по-моему, правда, она сказала, что сегодня не будет вставать с постели.
Глаза Гилда сузились.
- А что с ней случилось?
- Истерика, - сказал я ему. - Они вчера поссорились с дочерью, и Мими сорвалась.
- Поссорились на почве чего?
- Кто их знает - обычная ссора между женщинами из-за сущих пустяков.
- Хм-м-м, - протянул Гилд и почесал подбородок.
- Флинт сказал правду о том, что у тебя не было возможности отыскать тот документ? - спросил я у Гилберта.
- Да. Я не успел даже дверь закрыть, как он на меня набросился.
- Гениальные детективы со мной работают, - проворчал Гилд. - А он не кричал: "Ату его!", когда на тебя бросился? Ну да ладно. Что ж, сынок, я могу сделать две вещи, и на которой из них остановлюсь, зависит только от тебя. Я могу задержать тебя на некоторое время, а могу и отпустить в обмен на обещание, что, если отец с тобой свяжется, ты тут же дашь мне знать, и расскажешь, о чем он будет с тобой говорить и где назначит встречу.
Я заговорил прежде, чем Гилберт успел открыть рот:
- Вы не можете этого от него требовать, Гилд. Речь ведь идет о его родном отце.
- Не могу, вот как? - Нахмурившись, он посмотрел на меня. - А разве это не в интересах его отца, если он действительно невиновен?
Я ничего не ответил.
Постепенно лицо Гилда просветлело.
- Ну ладно, сынок, тогда, предположим, я возьму с тебя слово. Если твой отец или кто-нибудь еще попросит тебя что-либо сделать, ты скажешь им, что не можешь, поскольку дал мне честное слово?
- Вот это звучит разумно, - сказал я.
- Да, сэр, даю вам слово, - ответил Гилберт.
Гилд сделал широкий жест рукой.
- О'кей. Ну, тогда беги.
Мальчик встал и сказал:
- Большое вам спасибо, сэр. - Он повернулся ко мне. - Вы не собираетесь сегодня...
- Подожди меня на улице, - сказал я, - если не спешишь.
- Я подожду. До свидания, лейтенант Гилд, и еще раз спасибо. - Гилберт вышел.
Гилд схватил телефонную трубку и приказал немедленно найти книгу "Хорошие манеры" и принести ее к нему вместе со всем содержимым. Сделав это, он заложил руки за голову и принялся покачиваться на стуле.
- Итак?
- Кто его знает, - сказал я.
- Послушайте, неужели вы до сих пор полагаете, что это сделал не Уайнант?
- Какая разница, что я там полагаю? Вместе с показаниями Мими у вас против него много улик.
- Разница довольно большая, - заверил он меня. - Мне бы очень хотелось знать, что вы думаете и почему вы так думаете.
- Моя жена считает, что он кого-то покрывает.
- Вот как? Хм-м-м. Я никогда не относился к числу тех, кто приуменьшает значение женской интуиции, а миссис Чарльз, если вы позволите мне так выразиться, чрезвычайно умная женщина. А кого, по ее мнению, Уайнант покрывает?
- Когда я в последний раз с ней разговаривал, она еще не решила.
Гилд вздохнул.
- Что ж, вероятно, тот документ, за которым он послал парнишку, что-нибудь да прояснит.
Однако документ ничего не прояснил: людям Гилда в квартире убитой женщины так и не удалось найти ни его, ни экземпляра "Хороших манер".

XXIX
Гилд опять вызвал рыжего Флинта и принялся с пристрастием его допрашивать. Рыжий полицейский обильно потел, потеряв фунтов десять веса, однако, продолжал утверждать, что у Гилберта не было возможности ни к чему в квартире прикоснуться, и что за время его, Флинта, дежурства из комнаты не могла пропасть ни одна пылинка. Он не помнил, чтобы ему на глаза попадалась книга под названием "Хорошие манеры", но он и не относился к числу людей, которые обычно запоминают книжные названия. Флинт изо всех сил старался помочь и выдвигал идиотские предположения до тех пор, пока Гилд не прогнал его прочь.
- Парнишка, по-видимому, ждет меня на улице, - сказал я, - на случай, если вы считаете, что дальнейшая беседа с ним может быть полезной.
- А вы как считаете?
- Вряд ли.
- Ну, тогда ладно. И все же, черт возьми, кто-то забрал эту книгу, и я переверну...
- Почему? - спросил я.
- Что - "почему"?
- Почему вы уверены, что она была там, и что кто-то непременно ее забрал?
Гилд почесал подбородок.
- Что вы хотите этим сказать?
- Уайнант не пришел на встречу с Маколэем в "Плазе" в день убийства, не совершал самоубийства в Аллентауне, он пишет, что получил от Джулии Вулф только тысячу долларов, когда мы думаем, что он должен получить пять тысяч, он сообщает, будто они с ней были лишь друзьями, когда мы считаем, что они были любовниками, он слишком часто нас разочаровывает, и потому мне трудно верить ему на слово.
- Факт тот, что я бы его скорее понял, - сказал Гилд, - если бы он либо явился к нам, либо пустился в бега. А то, что он, внося сумятицу в дело, появляется то здесь, то там, не укладывается ни в какие рамки.
- Вы наблюдаете за его мастерской?
- Мы вроде как присматриваем за ней. А что?
- Не знаю, - честно признался я. - Просто он указал нам на массу вещей, которые никуда нас не привели. Может, нам следует обратить внимание на те вещи, о которых он ничего не говорит, а мастерская - одна из таких вещей.
- Хм-м-м, - произнес Гилд.
- Оставляю вас наедине с этой блестящей идеей, - сказал я и надел пальто и шляпу. - Предположим, мне нужно будет связаться с вами поздно вечером: каким образом я смогу это сделать?
Он дал мне свой номер телефона, мы пожали друг другу руки, и я ушел.
Гилберт Уайнант ждал меня в коридоре. Никто из нас не проронил ни слова, пока мы не сели в такси. Затем он спросил:
- Лейтенант думает, что я говорил правду, не так ли?
- Конечно. А разве это не так?
- О, так, однако, люди не всегда тебе верят. Вы ничего не скажете маме о том, что произошло?
- Нет, если только ты сам меня не попросишь.
- Спасибо, - сказал он. - Как вы думаете, где перед молодым человеком открывается больше возможностей: на востоке или на западе?
Отвечая, я представил себе, как Гилберт работает на лисьей ферме у Гилда.
- Сейчас трудно сказать. Хочешь поехать на запад?
- Не знаю. Мне бы хотелось чем-нибудь заняться. - Он принялся возиться со своим галстуком.
Следующие пару кварталов мы проехали в молчании.
Затем Гилберт сказал:
- Мне бы хотелось задать вам еще один странный вопрос: что вы думаете обо мне? - Похоже, он задал этот вопрос еще более серьезно, чем несколько дней тому назад Элис Куинн.
- Ты совершенно нормальный, - ответил я ему, - и в то же время совершенно ненормальный.
Он отвернулся и посмотрел в окно.
- Я так безнадежно молод.
Мы опять помолчали. Затем он кашлянул, и у его рта появилась тонкая струйка крови.
- Этот здоровяк сильно тебя зашиб, - сказал я.
Он стыдливо кивнул и приложил к губам носовой платок.
- Я не очень сильный.
У "Кортлэнда", выходя из такси, Гилберт упорно отказывался от моей помощи и уверял, что дойдет и сам, однако я поднялся вместе с ним наверх, поскольку иначе он бы наверняка не сказал ни слова о состоянии своего здоровья Мими.
Я позвонил прежде, чем он успел достать свой ключ, и Мими открыла дверь. Увидев у Гилберта синяк, она выпучила глаза.
- Ему здорово досталось, - сказал я. - Уложи его в постель и вызови врача.
- Что случилось?
- Уайнант втравил его в одно дело.
- В какое?
- Не стоит об этом беспокоиться, пока мы не приведем Гилберта в порядок.
- Но Клайд был здесь, - сказала она. - Поэтому я тебе и звонила.
- Что?
- Он правда был здесь. - Она энергично кивнула головой. - И спрашивал, где Гил. Он просидел здесь с час или даже больше и ушел всего минут десять назад.
- Ну хорошо, давай уложим Гилберта в постель.
Гилберт упрямо настаивал на том, что ему не нужна помощь, поэтому я оставил его наедине с матерью в ванной и прошел к телефону.
- Звонил кто-нибудь? - спросил я Нору, когда на другом конце провода услышал ее голос.
- Так точно, сэр. Месье Маколэй и Гилд, кроме того мадам Йоргенсен и Куинн просили, чтобы вы с ними связались. От детей пока звонков не поступало.
- Когда звонил Гилд?
- Минут пять назад. Ты не будешь возражать, если сегодня пообедаешь в одиночестве? Ларри пригласил меня на новый спектакль Осгуда Перкинса.
- Хорошо. Увидимся позже. Я позвонил Маколэю.
- Встреча отменяется, - сказал он. - У меня новости от нашего друга, и одному лишь Господу Богу известно, что он замышляет. Слушай, Чарльз, я иду в полицию. С меня хватит.
- Думаю, теперь другого выхода не остается, - сказал я. - Я и сам собирался звонить в полицию. Я у Мими. Он был здесь десять минут назад. Мы только что с ним разминулись.
- Что он там делал?
- Я как раз собираюсь попытаться это выяснить.
- Ты серьезно хотел звонить в полицию?
- Конечно.
- Тогда, может, ты так и сделаешь, а я сейчас приеду?
- Договорились. До скорого.
Я позвонил Гилду.
- После вашего ухода появились кое-какие новости, - сказал он. - Вам удобно будет обсуждать их там, где вы сейчас находитесь?
- Я у миссис Йоргенсен. Мне пришлось доставить парнишку домой. Ваш рыжий здоровяк так зашиб его, что у Гилберта где-то внутри открылось кровотечение.
- Я убью эту гориллу! - прорычал Гилд. - Тогда нам лучше сейчас не говорить.
- У меня тоже есть кое-какие новости. По словам миссис Йоргенсен, Уайнант был здесь сегодня почти в течение часа и ушел всего за несколько минут до того, как приехал я.
Несколько секунд он молчал, а затем сказал:
- Ничего не предпринимайте. Я сейчас же приеду.
Когда я искал номер телефона Куиннов, в гостиную вошла Мими.
- Ты думаешь, у Гилберта серьезные ушибы? - спросила она.
- Не знаю, но лучше немедленно вызвать врача. - Я подвинул к ней телефон. Когда она, позвонив, положила трубку на место, я сказал: - Я сообщил полиции, что Уайнант был здесь.
Она кивнула.
- Потому я тебе и звонила, чтобы спросить, следует им сообщать или нет.
- Я также звонил Маколэю. Он скоро приедет.
- Он не имеет права отнимать их у меня! - возмущенно сказала она. - Клайд передал мне их добровольно - они принадлежат мне.
- Что принадлежит тебе?
- Эти облигации, эти деньги.
- Какие облигации? Какие деньги?
Она подошла к столу и выдвинула ящик.
- Видишь?
В ящике лежали три пачки, перехваченных широкими резинками облигаций, поверх которых лежал розовый чек на десять тысяч долларов компании "Парк Эвенью Траст", выписанный на имя Мими Йоргенсен, подписанный Клайдом Милером Уайнантом и датированный третьим января тысяча девятьсот тридцать третьего года.
- Датирован пятью днями раньше действительного срока, - сказал я. - Что за чушь?
- Он сказал, что сейчас на его счету не наберется такой суммы, и он, вероятно, не сможет в течение еще двух-трех дней сделать новый вклад.
- По этому поводу разразится настоящая буря, - предупредил я ее. - Надеюсь, ты к ней готова.
- Я не понимаю, почему, - запротестовала она. - Не понимаю, почему мой муж - мой бывший муж - не имеет права обеспечить меня и своих детей, если он этого хочет.
- Хватит, Мими. Чем ты его купила?
- Купила?
- Ну да. Что ты пообещала сделать в ближайшие несколько дней? Ведь он пригрозил устроить все так, что если ты этого не сделаешь, деньги по чеку получить будет невозможно, верно?
Она состроила гримасу, выражавшую нетерпение.
- В самом деле, Ник, иногда со своими дурацкими подозрениями ты производишь впечатление недоумка.
- Я учусь быть недоумком. Еще три урока, и можно будет получать диплом. Но помни, я предупреждал тебя вчера, что ты, возможно, окончишь свои дни в...
- Прекрати, - крикнула она и закрыла мне рот своей ладонью. - Зачем ты постоянно твердишь это? Ты ведь знаешь, меня это сводит с ума, и... - Голос ее смягчился, и в нем появились льстивые интонации. - Ты же видел, что мне пришлось пережить в последние дни, Ник. Неужели ты не можешь быть хоть чуточку добрее?
- Не беспокойся насчет меня, - сказал я. - Беспокойся насчет полиции. - Я опять подошел к телефону и позвонил Элис Куинн. - Это Ник. Нора сказала, что ты...
- Да. Ты не видел Харрисона?
- Нет, с тех пор, как привез его к тебе, не видел.
- Если увидишь, не говори ему о том, что я нагородила тебе вчера вечером, ладно? Я сказала это не всерьез, совсем не всерьез.
- Я и не думал, что ты говорила всерьез, - заверил я ее. - Кроме того, я в любом случае ничего бы ему не сказал. Как он себя сегодня чувствует?
- Он ушел.
- Что?
- Он ушел. Он меня бросил.
- Он и раньше уходил. Он вернется.
- Я знаю, но на сей раз мне страшно. Он не поехал в контору. Надеюсь, он просто напился где-то и... но на сей раз мне страшно. Ник, ты думаешь, он и правда любит эту девушку?
- По-моему, он сам полагает, что любит.
- Он тебе так говорил?
- Если бы и сказал, то это ничего бы не значило.
- Как ты думаешь, имеет смысл с ней поговорить?
- Нет.
- Может, ты с ней побеседуешь? Ты думаешь, она его любит?
- Нет.
- Что с тобой? - раздраженно спросила она.
- Нет. Я не дома.
- Что? А, ты имеешь в виду, что звонишь из какого-то места, где тебе неудобно говорить?
- Правильно.
- Ты... ты у нее дома?
- Да.
- А она там?
- Нет.
- Ты думаешь, она с ним?
- Не знаю. Не думаю.
- Может, позвонишь мне, когда сможешь спокойно говорить, или, еще лучше, навестишь меня?
- Конечно, - пообещал я и повесил трубку.
Голубые глаза Мими насмешливо наблюдали за мной.
- Кое-кто всерьез обеспокоен проказами моей дочурки? - Не дождавшись от меня ответа, она рассмеялась и спросила: - Дороти до сих пор строит из себя убитую горем деву?
- Наверное.
- Она всегда будет изображать саму невинность, - пока рядом будут люди, готовые ей верить. И ты, Ник - подумать только! - попался на ее удочку, ты, который боится верить даже в... ну... в то, например, что я всегда стараюсь говорить только правду.
- Это мысль, - сказал я. Прежде, чем я успел продолжить, в дверь позвонили.
Мими открыла врачу - он представлял собой кругленького, пухленького, слегка сгорбленного пожилого мужчину, с пингвиньей походкой, - и провела его к Гилберту.
Я опять открыл ящик стола и посмотрел на облигации; их общая номинальная стоимость, прикинул я, составляла тысяч шестьдесят, а на бирже за них дали бы сразу примерно четверть или треть этой цены.
Когда в дверь вновь позвонили, я задвинул ящик и впустил Маколэя. Он выглядел усталым. Не снимая пальто, он уселся и сказал:
- Ну что ж, говори - я готов к самому худшему. Что ему здесь было нужно?
- Пока не знаю, Мими только успела показать мне облигации и чек.
- Об этом мне известно. - Он покопался в кармане и протянул мне письмо:

"Дорогой Герберт!
Сегодня я передам миссис Мими Йоргенсен ценные бумаги, перечисленные ниже, а также чек "Парк Эвенью Траст" на десять тысяч долларов, датированный третьим января. Прошу тебя позаботиться о том, чтобы к этому дню на счету было достаточно денег для выдачи по чеку. Я мог бы предложить, чтобы ты продал еще какие-нибудь акции, однако полностью полагаюсь на твое решение. Судя по всему, я не смогу сейчас оставаться в Нью-Йорке и, вероятно, вернусь сюда только через несколько месяцев, но время от времени я буду давать о себе знать. Прошу извинить за то, что не могу задержаться до вечера и встретиться с тобой и Чарльзом.
Искренне твой,
Клайд Миллер Уайнант"

Под размашистой подписью находился список облигаций.
- Как оно к тебе попало? - спросил я.
- С посыльным. Как ты думаешь, за что он заплатил ей?
Я покачал головой.
- Я пытался выяснить. Она сказала, что он хотел "обеспечить ее и своих детей".
- Это вероятно, как вероятно и то, что она говорит правду.
- Я хотел спросить насчет облигаций, - сказал я. - Мне казалось, что все его состояние находится в твоих руках, верно?
- Мне тоже так казалось, но этих облигаций у меня не было, и я даже не знал, что они существуют. - Он поставил локти на колени и подпер голову руками. - Если сложить все те вещи, о которых я не знаю...

XXX
В гостиную вошли Мими и врач. Слегка натянуто Мими сказала Маколэю:
- О, добрый день. - Они пожали друг другу руки. - Это доктор Грант - мистер Маколэй - Мистер Чарльз.
- Как себя чувствует пациент? - спросил я.
Доктор Грант откашлялся и сказал, что, по его мнению, с Гилбертом ничего страшного не произошло - синяки, небольшое кровотечение, разумеется - однако, ему следует полежать в постели. Он опять откашлялся, сказал, что был счастлив с нами познакомиться, и Мими проводила его к выходу.
- Что случилось с парнем? - спросил меня Маколэй.
- Уайнант послал его черт знает зачем в квартиру Джулии, а там он напоролся на усердного полицейского.
Мими вернулась в гостиную.
- Мистер Чарльз уже рассказал вам об облигациях и о чеке? - спросила она Маколэя.
- Я получил записку от Уайнанта, где он сообщает, что передает их вам, - сказал Маколэй.
- Тогда, наверное, не возникнет никаких...
- Сложностей? Думаю, не возникнет.
Она слегка расслабилась, а глаза ее чуть потеплели.
- Я и не понимала, почему они должны возникнуть, но он, - она указала пальцем на меня, - любит меня пугать.
Маколэй вежливо улыбнулся.
- Могу я спросить, сообщил ли мистер Уайнант что-либо о своих планах?
- Он говорил что-то о том, что, вроде бы, собирается куда-то уехать, но, боюсь, я не слишком внимательно слушала. Не припоминаю, сказал ли он мне, куда и когда уезжает.
Демонстрируя свой скептицизм, я издал ворчание; Маколэй притворился, будто верит ей.
- А вы не припоминаете, говорил ли он что-нибудь о Джулии Вулф или о своих проблемах, или же о чем-нибудь еще, хоть как-то связанном с убийством? - спросил он.
Она энергично помотала головой.
- Ни слова, я точно помню, ни единого слова. Я спрашивала его об этом, но вы же знаете, каким несносным он бывает, когда на него находит. Мне так ничего и не удалось из него вытянуть по этому поводу, кроме нечленораздельного ворчания.
Я задал вопрос, который Маколэй, будучи слишком воспитанным, не осмеливался задать:
- А о чем он говорил?
- Практически, ни о чем, только о нас самих и о детях, в особенности о Гилберте. Ему очень хотелось увидеть Гила, и он прождал почти целый час, надеясь, что тот придет. Он также расспрашивал о Дороти, но, как мне показалось, не проявлял при этом особого интереса.
- А не говорил ли он о том, что писал Гилберту?
- Ни слова. Если хотите, могу повторить весь наш разговор. Я не знала, что он собирался приехать, он даже не позвонил снизу. Просто-напросто в дверь позвонили, а когда я открыла, там стоял Клайд; он еще больше постарел с тех пор, как я видела его в последний раз, и, кажется, еще больше похудел; я сказала: "О, Клайд", или что-то еще в этом духе, а он спросил: "Ты одна?" Я ответила, что одна, и он вошел. Потом он...
В дверь опять позвонили, и она направилась в прихожую.
- Что ты об этом думаешь? - тихим голосом спросил Маколэй.
- Когда я начну верить Мими, - ответил я, - надеюсь, у меня хватит здравого смысла не признаваться в этом.
Мими вернулась в гостиную с Гилдом и Энди. Гилд кивнул мне, пожал Маколэю руку, повернулся к Мими и сказал:
- Что ж, мэм, мне придется просить вас рассказать...
Маколэй перебил его:
- А что если сначала я расскажу вам свои новости, лейтенант? Эти события произошли раньше, и...
Гилд махнул адвокату своей ручищей.
- Валяйте. - Он уселся на диван.
Маколэй рассказал ему то, что рассказывал мне еще утром. Когда он упомянул о том, что я был в курсе этих событий с самого утра, Гилд бросил на меня укоризненный взгляд, и потом, в течение всего рассказа, полностью меня игнорировал. Гилд не прерывал Маколэя, кратко и ясно излагавшего события. Дважды Мими хотела сказать что-то, но умолкала и продолжала слушать. Закончив рассказ, Маколэй протянул Гилду письмо, в котором речь шла о чеке и облигациях.
- Это принес мне сегодня посыльный.
Гилд внимательно прочитал письмо и обратился к Мими:
- Теперь вы, миссис Йоргенсен.
Она рассказала ему то, что уже рассказывала нам о визите Уайнанта, подробно, когда Гилд терпеливо ее расспрашивал, останавливалась на деталях, однако, при этом упорно утверждала, будто Уайнант, по поводу Джулии Вулф или ее убийства, не сказал ни слова, будто, передавая ей чек и облигации, он просто сказал, что хочет обеспечить ее и своих детей, и будто она не знает, куда и когда он уезжает, хотя Уайнант вроде и упоминал об этом. Казалось, явное всеобщее недоверие к ее словам нисколько не смущает Мими. Она закончила свой рассказ с улыбкой на губах и сказала:
- Во многих отношениях он очень мил, хотя, конечно, совершенно безумен.
- Вы хотите сказать, что он в полном смысле слова сумасшедший, - спросил Гилд, - а не просто человек со странностями?
- Да.
- Почему вы так думаете?
- О, с ним надо пожить, чтобы убедиться, насколько он безумен в действительности, - легкомысленно ответила она.
Гилда ее рассказ, судя по всему, не удовлетворил.
- Во что он был одет?
- На нем был коричневый костюм, коричневое пальто, шляпа, коричневые же, по-моему, ботинки, белая рубашка, серый галстук то ли с красными, то ли с красно-коричневыми фигурками.
Дернув головой, Гилд сделал знак Энди.
- Позвони.
Энди вышел.
Гилд почесал подбородок и, нахмурившись, погрузился в мысли. Мы все за ним наблюдали. Убрав руку от подбородка, он посмотрел сначала на Мими, потом на Маколэя и, словно не замечая моего присутствия, спросил:
- Кто-нибудь из вас знает человека с инициалами Д. В. К.?
Маколэй медленно покачал головой.
- Нет. А что? - спросила Мими. Гилд, наконец, посмотрел на меня.
- А вы?
- Не знаю.
- А что? - повторила Мими.
- Постарайтесь припомнить, - сказал Гилд. - Скорее всего, он должен был иметь дела с Уайнантом.
- Как давно?
- Сейчас трудно сказать. Может, несколько месяцев тому назад, а может, и несколько лет. Он, по всей видимости, должен быть довольно крупным, широколицым мужчиной с толстым животом и, вероятно, хромым.
Маколэй вновь покачал головой.
- Никто, напоминающий ваше описание, мне на ум не приходит.
- Мне тоже, - сказала Мими, - но я умираю от любопытства. Скажите же нам, в чем дело.
- Разумеется, скажу. - Гилд вытащил из нагрудного кармана сигару, посмотрел на нее и положил обратно. - Под полом в мастерской Уайнанта обнаружен труп мужчины, имевшего подобную внешность.
- Ого! - сказал я.
Мими зажала руками рот и ничего не сказала. Глаза ее округлились и словно остекленели. Маколэй, нахмурившись, спросил:
- Вы уверены? Гилд вздохнул.
- Вы же понимаете, что в подобном случае я бы не стал строить догадки, - сказал он устало.
Маколэй покраснел и смущенно улыбнулся.
- Это был, конечно, глупый вопрос. Как вам удалось его обнаружить?
- Ну, мистер Чарльз неоднократно намекал, что нам следует обратить внимание на мастерскую, поэтому, полагая, что мистер Чарльз - человек, которому наверняка известно намного больше, нежели он рассказывает другим, я сегодня утром послал своих людей покопаться в мастерской. Мы уже обыскивали ее раньше и ничего там не нашли, но на сей раз я приказал разобрать этот сарай на части, поскольку присутствующий здесь мистер Чарльз говорил, что нам следует обратить на него внимание. И присутствующий здесь мистер Чарльз был прав. - Гилд холодно и недружелюбно посмотрел на меня. - В конце концов, они заметили, что небольшой участок цементного пола выглядит чуть менее затоптанным, чем остальная его поверхность, и поэтому взломали цемент на этом участке; там-то и покоились бренные останки мистера Д. В. К. Что вы об этом думаете?
Маколэй сказал:
- Я думаю, что Чарльзу в голову пришла чертовски удачная догадка. - Он повернулся ко мне. - Каким образом ты...
Гилд перебил его.
- Мне кажется, вы неправильно выразились. Называя это простой догадкой, вы не оцениваете по достоинству тонкий ум присутствующего здесь мистера Чарльза.
Маколэя озадачил тон, которым Гилд произнес эту фразу. Он вопросительно посмотрел на меня.
- Меня ставят в угол за то, что я не рассказал лейтенанту Гилду о, состоявшемся сегодня утром, нашем разговоре, - объяснил я.
- Дело помимо всего прочего и в этом тоже, - спокойно согласился Гилд.
Мими рассмеялась, а когда Гилд сурово взглянул на нее, одарила его извиняющейся улыбкой.
- Каким образом был убит мистер Д. В. К.? - спросил я.
Гилд замялся, словно не мог решить, стоит ли отвечать на мой вопрос, затем слегка пожал широкими плечами и сказал:
- Пока я не знаю, каким образом и как давно. Я еще не видел сам труп, вернее, то, что от него осталось, а медицинский эксперт, когда я в последний раз с ним разговаривал, еще не закончил работу.
- Вы сказали, "то, что от него осталось"? - спросил Маколэй.
- Вот именно. Его распилили на куски и похоронили в известняковом или каком-то другом растворе, так что, согласно полученному мною докладу, плоти на нем почти не осталось, однако, вещи его связали в узел и положили рядом с ним, и те из вещей, которые лежали внутри, довольно неплохо сохранились, поэтому мы можем по ним кое-что узнать. Кроме того, там находился обломок трости с резиновым наконечником. Поэтому мы и решили, что он, наверное, был хромой, и... - Вошел Энди, и Гилд оборвал себя на полуслове. - Ну что?
Энди с мрачным видом покачал головой.
- Похоже, никто не видел, как он приходил или уходил. Это напоминает шутку про парня, который был настолько худым, почти прозрачным, что ему приходилось дважды становиться на одно и то же место, чтобы отбросить тень.
Я рассмеялся - не над шуткой - и сказал:
- Уайнант не настолько худ, однако, он достаточно худ, почти прозрачен, скажем, так же прозрачен, как бумага, из которой сделан этот чек и на которой написаны все эти письма.
- Что такое? - требовательно спросил Гилд; лицо его покраснело, а глаза стали сердитыми и подозрительными.
- Он мертв. И мертв уже давно, а живым он бывал только на бумаге. Я готов поспорить даже на деньги, что это его кости находились под полом рядом с одеждой толстого, хромого мужчины.
Маколэй наклонился ко мне.
- Ты в этом уверен, Чарльз? Гилд прорычал, обращаясь ко мне:
- Что за номер вы еще задумали?
- Готов поспорить, если хотите. Кому пришло бы в голову столько возиться с трупом, а потом оставить такую вещь, от которой легче всего избавиться - одежду - совершенно нетронутой, если только он не...
- Но одежда не была совершенно нетронутой. Она...
- Естественно. Это навело бы на подозрения. Ее следовало частично уничтожить, оставив невредимым лишь то, что внушило бы вам мысль, какую необходимо было внушить. Готов побиться об заклад, что инициалы находились на видном месте.
- Не знаю, - уже менее сердито сказал Гилд. - Они выгравированы на пряжке ремня.
Я расхохотался.
Суровым голосом Мими произнесла:
- Но это же смешно, Ник. Разве это мог быть Клайд? Ты ведь знаешь, что сегодня он был здесь. Ты знаешь, что он...
- Тс-с-с. С твоей стороны очень глупо играть ему на руку, - сказал я ей. - Уайнант мертв, твои дети, по всей видимости, являются его наследниками, а это даст тебе больше денег, чем лежит сейчас в ящике стола. Зачем тебе соглашаться на меньшую часть, когда ты можешь забрать все?
- Я не понимаю, о чем ты говоришь, - сказала Мими. Она сильно побледнела.
Маколэй произнес:
- Чарльз полагает, будто Уайнанта здесь сегодня не было, а облигации и чек ты получила от кого-то другого, или, возможно, сама их украла. Так? - спросил он меня.
- Почти.
- Но это же смешно, - настаивала Мими.
- Подумай хорошенько, Мими, - сказал я. - Представь себе, что Уайнанта убили три месяца назад, а труп его выдали за труп другого человека. Предполагается, будто он уехал, поручив управление своими делами Маколэю. Таким образом, все его состояние полностью остается в руках Маколэя на веки вечные или, по крайней мере, до тех пор, пока Маколэй его не потратит, поскольку ты не в силах даже...
Маколэй поднялся и сказал:
- Не знаю, к чему ты клонишь, Чарльз, но я...
- Успокойтесь, - сказал ему Гилд. - Пусть он договорит.
- Он убил Уайнанта, он убил Джулию и он же убил Нанхейма, - заверил я Мими. - Чего ты хочешь? Стать следующей жертвой в его списке? Ты должна прекрасно сознавать, что после того, как ты пришла ему на помощь, сказав, будто видела Уайнанта живым - ведь это же его слабое место, поскольку до сих пор лишь он один уверял, будто видел Уайнанта после октября месяца, - он не станет рисковать и ждать, пока ты передумаешь; не станет, потому что куда проще убрать тебя при помощи того же пистолета и возложить вину на Уайнанта. И ради чего ты идешь на это? Ради каких-то вшивых облигаций, ради жалких крох, тогда как ты можешь через своих детей прибрать к рукам все состояние, если мы докажем, что Уайнант мертв.
Мими повернулась к Маколэю и сказала:
- Ах ты крыса!
Разинув рот, Гилд воззрился на нее, удивившись ее последней ремарке гораздо больше, нежели всему тому, что было сказано ранее.
Маколэй сделал резкое движение. Я не стал дожидаться и смотреть, что он будет делать, а ударил его в подбородок левой рукой. Удар получился неплохой, он попал, куда надо и уложил Маколэя на пол, однако, я почувствовал жгучую боль в левом боку и понял, что рана, оставленная пулей Морелли, открылась.
- Чего вы еще ждете? - прорычал я Гилду. - Может, упаковать его для вас в целлофан?

XXXI
Когда я вошел в свой номер в гостинице "Нормандия", было уже почти три часа утра. Нора, Дороти и Ларри Краули сидели в гостиной, Нора и Ларри играли в трик-трак, а Дороти читала газету.
- Их и в самом деле убил Маколэй? - немедленно спросила Нора.
- Да. В утренних газетах есть что-нибудь об Уайнанте?
Дороти ответила:
- Нет, только о том, что Маколэй арестован. А что?
- Маколэй убил и его тоже.
- Правда? - спросила Нора.
- Черт меня побери! - произнес Ларри.
Дороти заплакала. Нора удивленно посмотрела на нее. Всхлипывая, Дороти пробормотала:
- Я хочу домой, к маме.
Ларри предложил без особого энтузиазма:
- Буду рад отвезти тебя домой, если...
Дороти сказала, что хочет уехать. Нора суетилась вокруг нее, однако, при этом не пыталась уговаривать ее остаться. Ларри, старавшийся не показывать слишком явно свое нежелание провожать Дороти, взял шляпу и пальто. Они вышли.
Нора закрыла за ними дверь и прислонилась к ней спиной.
- Объясните мне все, мистер Чараламбидес, - сказала она.
Я покачал головой.
Она уселась рядом со мной на диване.
- Ну же, давай. И если ты пропустишь хотя бы одно слово, я сделаю...
- Прежде, чем я скажу хоть слово, мне придется выпить.
Она выругалась и принесла мне стакан с виски.
- Он сознался?
- С какой стати он будет сознаваться? Он не может рассчитывать на снисхождение, будучи замешанным в убийстве первой степени. Районный прокурор вряд ли позволит ему отделаться обвинением в убийстве второй степени - слишком уж много было убийств, и, по крайней мере, два из них Маколэй совершил преднамеренно.
- Но он точно совершил их?
- Конечно.
Она отодвинула в сторону мою руку со стаканом, который я совсем уж было поднес к губам.
- Хватит с меня отговорок, рассказывай все по порядку.
- Ну, судя по всему, Маколэй и Джулия в течение некоторого времени обкрадывали Уайнанта. Маколэй проиграл слишком много денег на бирже и узнал о прошлом Джулии, как и намекал Морелли; вот они и объединились против старика. Сейчас мы проверяем счета Маколэя и Уайнанта, и нам, очевидно, не составит особого труда проследить по финансовым документам, как деньги переходили с одного счета на другой.
- Значит, вы не знаете наверняка, воровал ли Маколэй у Уайнанта?
- Конечно же, мы знаем. Иначе и быть не может. Скорее всего, Уайнант третьего октября собирался куда-то ненадолго уехать, поскольку он действительно снял со счета в банке пять тысяч, но не закрыл свою мастерскую и не отказался от квартиры. Это спустя несколько дней сделал за него Маколэй. В ночь на третье октября Уайнант был убит у Маколэя дома в Скарсдейле. Мы знаем это, потому что утром четвертого октября, когда женщина, которая днем готовила для Маколэя, а вечером уходила к себе домой, явилась на работу, Маколэй встретил ее у порога и под смехотворным предлогом уволил на месте, выплатив деньги за две недели вперед и не позволив при этом переступить порог его дома - очевидно, из боязни, что она обнаружит труп или пятна крови.
- Каким образом вы узнали об этом? И не вздумай опускать подробности.
- При помощи обычной рутины. Естественно, схватив его, мы сразу направились к нему в контору, а затем на дом, чтобы опросить всех, кто на него работал - сама знаешь, как это делается: "Где вы были в ночь на шестое июля тысяча восемьсот девяносто четвертого года", и так далее, - и новая кухарка сообщила, что работает на Уайнанта только с восьмого октября: ну, а дальше было совсем просто. Кроме того, мы обнаружили столик, на котором остались плохо отмытые пятна, и мы надеемся, что это пятна человеческой крови. Ребята из экспертизы сейчас соскабливают со столика верхний слой; посмотрим, что они из этого выжмут. - (Позднее оказалось, что это были пятна бычьей крови).
- Значит, вы не уверены, что он...
- Хватит повторять одно и то же. Конечно же, мы уверены... Иначе и быть не может. Уайнант узнал, что Джулия и Маколэй обкрадывают его, и, ко всему прочему, решил - справедливо или несправедливо - будто Джулия еще и изменяет ему с Маколэем - а мы знаем, что Уайнант был очень ревнивым, - поэтому с теми доказательствами, которыми располагал, пошел выяснять с адвокатом отношения, и Маколэй, боясь угрожавшей ему тюрьмы, убил старика. Только не надо говорить, будто мы не уверены. Иначе просто быть не могло. В общем, он оказывается с трупом на руках, а от трупа избавиться труднее всего. Можно, я остановлюсь на секунду и сделаю глоток виски?
- Только один, - сказала Нора. - Но ведь это лишь гипотеза, верно?
- Можешь называть это, как угодно. Меня оно вполне устраивает.
- Но я думала, что человека всегда считают невиновным до тех пор, пока не докажут обратное, и если возникают серьезные сомнения, то...
- Это касается присяжных, а не сыщиков. Ты вычисляешь парня, который, по-твоему, совершил убийство, сажаешь его в каталажку, оповещаешь всех окружающих, будто полагаешь, что он виновен, помещаешь его фотографию во всех газетах, районный прокурор строит дело на тех фактах, которыми ты располагаешь, а ты тем временем там и сям собираешь дополнительные сведения, а потом начинают приходить люди, увидевшие фотографию в газетах - включая и тех, кто никогда не счел бы парня виновным, если бы ты его не арестовал, - и рассказывают о подозреваемом всякие вещи, и, в конце концов, ты сажаешь его на электрический стул. - (Два дня спустя одна женщина в Бруклине признала в Маколэе некоего Джоржа Фоули, снимавшего у нее в течение последних трех месяцев квартиру).
- Но все это выглядит так шатко...
- Когда убийство спланировано при помощи математических правил, - сказал я, - то и раскрыть его можно только при помощи математических правил. Но большинство убийств - включая, в частности, и это - не имеет к математике никакого отношения. Я не собираюсь оспаривать твои представления о том, что правильно, а что неправильно, однако, когда я говорю, будто он расчленил труп и перевез его в город в сумках, я лишь высказываю наиболее вероятное предположение. Это должно было произойти шестого октября или чуть позднее, ибо именно тогда он уволил двух, работавших в мастерской Уайнанта механиков - Прентиса и Мак-Нотона - и закрыл мастерскую. Итак, он похоронил Уайнанта под полом, положил рядом с ним одежду полного мужчины, трость хромого человека и ремень с инициалами Д. В. К., позаботившись о том, чтобы они не слишком пострадали от раствора извести - или другого раствора, которым он воспользовался с целью до неузнаваемости изменить внешний вид трупа, - и вновь зацементировал пол над могилой. Пока мы занимаемся полицейской рутиной и опросом свидетелей, у нас есть весьма неплохие шансы на то, что нам удастся выяснить, где он купил или каким-то другим способом достал одежду, трость и цемент. - (Позднее мы установили, где он взял цемент - Маколэй купил его у торговца углем и деревом, жившего в Верхнем городе - но наши попытки обнаружить происхождение остальных вещей успеха не имели).
- Надеюсь, - не очень оптимистично произнесла она.
- Значит, с этим мы покончили. Возобновив аренду мастерской и не проводя там никаких работ - якобы поддерживая ее в готовности к возвращению Уайнанта - он может быть уверен - достаточно уверен - что могилу никто не обнаружит, а если кто-нибудь случайно и обнаружит, то подумает, будто толстый мистер Д. В. К. - к тому времени плоть Уайнанта, разъеденная раствором, исчезнет, а по костям невозможно определить, толстым был человек или худым, - убит Уайнантом, и это в свою очередь объяснит, почему Уайнант скрывается. Провернув все это, Маколэй подделывает доверенность на то, чтобы распоряжаться состоянием Уайнанта и с помощью Джулии принимается переводить деньги покойного Клайда на свой счет. Теперь я опять начинаю теоретизировать. Джулии не нравится это убийство, она напугана, и Маколэй не слишком уверен, что она его не выдаст. Поэтому он заставляет ее порвать с Морелли, мотивируя разрыв ревностью Уайнанта. Он опасается, что в минуту слабости она может признаться Морелли, а по мере того, как приближается время выхода из тюрьмы близкого дружка Джулии Фэйса Пепплера, Маколэй начинает все больше и больше нервничать. Он чувствовал себя в безопасности, пока Пепплер оставался в тюрьме, поскольку Джулия вряд ли стала бы писать ему что-нибудь в письмах, которые проходят через руки администрации, но теперь... В общем, Маколэй начинает строить планы, и вдруг разыгрывается настоящее светопреставление. В город приезжает Мими с детьми и начинает охотиться за Уайнантом, затем приезжаю я и поддерживаю с ними регулярные контакты, и Маколэй думает, будто я помогаю им. Он не хочет рисковать и решает убрать Джулию. Пока рассказ тебе нравится?
- Да, но...
- Дальше будет хуже, - заверил я ее. - В тот день по пути к нам на обед он останавливается и звонит себе в контору, притворившись, будто он - Уайнант, и назначает ту самую встречу в гостинице "Плаза", желая убедить всех в присутствии Уайнанта в городе. Уйдя от нас, он направляется в "Плазу", расспрашивает там людей, не видели ли они Уайнанта, чтобы подкрепить свою историю фактами, затем с той же целью звонит в свою контору и спрашивает, не поступало ли новостей от Уайнанта, и, наконец, звонит Джулии. Она сообщает ему, что ждет Мими, и что та заподозрила ее во лжи, когда Джулия сказала ей, будто не знает, где находится Уайнант; при этом Джулия, по всей видимости, была сильно напугана. Тогда он решает, что должен опередить Мими и не позволить ей расспрашивать Джулию, и он опережает. Маколэй быстро едет туда и убивает Джулию. Стрелок он отвратительный. Во время войны я видел, как он стреляет. Скорее всего, он не попал в нее первой пулей - той, что угодила в телефон - и не смог прикончить ее последующими четырьмя, однако, вероятно, подумал, что она мертва, к тому же ему в любом случае необходимо было убираться оттуда до приезда Мими, поэтому Маколэй оставил на полу цепочку Уайнанта, которую привез с собой, чтобы подбросить в качестве решающей улики - кстати, факт, что он хранил цепочку в течение трех месяцев наводит на мысль, что он с самого начала планировал убить Джулию, - и направился в контору инженера Херманна, где, воспользовавшись благоприятной ситуацией, обеспечил себе алиби. Он не предвидел - да и не мог предвидеть - две вещи: то, что его, когда он будет выходить из квартиры Джулии, увидит, ошивавшийся неподалеку в надежде поближе сойтись с секретаршей, Нанхейм, - а, может, даже и услышит выстрелы, - и то, что Мими, замыслив заняться шантажом, припрячет цепочку в надежде использовать ее для оказания нажима на своего бывшего мужа. Поэтому Маколэю пришлось ехать в Филадельфию и посылать оттуда телеграмму мне, а также письма себе и - чуть позже - тетушке Элис - если Мими подумает, будто Уайнант пытается бросить на нее подозрение, она придет в ярость и передаст полиции улику против Уайнанта. Впрочем, ее желание насолить Йоргенсену чуть не портит все дело. Кстати, Маколэй знал, что Йоргенсен - это Розуотер. Сразу после убийства Уайнанта он нанял сыщиков, которые занялись сбором информации о Мими и ее семье - ведь их заинтересованность в получении наследства делала их потенциально опасными, - и сыщики установили, кем являлся Йоргенсен. Мы нашли их отчеты среди других бумаг Маколэя. Естественно, он делал вид, будто собирает эту информацию по просьбе Уайнанта. Затем он начал беспокоиться из-за меня, из-за того, что я не верил, будто Уайнант виновен, и...
- А почему ты не верил?
- А с какой стати ему было писать письма, компрометирующие Мими - единственного человека, который помогает ему, скрывая важную улику? Поэтому-то я и полагал, будто цепочка была подброшена; возможно, я даже проявил слишком большую готовность поверить в то, что ее подбросила Мими. Маколэй беспокоился также из-за Морелли, поскольку не хотел, чтобы подозрение падало на тех, кто мог, выгораживая себя, навести подозрение на кого-нибудь еще. С Мими все было в порядке, потому что в конечном итоге она бросила подозрение на Уайнанта, но с остальными дело обстояло хуже. Только при такой ситуации, когда подозрение падало на одного лишь Уайнанта, Маколэй мог чувствовать себя спокойно, будучи уверенным в том, что никто не заподозрит, будто Уайнант мертв, а если Маколэй не убивал Уайнанта, то у него не было причин совершать остальные убийства. Наиболее очевидной вещью во всем этом деле, ключом ко всему этому делу являлось то, что Уайнант должен был быть мертв.
- Ты хочешь сказать, будто догадывался об этом с самого начала? - с подозрением глядя на меня, спросила Нора.
- Нет, дорогая, хотя мне должно быть стыдно, что я не догадался сразу, однако, как только я услышал о трупе под полом, я готов был спорить, что это труп Уайнанта, даже если бы все медицинские эксперты поклялись, будто труп женский. Это должен был быть Уайнант. Иначе быть просто не могло.
- По-моему, ты страшно устал. Наверное, поэтому ты так и говоришь.
- Кроме того, Маколэя беспокоил также Нанхейм. Наведя полицию на Морелли - дабы просто продемонстрировать свою полезность - Нанхейм отправился к Маколэю. Здесь я опять гадаю, милая. Мне тогда позвонил мужчина, назвавшийся Альбертом Норманом, и наш разговор был прерван шумом на том конце провода. Думаю, Нанхейм пошел к Маколэю и потребовал определенную сумму за молчание, а когда Маколэй попытался блефовать, Нанхейм сказал, что покажет ему, где раки зимуют, и позвонил мне, чтобы назначить со мной встречу и выяснить, не куплю ли я у него эту информацию: тогда Маколэй вырвал у него телефон и как-то откупился от Нанхейма - возможно, просто обещанием, - однако, после того, как мы с Гилдом побеседовали с Нанхеймом, и он сбежал от нас, он позвонил Маколэю и потребовал окончательного расчета - возможно, речь шла о довольно круглой сумме, - пообещав уехать из города подальше от нас, везде сующих свой нос сыщиков. Мы знаем, что он звонил в тот день - телефонистка Маколэя припомнила, как позвонил некий мистер Альберт Норман, и Маколэй сразу же после разговора с ним ушел, - так что нечего строить мину по поводу этого моего... э-э... умозаключения. У Маколэя хватало ума не доверять Нанхейму, даже если бы он ему заплатил, поэтому он заманил Нанхейма в вероятно заблаговременно выбранное место и разделался с ним, устранив, таким образом, еще одну проблему.
- Вероятно, - сказала Нора.
- В нашем деле это слово приходится употреблять довольно часто. Письмо Гилберту было написано с единственной целью показать, что у Уайнанта был ключ от квартиры Джулии, а послал он парня в квартиру лишь для того, чтобы тот попал в руки полицейских, которые обязательно выжали бы из него информацию о письме и о ключе. Затем Мими, наконец, отдает цепочку, однако, тем временем появляется еще одна проблема. По наущению Мими у Гилда возникают некоторые подозрения на мой счет. Мне кажется, что когда Маколэй приехал ко мне сегодня утром со своей фальшивой историей, он намеревался заманить меня в Скарсдейл и убрать, вписав таким образом мое имя под номером три в список жертв Уайнанта. Возможно, он просто передумал, возможно, ему показалось, будто я что-то подозреваю, поскольку слишком легко согласился поехать к нему без полицейских. Как бы то ни было, ложь Гилберта относительно того, что он встречался с Уайнантом, навела Маколэя на другую мысль. Если бы ему удалось убедить кого-нибудь сказать, будто он видел Уайнанта, и каким-то образом заставить его не отрекаться от своих слов впоследствии... А вот этот момент мы уже точно установили.
- Слава Богу.
- Маколэй приехал к Мими сегодня - он поднялся двумя этажами выше ее квартиры и затем спустился по лестнице, чтобы лифтеры впоследствии не могли припомнить, как он выходил у ее дверей, - и сделал Мими предложение. Он сказал, что никаких сомнений относительно вины Уайнанта быть не может, однако, полиции вряд ли удастся поймать его. В то же время все состояние Уайнанта находится в его, Маколэя, руках. Он никак не может его присвоить, однако, может устроить так, что присвоит состояние она - если поделится с ним. Он даст ей облигации, которые лежат у него в кармане, и чек, но Мими должна будет сказать, что передал их ей Уайнант, а еще она отправит письмо - которое тоже лежит у него в кармане - ему, Маколэю, якобы от Уайнанта. Он заверил Мими, что Уайнант, будучи в бегах, не сможет опротестовать этот дар, и что кроме ее и детей в состоянии никто не заинтересован, и потому вопросов относительно их сделки не возникнет. Мими не очень благоразумна, когда у нее появляется шанс получить деньги, поэтому предложение это ее вполне устраивало, а Маколэй получил то, что хотел - свидетеля, который видел Уайнанта живым. Он предупредил ее, что все подумают, будто Уайнант заплатил ей за какие-то услуги, но если она просто будет это отрицать, то никто ничего не докажет.
- Значит, он просто готовил почву, когда сказал тебе сегодня утром, будто Уайнант велел ему выдать Мими любую сумму, какую она попросит?
- Возможно: а, может, такая идея у него тогда еще только вызревала. Теперь ты удовлетворена тем, что мы против него имеем?
- Да, в какой-то степени. Улик против него довольно много, но все они не слишком убедительны.
- Достаточно убедительны, чтобы отправить его на электрический стул, - сказал я, - а это самое главное. В эту версию вписываются все детали, и мне трудно представить себе какую-либо другую версию, которая бы все так учитывала. Естественно, неплохо было бы найти еще пистолет и пишущую машинку, на которой он печатал письма от Уайнанта; они должны находиться в таком месте, где он легко мог ими воспользоваться в случае необходимости. - (Позднее мы нашли пистолет и машинку в бруклинской квартире, которую он снимал под именем Джорджа Фоули).
- Может, ты и прав, - сказала Нора, - однако, мне всегда казалось, что сыщики ждут до тех пор, пока все мельчайшие подробности не...
- А потом удивляются, каким образом подозреваемый успел добраться до самой отдаленной из тех стран, с которыми у нас нет договора о выдаче преступников.
- Ну ладно, ладно. Ты все еще хочешь уехать завтра в Сан-Франциско? - рассмеялась она.
- Нет, если только ты туда не торопишься. Давай еще немного побудем здесь. Из-за всех этих приключений мы здорово отстали в употреблении спиртных напитков.
- Я согласна. Как ты думаешь, что теперь будет с Мими, Дороти и Гилбертом?
- Ничего нового. Они по-прежнему останутся Мими, Дороти и Гилбертом, так же как мы с тобой останемся Чарльзами, а Куинны - Куиннами. Убийство не так сильно меняет чью-либо жизнь за исключением убитого и - иногда - убийцы.
- Может быть, - сказала Нора, - однако, это вызывает чувство неудовлетворенности.



далее: 40 >>

Дэшил Хэммет. Тонкий человек
   40